Размышления над «пятью пунктами кальвинизма»

Гололоб Г.А.

Всем хорошо известны т.н. «пять пунктов кальвинизма» (полная испорченность, безусловное избрание, ограниченное искупление, непреодолимая благодать, неотступность святых). При этом часто их толкуют настолько сложно, что простому человеку трудно понять не столько их теоретический, сколько практический смысл. Например, ему бывает трудно понять, какое влияние эти постулаты кальвинизма оказывают на вопрос спасения. Ниже мы попробуем представить их практическое значение в таком вопросе, как принятие грешником Божьего спасения.

Полная испорченность

Этот пункт содержит в себе явное преувеличение библейской доктрины о нашей греховности. Во-первых, кальвинисты не проводят никакого различия между корпоративной виной, о которой говорит Павел в Рим. 5:12, и виной личной, о которой он говорит в Рим. 11:20-22. Почему важно об этом помнить? Вопрос спасения зависит не от корпоративной греховности людей, а от их личной или индивидуальной. Поскольку коллективная вина людей имеет отношение только к земному, но не к потустороннему существованию, Бог, наказав их за грех Адама в земном их существовании, не осуществляет еще одного наказания в вечности.

Стало быть, греховность наша лишь затрудняет осуществление нашего личного (морального или духовного) выбора, но не определяет его полностью. Это значит, что каждый из нас несет ответственность лишь за собственный грех, а не за грех Адама. Это значит, что мы подвержены наказанию Божьему не за то, что Адам заразил нас своей порочностью, а за личную солидарность с его грехом (см. «ибо умерший оправдался от греха» в оригинале текста Рим. 6:7 и «почитайте себя мертвыми для греха» в тексте Рим. 6:11).

О различии, существующем между физическим и духовным аспектами человеческой греховности, ясно говорит следующий текст Писания: «Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием; но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих. Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти?» (Рим. 7:22-24). Здесь четко различаются между собой «внутренний человек», находящий удовольствие в законе Божьем, или «закон ума моего» и «члены тела смерти», «делающие меня пленником закона греховного».

Заметьте, человек — пленник греха лишь в физической сфере его жизни, но в духовной остается свободным существом, поскольку здесь сказано: «желание добра есть во мне» (ст. 18). Следовательно, всякий человек — грешник вдвойне: свободной грешащий в своей душе и вынужденно грешащий в своем теле. Очевидно, что этот текст Писания относится к состоянию каждого еврея, который был лишь просвещен законом, но не возрожден благодатью Христовой. Поэтому хотя и просвещенный Божьим законом каждый еврей здесь полностью похож на невозрожденного язычника, как и написано: «как Иудеи, так и Еллины, все под грехом» (Рим. 3:9). Впрочем, по-своему «просвещен» и каждый язычник (см. «дело закона у них написано в сердцах» в тексте Рим. 2:15).

Уточняя, в чем же собственно проявляется это рабство «закону греховному», Павел пишет: «Ибо, когда мы жили по плоти, тогда страсти греховные, обнаруживаемые законом, действовали в членах наших, чтобы приносить плод смерти» (Рим. 7:5). Получается, закон Божий лишь обнаруживает «страсти греховные», но не позволяет избавиться от них. Поэтому спасти человека он не может. Кроме того, «противостояние» (а не взаимоисключение) имеет место между нашим «умом» и нашими «страстями», которые не желают покориться его требованиям (см. «плотские помышления… да и не могут» в тексте Рим. 8:7), а значит «действуют» подсознательным образом (см. «что ненавижу, то делаю» в ст. 15). Данное положение грешника может быть проиллюстрировано т.н. «аффектами», например, состоянием панического страха, парализующего работу сознания. Налицо состояние, когда наши чувства не подчиняются нашему разуму. Получается, что грешник «полностью испорчен» только в физической сфере своей деятельности, но не в душевной.

Данное обстоятельство хорошо объясняет то положение грешника, в котором он что-то «может» делать, а что-то «не может». Иными словами, заслужить себе спасение добрыми делами он не в состоянии, но принять его в дар, т.е. незаслуженным образом не только может, но и должен, поскольку именно этого требует от него Бог, как написано: «А без веры угодить Богу невозможно; ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает» (Евр. 11:6). «Искать Бога» — это обязанность каждого человека, и она не может противоречить воле Божьей, которая призывает его к этому. Стало быть, Божье требование покаяться и уверовать вполне осуществимо для грешника, которому к тому же помогает в этом вопросе и т.н. «предварительная» благодать Бога (Ин. 1:9; Деян. 17:27; Рим. 2:4).

