Откуда в человеке появляется спасительная вера?
Искандер Алиев
Относительно способа появления веры в сердце человека издавна и по сегодняшний день ведутся споры, пытаясь выяснить: это — инъекция от Бога, или плод Слова Божия, проросшего в сердце человека? Одна из известнейших притчей Иисуса Христа касается этой темы, но и здесь нам требуется выяснить, говорит ли она о появлении спасительной веры в человеке, или о плоде христианской жизни? Ниже мы коснемся этой темы, чтобы иметь ясность в этом вопросе, поскольку ответ на него влияет на все наше служение Богу.
Два способа объяснения спасения
В христианском богословии эта проблема значится как вопрос о взаимоотношении между Божьей благодатью и человеческой свободой воли. Кальвинисты придерживаются такого убеждения, что спасительная вера совершенно не зависит от человеческой воли, тогда как арминиане данное утверждение отвергают. И полемика эта длится уже более четырехсот лет. Основным ее камнем преткновения является выяснение способа обретения спасения от Бога человеком, предопределенным к спасению по предвечному избранию Бога.
Если выразиться более точно, что кальвинисты утверждают,  что Бог по Своей суверенной воле внедряет в духовно мертвого человека веру Божью без каких-либо условий, так что человек без сопротивления воле Божьей получает этот импульс веры, через которую Бог по благодати спасает избранного до основания мира, или от начала мира. Таким образом, Бог собирает в Церковь Христову всех тех, кто был Богом предуставлен к вечной жизни. Такое представление об обретении веры человеком называется теорией безусловного спасения.
В отличие от них, ремонстранты настаивают на условном характере спасения избранного человека, основанном на предузнании-предвидении веры в предопределенном к спасению человеке. При этом условием обретения спасения является уверование человека, осуществляемое посредством его свободной воли. Но так как Бог знал, что этот человек уверует в определенное время своей жизни на земле, то остается только дождаться этого времени согласно Божьему плану, когда человек услышит Слово Божие, и откликнется на него СВОЕЮ верой.
Кальвинистов раздражает словосочетание «свободная воля у человека, мертвого по грехам и преступлениям». Поэтому они не приемлют в духовно мертвом человеке ничего СВОЕГО,  что может быть направлено к Богу. Ремонстранты же, признавая полную греховность человеческого естества, все же не могут принять идею возникновения веры как сугубо внешней инъекции со стороны Бога, осуществляемой без какого-либо согласия самого спасаемого. Они признают только такую духовную мертвость человека, которая в определенном смысле не лишена «образа Божьего» в виде творческого разума, свободной воли и всеобъемлющих чувств, что собственно и отличает людей от других обитателей земного мира. Иными словами, арминиане признают, что физически живой человек сохраняет в своей душе свободную волю выбирать и отвергать услышанное, будучи созданным по образу Божьему.
Кальвинисты настойчиво обвиняют арминиан в том, что те приписывают СЕБЕ некоторый процент славы в деле своего спасения, ставя СЕБЕ в заслугу сам факт уверования. На это арминиане реагируют категорическим отрицанием такого обвинения, не приемля факт уверования, как дело рук человеческих. Итак, мы видим, что этот спор двух непримиримых сторон под разными формулировками вертится по кругу. Предопределению кальвинистов арминиане противопоставляют предведение Божье будущего поведения человека, а т.н. «первородному греху» — т.н. «предварительную благодать». Чтобы разрешить этот спор, остается обратиться только к Писанию.
Спасение по благодати через веру
Все верующие хорошо знают и согласны с тем, что раньше они были «мертвы по преступлениям и грехам своим, в которых некогда жили, по обычаю мира сего, по воле князя, господствующего в воздухе» (Еф. 2:1-2). И все верующие признают, что «Бог, богатый милостью, по Своей великой любви, которою возлюбил нас, и нас, мертвых по преступлениям, оживотворил со Христом, — благодатью нас спас». И мы все читаем ключевое заявление о спасении через веру, а не от дел: «Ибо благодатью вы спасены через веру, и сие не от вас, Божий дар: не от дел, чтобы никто не хвалился» (Еф. 2:8-9).
