«Покупайте без серебра»

Гололоб Г.А.

Поскольку спасение является Божьим даром, о его продаже-купле можно говорить только в переносном смысле – поскольку спасение имеет свои условия. Если родители говорят маленькому ребенку: «Вот твой подарок, но получишь ты его лишь тогда, когда расскажешь рождественское стихотворение», то это не значит того, что подарок перестал быть подарком и теперь его придется заслужить. Подлинная стоимость его оплачена родителями, но получить его он сможет, только выполнив это небольшое условие. Иными словами, условность спасительного дара следует отличать от его заслуживания, или оплаты. Только таким путем мы можем понять, почему в Священном Писании имеются некоторые указания на возможность «покупки» спасения. И если кого-либо интересует объяснение причины такого сравнения, то ниже мы приглашаем его рассмотреть эту тему вместе с нами.

«Искупи грехи твои правдою…»

Истина о даровом характере спасения была открыта в Священном Писании не сразу, поскольку людей еще нужно было убедить в ее необходимости. Так как первоначально Бог не указывал на различие между спасением и освящением, древние евреи думали, что спасение действительно необходимо заработать, по крайней мере, милостыней и делами добродетели: «Искупи грехи твои правдою и беззакония твои милосердием к бедным» (Дан. 4:24). «Правда прямодушных спасет их, а беззаконники будут уловлены беззаконием своим» (Притч. 11:6). «Праведность ведет к жизни, а стремящийся к злу стремится к смерти своей» (Притч. 11:19). Разумеется, Бог воздает человеку то, что он заслужил: «Тот, у которого руки неповинны и сердце чисто, кто не клялся душею своею напрасно и не божился ложно, — тот получит благословение от Господа и милость от Бога, Спасителя своего» (Пс. 23:4-5; ср. Пс. 17:21, 25). Но к какому спасению это относится — к земному или к небесному – в те времена не было понятно.

Важно отметить, что жертвоприношение снимало с человека только т.н. «грехи неведения»: «Если кто согрешит и сделает что-нибудь против заповедей Господних, чего не надлежало делать, и по неведению сделается виновным и понесет на себе грех, пусть принесет к священнику в жертву повинности овна без порока, по оценке твоей, и загладит священник проступок его, в чем он преступил по неведению, и прощено будет ему. Это жертва повинности, которою он провинился пред Господом» (Лев. 5:17-19). Грехи неведения – это неумышленные грехи или грехи опрометчивости. А как же быть с остальными – такими, как, например, грех Давида? Здесь жертв было явно недостаточно.

На горе Синай Божий народ пообещал «стараться исполнять» (Втор. 6:25; 12:1; 15:5; 19:9; 1 Пар. 22:13; 33:8) все предписанное ему Богом, но уже тогда Моисей предвидел неверность Израиля, что и подтвердилось в будущем: своими «делами» Израиль обычно лишь «раздражал» Господа (см. напр. Втор. 31:29; 4 Цар. 22:7; Пс. 105:29; Иер. 25:6). Следовательно, Божьему народу предстояло понять, что делами закона невозможно заслужить себе спасения. Поэтому Бог начал открывать Израилю предварительную истину о том, что полностью заслужить себе спасение человек посредством соблюдения требований закона не может. Это значило, что, по крайней мере, часть спасения зависела от прощения Богом вины человека. Но означало ли это то, что вторую часть спасения человек все же должен был заслужить своей добродетелью?

«Прости им грех их»

Истину о невозможности заслужить себе спасение посредством добрых дел, первым излагает нам законодатель Божьего закона — Моисей. Однажды он обращается к Богу со следующими словами: «О, народ сей сделал великий грех: сделал себе золотого бога; прости им грех их, а если нет, то изгладь и меня из книги Твоей, в которую Ты вписал» (Исх. 32:31-32). Почему Моисей построил свою просьбу к Богу таким образом, что исключил возможность даже собственного спасения? Потому что хорошо понимал то обстоятельство, что он и сам спасался, прежде всего, благодаря Божьей милости.