Безусловное избрание

Этот тезис кальвинизма библейски недоказуем, поскольку безусловность в Библии имеет либо корпоративный характер (напр. Рим. 9:13), либо относится к избранию на определенное служение (напр. Ин. 15:16). В целом же вопрос спасения зависит либо от проявления человеком веры и покаяния, либо от его отказа проявлять эти качества. Поэтому в Писании говорится: «Берегитесь же, чтобы не пришло на вас сказанное у пророков» (Деян. 13:40). Стало быть, имена избранных написаны на небесах не только благодаря предузнанию их личной веры, но на условии ее реального проявления в будущем, а также и последующего устояния в ней. Если этот человек не сохранит верности своему избранию, он будет его лишен (2 Пет. 1:10; 2 Тим. 2:12).

Что же касается тех мест Писания, которые говорят о том, что Бог определял чье-либо спасение предвечным образом (напр. 2 Фес. 2:13) или задолго до проявления этими людьми их личных веры и покаяния (напр. Ин. 6:44), то все они понимаются в свете признания существования такого Божьего качества, как предузнание (Рим. 8:29; 1 Пет. 1:1-2). Благодаря этому качеству Бог предузнал веру Авраама и неверие его соотечественников, раскаяние Давида и неверность Саула, сожаление о своем отречении Петра и предательство Иуды, верность Тимофея и отступничество Димаса, а затем все это включил в Свой Промысел.

При этом важно понять следующее: то, что Бог обо всем этом знал наперед, не делало его осуществление неизбежным (см. «познание» Богом греха содомлян в тексте Быт. 18:21 или предательства Иуды в тексте Ин. 6:44; 13:11). Правда, кроме этого предузнания, Бог посылает каждому человеку Свою помощь, чтобы тот смог сделать правильный выбор (см. Ин. 6:44; Рим. 2:4). Тот факт, что без Божьего «влечения» принять спасение невозможно, не означает того, что это влечение от кого-либо удержано Богом, безусловным образом. Напротив, те иудеи, которым было сказано об этом Христом (Ин. 6), были свидетелями множества чудес и призывов к уверованию Иисуса, имеющих универсальный, но непринудительный характер.

Ограниченное искупление

Этот вопрос вызывает недоумение, поскольку все свидетельства тому, что «Христос за всех умер» (см. напр. 1 Ин. 2:2; 2 Кор. 5:14-15; 1 Тим. 2:4; Евр. 2:9), в их буквальном значении приходится понимать в универсалистском смысле. Однако в действительности эти тексты Писания имеют подразумеваемый или имплицитный смысл, содержащий определенные условия. Например, когда мы читаем: «Без Меня не можете делать ничего» (Ин. 15:5), то добавляем от себя: «доброго», поскольку в реальности мы можем многое делать без Бога. Подобным же образом мы вставляем слово «возможность» в таких текстах, как «видно, и язычникам дал Бог покаяние в жизнь» (Деян. 11:18), поскольку в реальности здесь имеется в виду корпоративная группа лиц, а буквально «все» язычники не спасаются.

Почему же в тех случаях, когда речь идет о спасении «всех», не может быть той же самой необходимости? Следовательно, «Христос умер за всех» в том смысле, что обеспечил им возможность спасения. И тот факт, что некоторые из них могут лишиться даров искупления (2 Пет. 2:1-2; 1 Кор. 8:11), тому — лишнее свидетельство. Мнение же кальвинистов о том, что универсальное значение Жертвы Христа имеет отношение к спасению людей только в земной, а не в потусторонней сфере их жизни, делает поведение Бога непоследовательным. Т.н. «общая» благодать не может противоречить благодати «спасительной», поскольку в реальности осуществляет подготовительную роль в вопросе спасения (Ин. 1:9; Деян. 17:27; Рим. 2:4). Тем более, она не может носить функции погибели, как этому учат кальвинисты (см. «ведущая к покаянию» в тексте Рим. 2:4 или «оправдывающие» в тексте Рим. 2:15).

Непреодолимая благодать

Этот тезис кальвинизма является надуманным, а не библейским, поскольку существуют как реальная опасность отпадения, так и реальные свидетельства о негипотетичности этого отпадения (см. следующий пункт кальвинизма). Это значит, что люди не уверовали не по той причине, что Бог их не избрал, а Христос за них не умирал, или Бог не пожелал принудить их к спасению, а по той, что Божье предложение спасения имеет условный (Мк. 1:15; Деян. 20:21), а значит и непринудительный характер. Это значит, что объяснять неверие людей нежеланием Бога их спасти нельзя по той причине, что вопрос принятия грешником спасения зависит лишь от универсального Божьего влечения (Ин. 6:44; ср. Ин. 12:32), но не от Его принуждения.