Но кальвинисты и арминиане разным образом расставляют акценты в этом бесспорном утверждении. Кальвинисты называют здесь Божьим «даром», который «не от вас», веру, необходимую для получения спасения, а арминиане – само спасение, полученное через веру. Отсюда представители кальвинизма утверждают, что Бог по Своей суверенной воле дарует мертвому по грехам человеку веру и спасение, чтобы человек, получив спасение, мог жить и освящаться верою в Иисуса Христа.
Иными словами, по-кальвинистски получается, что Бог дарует человеку и спасение, которое обретается по вере, и саму эту веру, достигающую это спасение, ибо Сам Бог предопределил этого человека к спасению, избрав его до основания мира. И никакие обстоятельства не могут нарушить этот Божий замысел в жизни человека, так что и никакая свободная воля у духовно мертвого человека не может приниматься во внимание.
В противоположность им, арминиане утверждают, что Бог дарует спасение человеку в ответ на проявление им личной веры в Иисуса Христа. Поэтому Слово Божье утверждает спасение «по благодати через веру»: «Ибо благодатью вы спасены через веру» (Еф. 2:8). И в этом утверждении нет тавтологии, поскольку Божье действие в виде заслуги сочетается с человеческим действием в виде потребности. За это кальвинисты обличают арминиан в том, что они эту веру в Иисуса Христа якобы приписывают в заслугу самим себе. Мол, не может быть у грешного человека в сердце ничего доброго и угодного Богу, а эти арминиане вот «такие молодцы», что САМИ уверовали, и таким образом САМИ проложили себе путь к спасению.
Как происходит уверование?
Кто же прав в этом противостоянии? Прав всегда Бог, ибо «праведен Господь, твердыня моя, и нет неправды в Нем» (Пс. 91:16). Все мы читаем в Писании Слова Божьего, что «вера от слышания, а слышание от слова Божия» (Рим. 10:17). Здесь ясно и понятно сказано, что необходимая человеку вера является результатом действия Слова Божия. То есть Сам Бог является инициатором этой веры в человеке. Но здесь же Дух Святой говорит и о том условии (посредством использования слова «если»), которое должно исходить от человека: «Ибо если устами твоими будешь исповедывать Иисуса Господом и сердцем твоим веровать, что Бог воскресил Его из мертвых, то спасешься, потому что сердцем веруют к праведности, а устами исповедуют ко спасению» (Рим. 10:9,10). Здесь прямо указывается на веру в Евангелие и воскресение Христа.
Более того, к делу спасения присовокуплена не только вера, но и исповедание этой веры собственными устами. Мы — все верующие, помним и признаем, что Бог не нуждается в служении рук человеческих, так что исполнением требований закона нельзя достигнуть Царства Небесного, но исповедание Иисуса Господом СВОИМИ устами, является обязательным условием для обретения спасения. Как же при этом можно говорить о безусловности спасения даже при предвечном избрании?!
Здесь же мы обнаруживаем еще одну важную мысль: «Ибо всякий, кто призовет имя Господне, спасется. Но как призывать Того, в Кого не уверовали? Как веровать в Того, о Ком не слыхали? Как слышать без проповедующего?» (Рим. 10:13-14). Сказано «всякий» — без указания на предвечное избрание. Этому «всякому» нужно только «призвать» имя Господне. Но, прежде нужно услышать и уверовать в то, что говорит проповедующий Слово Божие.
Духовно мертвый человек слышит Слово Божие от людей, говорящих или излагающих это слово в письменном виде. Последовательность передачи этого слова от проповедующего к слушающему понятна. Потом сказано, что к вере в Бога приводит слышание о Христе. И лишь после обретения веры, человек может СВОИМИ устами призвать Иисуса для получения дара спасения.