Эти слова говорят о твердой вере Моисея в возможность спасения только путем проявления Божьего милосердия и прощения грехов. Разумеется, милость Божья не исключала требования жить свято, но уже тогда Бог дал знать людям о том, что заслужить спасение одними добрыми делами невозможно. Таким способом Он постепенно приучивал их осознать и более глубокую истину: спасения невозможно заслужить даже путем частичного осуществления добрых дел. Почему это было важно им понять? Потому что это оставляло людям некоторый повод для самопохвальбы: заслуга если и не за все спасение, то, по крайней мере, за его часть принадлежит мне.

«Изгладь все беззакония мои»

Первым, кто заговорил о спасении как о полноценном даре Божьей милости, был Давид: «Благослови, душа моя, Господа и не забывай всех благодеяний Его. Он прощает все беззакония твои, исцеляет все недуги твои… Щедр и милостив Господь, долготерпелив и многомилостив: не до конца гневается, и не вовек негодует. Не по беззакониям нашим сотворил нам, и не по грехам нашим воздал нам: ибо как высоко небо над землею, так велика милость Господа к боящимся Его; как далеко восток от запада, так удалил Он от нас беззакония наши; как отец милует сынов, так милует Господь боящихся Его» (Пс. 102:2-3, 8-13).

Заметьте, что Давид говорит о важности прощения не некоторых, а «всех» своих грехов. Он не утверждает того, что одни его грехи Господь прощает, а за другие ему придется отработать самому. При этом, Божье прощение не исключает необходимости соблюдения человеком для обретения спасения остальных условий, таких как, например, «быть боящимся Господа». По характеру этих условий можно было видеть, что спасение зависит не столько от внешних дел человека, сколько от его внутренних убеждений. Почему в другом месте Давид говорит следующее: «Ибо жертвы Ты не желаешь, — я дал бы ее; к всесожжению не благоволишь. Жертва Богу — дух сокрушенный; сердца сокрушенного и смиренного Ты не презришь, Боже» (Пс. 50:18-19; ср. Ис. 66:2).

Неудивительно, что эту истину Бог открыл такому Своему служителю, как Давид, который хорошо знал цену прощения грехов. Если бы Бог не простил ему его грехи, не видать ему было бы своего спасения, как собственных глаз. Поэтому он молил о Божьем милосердии при помощи таких слов: «Помилуй меня, Боже, по великой милости Твоей, и по множеству щедрот Твоих изгладь беззакония мои. Многократно омой меня от беззакония моего, и от греха моего очисти меня, ибо беззакония мои я сознаю, и грех мой всегда предо мною. Тебе, Тебе единому согрешил я и лукавое пред очами Твоими сделал, так что Ты праведен в приговоре Твоем и чист в суде Твоем» (Пс. 50:3-6).

Конечно, нужно продолжать стараться жить свято, но еще более важно раскаиваться в своих грехах и доверять не столько своей святости, сколько Божьему милосердию. Проявление святости поощряется, но не включено в условие обретения спасения. Спасение оказывается скорее делом прощения Божьего, чем усердия человеческого. Поэтому Давид молит Господа: «Отврати лице Твое от грехов моих и изгладь все беззакония мои» (Пс. 50:11). Он не пытается изгладить столь серьезный грех добродетелью, поскольку Бог ее просто не примет, так что, получается, что его можно изгладить только покаянием.

«Покупайте… без платы»

Вскоре через Своих пророков Бог начал говорить о Своей безусловной в формальном отношении любви к Израилю, лишь бы он помнил о Нем: «Помни это, Иаков и Израиль, ибо ты раб Мой; Я образовал тебя: раб Мой ты, Израиль, не забывай Меня. Изглажу беззакония твои, как туман, и грехи твои, как облако; обратись ко Мне, ибо Я искупил тебя» (Ис. 44:21-22). И, тем не менее, в моральном своем измерении эта любовь содержала определенные условия: «Жаждущие! идите все к водам; даже и вы, у которых нет серебра, идите, покупайте и ешьте; идите, покупайте без серебра и без платы вино и молоко» (Ис. 55:1). Здесь мы и встречаем это выражение: «покупайте без серебра», которое означает бесплатное удовлетворение духовной жажды.