О непринудительности Божьей благодати самым убедительным образом свидетельствуют следующие тексты Писания: «Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели!» (Мф. 23:37); «Вам первым надлежало быть проповедану слову Божию, но как вы отвергаете его и сами себя делаете недостойными вечной жизни, то вот, мы обращаемся к язычникам» (Деян. 13:46). Это значит, что люди подлежат суду за их неверие не по той причине, что они не могли уверовать, а по той, что отвергли Божье универсальное предложение спастись.

Неотступность святых

Этот пункт кальвинизма говорит о том же, что и предыдущий, только уже в отношении возможности отступления верующих людей, а не изъяснения причин неверия грешников. Сама эта возможность доказывается следующими текстами Писания: «Кто не пребудет во Мне, извергнется вон, как ветвь, и засохнет; а такие ветви собирают и бросают в огонь, и они сгорают» (Ин. 15:6). «Итак видишь благость и строгость Божию: строгость к отпадшим, а благость к тебе, если пребудешь в благости Божией; иначе и ты будешь отсечен» (Рим. 11:22). «Если терпим, то с Ним и царствовать будем; если отречемся, и Он отречется от нас» (2 Тим. 2:12).

Это значит, что люди отпали от спасительной веры не по той причине, что Бог не пожелал их сохранить в ней, а по той, что Божье избрание к спасению имеет условный, а значит и непринудительный характер. Так, Иуда Искариот был одарен как самим спасением (см. Лк. 10:20), так и всеми привилегиями апостольства, поскольку «был сопричислен к нам и получил жребий служения сего» (Деян. 1:17), но не проявил своей верности Богу и погиб, так что был назван «сыном погибели» (Ин. 17:12). Подобным образом, нельзя объяснить Божьи благословения в прежней жизни отступников иллюзорностью их спасения (см. напр. пророки Валаам и неназванный «человек Божий» из Иудеи (3 Царю 13), священники Надав и Авиуд, цари Соломон и Саул), поскольку Бог не может благословлять неизбранных к спасению теми дарами, которые приготовил только для избранных.

Заключение

Ниже мы довели тот факт, что кальвинизм искажает Священное Писание, придавая ему чуждый смысл. По этой причине мы вынуждены ввести в каждый из этих его пунктов библейское ограничение в виде слова «лишь» следующим образом.

  1. Испорченность грешника: вопрос принятия спасения грешником лишь отягощен «первородным» грехом, а не определяется им полностью.
  2. Избрание Богом: вопрос принятия спасения грешником лишь предузнан условным характером Божьего избрания, но не предопределен Им безусловным образом.
  3. Масштабы искупления: вопрос принятия спасения грешников определяется всеобщностью искупления Христа лишь в смысле предоставлении возможности спасения, а не в том смысле, что Христос за кого-то не умирал.
  4. Природа благодати: вопрос принятия грешником спасения зависит лишь от универсального Божьего влечения (см. напр. Ин. 12:32), но не Его принуждения.
  5. Неотступность святых: вопрос устояния верующим в спасении зависит лишь от условных, но не безусловных обетований или гарантий Божьих.

Итак, почему же люди не спасаются? Они не делают этого не потому что:

  1. не способны принять дар спасения;
  2. не избраны Богом;
  3. не искуплены Христом;
  4. не вынуждены верить.

Они погибают по причине того, что:

  1. отвергают реальную возможность спасения во Христе;
  2. пренебрегают условиями Божьего избрания;
  3. отказываются принять универсальные дары искупления Христова;
  4. оказывают сопротивление спасительной благодати Бога, либо не принимая ее условий, либо их нарушив после того, как однажды их восприняли.

О чем же все это свидетельствует? О том, что Богу не нужны марионеточные почитатели, поскольку «настанет время и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе» (Ин. 4:23). Иными словами, Бог «ищет» поклонения Себе только со стороны свободных существ, любящих Его не вынужденно или притворно, а истинно и свободно. И ни на что меньшее этого Он его не променяет. Кальвинизм же принуждает действовать Библейского Бога не только эгоистически, но и абсолютно волюнтаристски, как свойственно поступать восточным деспотам: «хочешь – научим; не хочешь – заставим».

Мало того, Бог оскорбляется таким поклонением, когда от Него Самого ожидают того, что в реальности Он ожидает от людей (Мк. 1:15; Деян. 20:21). Бог может терпеть данное положение вещей, если оно еще не обрело форму сознательного убеждения, но когда это уже случилось, Он вынужден признать это «искушением» Себя со всеми вытекающими отсюда последствиями. В таком случае положение кальвинистов следует признать весьма незавидным, несмотря на их голословное «прославление» Бога, которое (при внимательном рассмотрении) представляет собой то же самое, что произнесение добрых слов с худыми намерениями. Преступно хвалить Бога за универсальность и вседостаточность Его спасения и в то же самое время их отрицать на уровне вероисповедных доктрин.