И вот теперь у нас возникает вопрос: «Может ли это исповедание веры СВОИМИ устами быть вменено в вину уверовавшему человеку, как проявление, по мнению кальвинистов, человекоцентричности? Или может ли оно быть воспринято хотя бы как какой-то процент заслуги САМОГО человека в деле спасения, которое этот человек получает от Бога? Ответ ясен, что если Сам Бог ожидает от САМОГО человека исповедания устами, то для обретения спасения это УСЛОВИЕ должно быть выполнено.
Как же тогда быть с утверждением кальвинистов о безусловности спасения по предвечному избранию Бога? Значит, сама мысль кальвинистов о даровании человеку веры, подобно вбиванию гвоздя в бревно, или инъекции, введенной в бессознательное тело, или «привинчивания руки веры» для получения спасения по Божьей благодати является неверной. Иными словами, как Бог может давать человеку то, что Он же от него и требует? Равным образом, как то, что Он Сам же требует от человека, может противоречить Его славе?
Обратите внимание на следующие слова Иисуса, говорящие о деле человека, которое угодно Богу: «Итак сказали Ему: что нам делать, чтобы творить дела Божии? Иисус сказал им в ответ: вот дело Божие, чтобы вы веровали в Того, Кого Он послал» (Ин. 6:28-29)». Здесь явно люди интересуются «делом», которое может помочь им приобрести жизнь вечную, о которой говорит Иисус. В ответ они слышат, что единственным условием обретения жизни вечной, является вера в Иисуса Христа.
Но, где же духовно мертвому человеку взять эту веру, если приходится признать, что мнение кальвинистов о безусловном даровании Богом веры не соответствует евангельскому учению о существовании для грешника определенных условий спасения? Нам остается найти ответ в Писании, где говорится об этом процессе обретения человеком веры в Слово Божье. Как появляется вера в человеке в ответ на слышание Слова Божьего?
Мы хорошо представляем себе, что речь идет о духовно мертвом человеке, в котором каким-то путем появляется вера Слову Божию и соответственно вера в Иисуса Христа, о Котором говорит это Слово.
Картину появления в человеке веры словам Бога наилучшим образом являет нам притча о сеятеле, в которой Сеятель сеет семя, которое есть Слово Божие (Мф. 13; Мк. 4; Лк. 8). Иисус показывает четыре типа людей с их индивидуальным восприятием Слова Божьего в конкретный момент времени. Собственные объяснения значения этой притчи Христом по каждому типу «сердечной почвы» очень важны для нас.
Первый тип – «это суть слушающие, к которым потом приходит диавол и уносит слово из сердца их, чтобы они не уверовали и не спаслись» (Лк. 8:12). С таким слушателем всё понятно. Но в этой фразе мы находим главную цель Бога: посеять в сердце человека Своё слово, чтобы они уверовали и спаслись.
Другой слушатель принимает слово, но жара гонения и насмешки сжигают росток, и от принятого слова не рождается вера Богу. Иной слушатель принимает слово, и в его сердце даже начинает зарождаться вера, но заботы мира и другие увлечения заглушают рост – и росток веры не выживает и не приносит плода.
И только в том сердце, которое Иисус называет «доброй почвой», Слово Божье сохраняется, возрастает и приносит плод веры. Эта и есть та спасительная вера, о появлении которой в сердце человека мы здесь и говорим. Итак, для принятия Слова Божьего необходимо «услышав слово, хранить его в добром и чистом сердце», чтобы оно могло «принести плод в терпении» (Лк. 8:15).
Но остался один вопрос: «Как Слово Божие принимается разумом человека в условиях его полной мертвости или бесчувственности к Слову Божьему? Факт духовной мертвости никто не отрицает. Конечно, человек, впервые встретившийся с Библией, ничего в ней не понимает, но отрицать на этом основании саму возможность того, что он способен поверить самым простым утверждениям Библии, нельзя. Если духовно мертвый слушатель вполне способен поверить своей обычной, душевной верой всему, чему он САМ хочет довериться, по СВОЕЙ воле, то практически любой человек может верить или не верить таким же образом и словам апостола.