Современник Исаии пророк Михей также пишет о необходимости спасения только по Божьей милости: «Кто Бог, как Ты, прощающий беззаконие и не вменяющий преступления остатку наследия Твоего? не вечно гневается Он, потому что любит миловать. Он опять умилосердится над нами, изгладит беззакония наши. Ты ввергнешь в пучину морскую все грехи наши» (Мих. 7:18-19). Все это указывало на полную потребность Израиля в Божьей милости, единственным условием обретения которой было наличие самой этой потребности.

И все же каждый еврей одновременно и исповедовал, и боялся того, что Бог предоставляет прощение грехов только на условии обещания последующего исполнения требований закона. «И беззаконник, если обратится от всех грехов своих, какие делал, и будет соблюдать все уставы Мои и поступать законно и праведно, жив будет, не умрет. Все преступления его, какие делал он, не припомнятся ему: в правде своей, которую будет делать, он жив будет. Разве Я хочу смерти беззаконника? говорит Господь Бог. Не того ли, чтобы он обратился от путей своих и был жив?» (Иез. 18:21-23; ср. Ис. 55:7). Это означало, что в ветхозаветный период, когда Жертва Христа еще не была принесена, милость Божья оставалась во власти Его справедливости.

«Пришел взыскать и спасти погибшее»

Господь Иисус, придя на Землю для осуществление Своей спасительной миссии (Мф. 18:11; Мк. 1:15; Лк. 24:47), начал готовить к ее восприятию сознание всего народа, в целом, и Своих учеников, в частности. Тема дарового спасения Им изложена в притче о нанятых работниках (Мф. 20:1-16). И хотя здесь идет речь о плате за совершенный труд, удивительным образом она оказывается одинаковой для всех работников, несмотря на различное время труда каждого из них. Все данное положение объясняется щедростью хозяина, который проявляет необычное сострадание даже к тем, кто его фактически не был достоин. В числе незаслуженно пользующихся Божьей милостью мы находим мытарей, блудниц и различного рода калек, а в отдаленной перспективе еще и самарян, еллинов и вообще язычников.

Но эта притча ничего не говорит о спасении за что-то. Зато об этом говорят другие Его притчи: «Еще подобно Царство Небесное сокровищу, скрытому на поле, которое, найдя, человек утаил, и от радости о нем идет и продает все, что имеет, и покупает поле то. Еще подобно Царство Небесное купцу, ищущему хороших жемчужин, который, найдя одну драгоценную жемчужину, пошел и продал все, что имел, и купил ее» (Мф. 13:44-46). Здесь покупка Царства Божьего осуществляется за счет продажи «всего, что имел» человек. Это – очень интересное заявление Христа. Оказывается, получить Божий подарок невозможно, не отказавшись от кое-чего! Пусть это — не настоящая торговля, но на обмен похоже.

Апогеем этой мысли выступает история с богатым юношей. Этот человек пришел к Иисусу Христу с мучавшим его вопросом: «Учитель благий! что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную?» (Мф. 19:16). Видать, на своем веку он сделал много всего «доброго», но что же тогда его беспокоило? Какое-то смутное подозрение, что всего этого недостаточно для спасения. Наверное, его сердце не удовлетворялось тем, что он делал.  И такое настроение обычно присуще всем юношам, впервые осознающим неудобство первой торговли со своей совестью.

Ответ Иисуса озадачил многих людей – как того, так и настоящего времени: «Если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною» (Мф. 19:21). На первый взгляд кажется, что Христос предлагает ему сделать сверхдолжное по закону, так что ему должно принадлежать не просто спасение, но и «сокровище на небесах». Но при внимательном рассмотрении мы можем увидеть в Его словах определенный подтекст.

