«Не для того… чтобы Ему служили»

Гололоб Г.А.

«Ибо и Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мк. 10:45).

Пожалуй, у каждого человека, впервые читающего Библию, рано или поздно, возникает вопрос: «Почему Бог любит грешника?» Любить Свое творение – это понятно, поскольку творить  — это природное Божье свойство. Но любить грешника – неестественно для Святого Бога. Нам говорят: «Потому что Христос Своей Жертвой удовлетворил все требования, выдвигаемые к ним со стороны Божьей справедливости». Однако почему Он это сделал? Почему оказалась возможной сама Голгофская Жертва? Этот вопрос — из числа «хороших», и ниже мы попытаемся ответить на него.

От градации к равенству

Некоторые слова Иисуса Христа нас просто шокируют. Например, в тексте, который мы использовали в качестве эпитета нашей статьи, удивляет не только то, что Иисус Христос, будучи Богом, способен «служить» человеку, но и то, что Он делает это по отношению к абсолютно всем людям, поскольку слово «многие» на библейском языке означает «все» (см. напр. Рим. 5:18). Но абсолютно все люди — грешны, так что получается, Иисус Господь не только искупает, но и служит грешному человечеству? Каким же образом Ему удалось переступить через Собственную святость? А Он ее никогда и не переступал, поскольку она была у Него такой изначально.

Уже в Ветхом Завете мы обнаруживаем тот факт, что Божья святость (праведность) включает в себя любовь (милость) и не может рассматриваться без нее. Детально об этом пишет Кеннет Бейли в своей книге «Иисус глазами Ближнего Востока» (Черкассы: Смирна, 2015). Я здесь приведу лишь места Писания, сочетающие внутри Божьей природы праведность и милость, поскольку в мышлении евреев все это было одним целым. Например, «Благ и праведен Господь, посему наставляет грешников на путь» (Пс. 24:8). «Милостив Господь и праведен, и милосерд Бог наш» (Пс. 114:5). «Праведен Господь во всех путях Своих и благ во всех делах Своих» (Пс. 144:17).

Такими же были и Божьи требования к человеку: «О, человек! сказано тебе, что — добро и чего требует от тебя Господь: действовать справедливо, любить дела милосердия и смиренномудренно ходить пред Богом твоим» (Мих. 6:8). «Производите суд справедливый и оказывайте милость и сострадание каждый брату своему» (Зах. 7:9). Поэтому «боящийся Бога» назван следующим образом: «Благ он и милосерд и праведен» (Пс. 111:4). Им вторит апостол Павел в Новом Завете: «Плод Духа состоит во всякой благости, праведности и истине» (Еф. 5:9).

Но о приоритете любви в Божьем характере наиболее ясно говорит Новый Завет. Так, Сам Христос говорит: «Пойдите, научитесь, что значит: милости хочу, а не жертвы? Ибо Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию» (Мф. 9:13). Ему вторит апостол Иаков: «Ибо суд без милости не оказавшему милости; милость превозносится над судом» (Иак. 2:13). И завершает эту картину апостол Иоанн: «И мы познали любовь, которую имеет к нам Бог, и уверовали в нее. Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем» (1 Ин. 4:16). Важно отметить, что всякий человек, хоть каким-то образом «пребывающий в любви», «знает» Бога в спасительном смысле этого слова.

Получается, что Христос искупил грехи всего человечества по той причине, что к этому Его подталкивала изначально Его Божественная природа. Представление о святости Бога, проявляющей себя помимо Его любви, – это миф, навеянный людям сатаной. Врагу душ человеческих было выгодно представить Бога в собственном образе – Выискивателя человеческих грехов и Получателя большого удовлетворения от их наказания. Поэтому кальвинисты, опирающиеся на такой (сугубо справедливый) образ Бога, хотя и применимо только к одной части человечества, все равно льют воду на мельницу дьявола.

Библейский образ Бога не таков. В действительности справедливость Бога всегда была уравновешена Его любовью в самом Его естестве, и только в истории человечества проявилась в своей высшей форме на Голгофском кресте. И этот баланс моральных свойств Бога проявляется равным образом по отношению ко всем человеческим существам, склонным к согрешению. Бог создавал их не духовными автоматами, но свободными существами, а значит знал заранее, что они будут согрешать. Поэтому на несовершенство человеческой природы Он реагировал не оскорблением или отвращением, а состраданием и сожалением. Вот почему важно иметь правильное представление о моральном характере Боге.