Когда слова Божьи через апостола попадают в разум человека, то встречаются с еще пока обычной или душевной верой, как способностью человека свободной волей делать выбор в свою пользу, принимая то, что ему нравится, и отвергая то, что ему не нравится. Каждый человек способен делать выбор между тем, чего он хочет, и тем, чего он не хочет. Но этот  выбор у него имеет пока лишь моральный, а не духовный характер. Соответственно это еще не та вера в Бога или вера Богу, о которой говорит Писание, и на основании которой Бог вменяет праведность этому человеку, и  дарует спасение по Своей милости и благодати. Это лишь вера в то, что он действительно может быть грешником, а значит нуждаться в Божьей милости, но он в этом еще не убежден полностью.
И только позже через эту (естественную) веру т.н. «предваряющая» благодать Бога начинает действовать в человеке, приготавливая почву его сердца для полноценного принятия Слова Божьего. Иными словами, эта душевная вера только позволяет слову-семени Бога попасть в разум-почву человека. Он вполне понимает то, что от него требуется, но без предварительного содействия со стороны Божьей благодати не может самостоятельно убедиться в правоте этих требований. Конечно, он совершенно не понимает более глубоких истин Писания, «потому что он почитает это безумием» (1 Кор. 2:14), но обычные истины Слова Божьего от него не только не сокрыты, но ему и адресуются Богом (см. Мк. 1:15: Деян. 16:31).
С виду кажется, что это и есть кальвинизм, утверждающий невозможность спасения без принудительной благодати Бога, но кто сказал, что она принудительна или избирательна? В Слове Божьем благодать и милость не скрываются от кого-либо из людей, а, наоборот, адресуются всем, но без принуждения (1 Тим. 2:4; Тит. 2:11). Таким образом, мы видим, что Бог производит Свое действие в сознании человека посредством тех слов, которые попали в его разум, как семя попадает в почву, и в этой доброй почве семя начинает свой рост.
«Доброта» же этой почвы должна пониматься как готовность или предположение касательно правоты Божьей. Именно этим человек располагает к Себе Бога, Который посредством Своей «предварительной благодати» продолжает трудиться над ним до тех пор, пока тот не проявит полноту своей веры или покаяния для того, чтобы обрести дар спасения. Поэтому мы не можем сказать, что Бог просто вкладывает Свою веру в нас, когда мы обращаемся к Нему, но убеждены в том, что Божьи Слова падают на благоприятную почву человеческого сердца, которая до этого уже была подготовлена к этому восприятию «предварительной» благодатью Бога.
Итак, каково участие самого человека во всём этом процессе? Человек должен услышать и принять Слово Бога, как почва принимает семя от руки сеятеля (ср. Ин. 6:45). Поскольку человек принимает слово своим разумом и совестью, то это слово-семя может либо пустить корень в его разуме, либо потеряться, заглушиться, увянуть. Поскольку Бог сеет Своё слово не только всем людям, но и многократно, у каждого человека имеется многократная возможность его принять. Из двух рядом стоящих людей, один принимает Слово Божье, а другой теряет по причинам, имеющим отношение к «доброте и чистоте» его сердца, о чем говорит Иисус в данной притче.
Такая вера Богу, зарожденная Богом в разуме человека, принявшего Слово Божье, отличается от той схемы, которую предлагают кальвинисты, через дарование Богом веры человеку по Его суверенной воле и благодати к этому конкретному человеку. Такая «кальвинистская» вера без участия разума человека подобна инъекции, осуществленной в бессознательном состоянии. Тогда не нужно ничего искать в людях, а просто вживлять избранным от сотворения мира и предуставленным к вечной жизни людям эту инъекцию без какой-либо проповеди Евангелия.
И этой внедренной в человека верой, получается по-кальвинистски, Бог будет угождать Сам Себе, поскольку написано: «А без веры угодить Богу невозможно; ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает» (Евр. 11:6). Разумеется, в случае инъекции веры от Бога, ни о каком искании Бога не может быть и речи, хотя в реальности Бог ожидает того, чтобы Его искали Его, ощутили в себе и нашли (Мф. 7:8; Деян. 17:27; Евр. 11:6).