Евангелист Марк немного по-другому передает эту историю: «Иисус, взглянув на него, полюбил его и сказал ему: одного тебе недостает: пойди, все, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи, последуй за Мною, взяв крест» (Мк. 10:21). Вместо «совершенства» здесь фигурирует «взяв крест». Оказывается, богатый юноша был не готов взять свой крест, о чем Христос неоднократно говорил народу: «Так всякий из вас, кто не отрешится от всего, что имеет, не может быть Моим учеником» (Лк. 14:33). Как это похоже: «отрешится от всего, что имеет» и «продал все, что имел»! Так вот о какой продаже-купле идет речь в этих притчах Христа! Несущий крест – это приговоренный к смерти. И этот крест нужно взвалить на себя добровольно?

Богатый юноша еще мог рассчитывать услышать примерно следующее: «Ты должен пожертвовать нищим свою годовую – двух годовую — трехгодовую прибыль». И никак не ожидал того, что Иисус предложит ему отказаться от «всего, что он имел». Почему же Христос потребовал все? Очевидно, не с той целью, чтобы тот понял, что ему не хватало действительно только этого. Богатый юноша прекрасно понял, что вопрос не в деньгах. Он мог бы продать свое имущество и накопить деньги снова. Иисус Своим ответом попал ему не в бровь, а в глаз.

Очень часто Христос использовал гиперболу, например, когда Петр Его спросил, сколько раз прощать брату своему, Христос ответил: «Не говорю тебе: до семи раз, но до седмижды семидесяти раз» (Мф. 18:22). Нечто подобное имело место и здесь: если ты желаешь сделать еще что-то «доброе», то отдай нищим не часть, а все, что имеешь. И не только это, но оставь всю свою роскошную жизнь, взяв свой крест. Вместо земного благополучия – крест приговоренного к смерти? Ну это уже чрезмерно. Это уже требует не денег, не богатства, а всего сердца! Но этого молодой богач отдать не смог. Предложенная Христом сделка не состоялась.

Наконец о безусловной Божьей любви к грешнику свидетельствует притча о блудном сыне (Лк. 15). Из нее мы видим, что Божья любовь готова принять грешника назад при единственном условии — исповедании им своей вины (ст. 21; ср. Иов 42:6; Притч.

28:13; 1 Ин. 1:9), причем не только перед Богом, но, если необходимо, и перед человеком (Иак. 5:16). Это и есть та валюта, которая котируется у Бога при осуществлении спасительной денежной операции. Ничто другое для этого не подходит.

«Чтобы загладились грехи ваши…»

Проповедуя толпе своих  соотечественников, апостол Петр призывает их принять дар Божьей милости и прощения их грехов: «Покайтесь, и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов; и получите дар Святаго Духа» (Деян. 2:38). «Итак покайтесь и обратитесь, чтобы загладились грехи ваши» (Деян. 3:19). «Его возвысил Бог десницею Своею в Начальника и Спасителя, дабы дать Израилю покаяние и прощение грехов» (Деян. 5:31). Очевидно, что делами своими они «от Святого и Праведного отреклись, и просили даровать вам человека убийцу» (Деян. 3:14). Поэтому им было предложено только раскаяться и сохранять впредь это покаянное состояние. Сам Петр пережил такое состояние, когда он мог оказаться отвергнутым Богом за свои дела, но Божья милость не только простила его, но и восстановила в служении.

В положении Петра побывал также и другой великий апостол Иисуса Христа, хотя и призванный Им в последнюю очередь — Павел. Бывший гонитель Церкви Христа стал ревностным проповедником благодати Божьей, дарующей прощение грехов всем грешникам, включая и язычников. В Антиохии Писидийской Павел проповедовал следующее: «Да будет известно вам, мужи братия, что ради Него возвещается вам прощение грехов; и во всем, в чем вы не могли оправдаться законом Моисеевым, оправдывается Им всякий верующий» (Деян. 13:38-39). Обратите внимание: «оправдывается Им всякий верующий», т.е. получает спасение даром, но по вере (см. «благодатью через веру» в тексте Еф. 2:8; ср. Еф. 1:7; Кол. 1:14).

В отличие от Петра, Павел проповедует о спасении не столько через покаяние, сколько через веру, хотя оба эти действия имеют спасительное значение. Неудивительно, что Проповедуя перед ареопагом в Афинах, Павел все же требует даже от столь именитых людей покаяния: «Итак, оставляя времена неведения, Бог ныне повелевает людям всем повсюду покаяться» (Деян. 17:30). Равным образом апостол Петр учит о необходимости веры для обретения прощения грехов: «Не тленным серебром или золотом искуплены вы от суетной жизни, преданной вам от отцов, но драгоценною Кровию Христа, как непорочного и чистого Агнца, предназначенного еще прежде создания мира, но явившегося в последние времена для вас, уверовавших чрез Него в Бога, Который воскресил Его из мертвых и дал Ему славу, чтобы вы имели веру и упование на Бога» (1 Пет. 1:19-21).

«Пусть берет воду жизни даром»

Последняя книга Библии также учит о спасении даром. Кроме того, она приписывает Крови Иисуса Христа более важное значение, чем мученичеству. «Ему, возлюбившему нас и омывшему нас от грехов наших Кровию Своею и соделавшему нас царями и священниками Богу и Отцу Своему, слава и держава во веки веков, аминь» (Откр. 1:5-6). «Ибо Ты был заклан, и Кровию Своею искупил нас Богу из всякого колена и языка, и народа и племени» (Откр. 5:9). «Они омыли одежды свои и убелили одежды свои Кровию Агнца» (Откр. 7:14). «Они победили его кровию Агнца и словом свидетельства своего, и не возлюбили души своей даже до смерти» (Откр. 12:11).

Почти в самом конце этой книги мы слышим отголоски угрозы: «Се, гряду скоро, и возмездие Мое со Мною, чтобы воздать каждому по делам его» (Откр. 22:12). Но все же оканчивается она более благополучно: «Благодать Господа нашего Иисуса Христа со всеми вами. Аминь» (Откр. 22:21). А соединяет их между собой следующий текст: «И Дух и невеста говорят: прииди! И слышавший да скажет прииди! Жаждущий пусть приходит, и желающий пусть берет воду жизни даром» (Откр. 22:17). Божья справедливость не может угрожать возмездием тем, кто готов принять Его благодать, дарующую всем без какого-либо ограничения милость прощения. Если ты имеешь духовную жажду, то это обетование — для тебя!

Заключение

Божье Слово провозглашает о Божьей моральной природе две истины: Бог справедлив и Бог любвеобилен. Справедливость Божья требует от нас совершения добрых дел, что ставит нас в затруднительное положение, но Божья любовь выводит нас из него, уплатив требуемое от нас собственной ценой (см. Гал. 3:13; Евр. 10:18). Значит ли это, что делать добрые дела нам уже не нужно? Нет, это значит, что теперь мы будем их делать с более сильной мотивацией, чем раньше (Иак. 2:17, 26; Еф. 2:10). Богу более угодно получать от нас дела, исполненные чувства благодарности, чем страха наказания (1 Пет. 3:6; 1 Ин. 4:18; Рим. 8:15; 13:5). Конечно, под «страхом Божьим» мы должны понимать в Писании почитание Бога, а не мучительное ожидание осуществления угрозы наказания.

Итак, Божья любовь рассчитывает на осуществление нами добрых дел уже из других мотивов, чем зарабатывание себе спасения, или избежание суда Божьего. Может быть кому-то и нравится иметь дело с запуганными рабами (не путать с «рабством Христовым»), Христос предпочитал называть Своих учеников «друзьями» (Лк. 12:4; Ин. 15:14-15). Мало того, мы теперь можем совершать этих дел больше, поскольку не вынуждены бороться со своими страхами и сомнениями. Поэтому прощенный не может продолжать грешить, как написано: «Бог же мира, воздвигший из мертвых Пастыря овец великого Кровию завета вечного, Господа нашего Иисуса (Христа), да усовершит вас во всяком добром деле, к исполнению воли Его, производя в вас благоугодное Ему через Иисуса Христа. Ему слава во веки веков! Аминь» (Евр. 13:20-21)!