А в кальвинизме получается так: Сам избрал, Сам по благодати даровал веру, Сам к Себе привел, Сам заставил покаяться и поверить. Но почему-то каются не все, а только те, кто принял Слово (Ин. 1:12) и поверил в Иисуса Христа (Ин. 3:16). Значит, кальвинистская схема внедрения веры Богом в человека, не соответствует тому, что говорит Бог о произрастании веры в душе человека.
Когда ангел Гавриил принес «благословенной между женами» Марии слово о рождении Иисуса, он не просто принес и внедрил в нее это Слово от Бога, а ожидал ее разумного согласия после выяснения ею «как будет это?». «Тогда Мария сказала: се, Раба Господня; да будет Мне по слову твоему. И отошел от Нее Ангел» (Лк. 1:38).
Заключение
Основным итогом нашего изучения данного вопроса является библейское обоснование представления о том, что спасительная вера в человеке рождается от Слова Божия, которое Бог сеет в каждого человека, приходящего в мир (Ин. 1:9; Рим. 10:18). Человек должен принять это слово в свой разум, что обеспечивает проращивание этого семени в доброй почве его сердца. Эту добрую почву человеческого сердца Господь приготавливает Своей «предварительной благодатью» в тех, кто согласно Его предвечному избранию предуставлен к вечной жизни. Практика показывает, что приготовление этой почвы в сердце человека происходит не без согласия самого человека, которое выражается в его добровольном расположении к принятию Слова Божьего. Со временем такое расположение человека к Слову Божьему перерастает в добровольное чтение им всей Библии.
Итогом такого взаимодействия является то, что Бог взращивает в человеческом разуме и сердце из посеянного слова первый плод — спасительную веру, которая принадлежит исключительно этому человеку. Эта вера угодна Богу в той же мере, как угодны Ему и исходящие из нее дела. Но прежде каких-либо дел, эта вера производит в человеке покаяние в его грехах, призывание личной верой имени Господнего и принятие Святого Духа Божьего для обретения дара спасения. Мы не можем считать человеческой заслугой то, что Бог ожидает от грешника, тем более что ожидает Он от него не заслуг, а лишь нужды в Божьем даре спасения.
От выяснения этого вопроса зависит многое, поскольку ответ на него напрямую относится к проявлению нашей ответственности в деле принятия спасения в дар, т.е. к такому нашему поведению перед Богом, от которого зависит получение Его милости и благодати. Если проявление веры зависит от человека, тогда наше стремление к Богу должно иметь активный характер, если не зависит – пассивный. Если правы кальвинисты, то мы ничем не рискуем, поскольку «прыгнуть выше своей головы» все равно не сможем. Но если правыми окажемся мы, тогда кальвинисты рискуют ничего не получить от Господа, поскольку не осуществляют того, что Он от них требует. И если мы ничего не теряем, в случае если ошибемся, то кальвинисты в этом же случае теряют все. Мы можем надеяться лишь на то, что в реальности они все же не будут поступать так, как требует это их доктрина.
Одним словом, мы видим в вопросе спасения человека исполнение воли Божьей, начинающееся от его предвечного избрания и заканчивающееся вселением в его сердце Духа Божьего, когда при добровольном участии самого спасаемого происходит его Рождение Свыше. Без проявления личной веры и покаяния самим человеком Бог никого не спасает, ибо Он «требует» от него добровольной любви (см. Мф. 22:37-38) и «ищет» тех, кто будет поклоняться Ему в духе и истине (Ин. 4:23). Богу не нужны ни бесчувственные поклонники, ни безрассудные автоматы, ни безвольные марионетки. Он готовит из нас «живые камни» (1 Петр. 2:5), пишет Свою волю «на плотяных скрижалях сердца» (2 Кор. 3:3) и оживляет Своим Духом в нас то, что в духовном смысле хотя и умерло, но еще не успело полностью разложиться и исчезнуть. И все это начинается от слышания Слова Божьего, которое Бог сеет в разум и сердце человека, как семя в почву.