Низвержение клеветы дьявола

Предшествующий контекст нашего текста говорит о том, что в среде верующих не может быть духовного неравенства: «Но между вами да не будет так: а кто хочет быть большим между вами, да будем вам слугою; и кто хочет быть первым между вами, да будет всем рабом» (Мк. 10:43-44). И этот тезис объясняется тем фактом, что Бог Сам практикует к людям моральный, а не правовой подход. Он хочет, чтобы люди не испытывали унижения при общении с Ним. Он хочет общаться с ними на равных! Он хочет быть их не Царем или Верховным Повелителем, а Отцом и Другом! Возможности такого положения вещей никак не предполагал враг душ человеческих – дьявол.

Если говорить о личности дьявола и его отношении к Богу, нам приходится объяснить причины его отпадения от Него. Обычно считается, что этой причиной является его гордость, но возможно она не существовала в чистом своем виде. В книге Откровение содержится один интересный в связи с этой мыслью текст: «Ныне настало спасение и сила и царство Бога нашего и власть Христа Его, потому что низвержен клеветник братий наших, клеветавший на них пред Богом нашим день и ночь. Они победили его кровию Агнца и словом свидетельства своего, и не возлюбили души своей даже до смерти» (Откр. 12:10-11). Этот текст относит начало победы Бога над дьяволом к «низвержению» клеветы последнего, направленной на верующих людей.

Оказывается, основная борьба между Богом и дьяволом ведется не в материальной или в духовной области, а именно в идейной. Поэтому победа Бога над сатаной должна выразиться в эсхатологическом торжестве Его правоты в извечно ведущемся споре. Поэтому и написано, что они «победили его… словом свидетельства своего». Перед лицом смерти они (мученики за веру во Христа) не откажутся от своего убеждения в том, что правым остается Бог. В чем именно: истину следует отстаивать без насилия. Именно поэтому вместо мести и плотского соревнования Божьи люди проявят христианский дух кротости и смирения, любя своих врагов и преследователей.

Откуда мы можем видеть это непротивление, тем более из книги, призывающей верующих к эсхатологической мести и воздаянию? Дело в том, что все образы книги Откровение взяты из Ветхого Завета, кроме одного исключительного – ненасилия. Впрочем, последнее также присутствует в образных выражениях текста Ис. 11:1-9. Евреи и большое число  христиан ошибочно понимает этот текст буквально, упустив из виду то важное обстоятельство, что ветхозаветные пророки обычно облекали свои пророчества в  иносказательную оболочку. Именно поэтому мы не доверяем буквальному пониманию «Тысячелетнего царства» – такое понятие отсутствует в ветхозаветных пророчествах (присутствуй оно там, мы получили бы надежное основание рассматривать его в качестве не литературного образа, а предсказанной реальности).

«Клевета» дьявола – это не просто ложь, а ложь, прикрытая Божьей святостью и справедливостью. Фактически дьявол стал на путь злоупотребления Божьей справедливостью, считая, что Бог способен только требовать от несовершенного существа повиновения, и в самом лучшем случае будет пытаться помочь ему достигнуть этого повиновения, но никогда не согласится проявить это повиновение вместо него. Но Бог оказался не настолько гордым, как дьявол. Он не просто требовал от человека повиновения, не просто помогал достигнуть требуемого, но и возложил на Себя всю ответственность за его выполнение. Человеку осталось только принять дар спасения личной верой и все. По этой причине дьявол не смог разгадать цели Божественного Воплощения. Он не мог даже подумать, что во имя любви Бог способен даже стать в положение грешника и понести его наказанием на Себе.

Одним словом, клевета дьявола по отношению к братьям» состоит в неустанном нашептывании сатаны на ухо верующих: «Этот грех тебе не простится, ведь ты согрешил, зная истину». Да, мы ошибаемся и падаем, даже будучи верующими людьми. И этот факт сатана считал погибельным для всех людей: сама Божья святость расправится с грешником. Важно отметить, что эта же святость предъявляет те же претензии и людям верующим. И здесь знание Божьих требований только увеличивает вину согрешающих. Апостол Павел называл данное положение тем, что «грех становится крайне грешен посредством заповеди» (Рим. 7:13).

Но «Христос искупил нас от клятвы закона, сделавшись за нас клятвою — ибо написано: проклят всяк, висящий на древе» (Гал. 3:13). Слово «клятва» здесь означает «проклятие». Христос избавил нас от проклятия или наказания закона, и тем самым опроверг великую ложь сатаны, направленную как против грешных людей (кем бы они ни были), будто они не могут быть прощены, так и против Самого Бога, будто Он не желает простить. Вопреки обману сатаны, Бог убеждает каждого грешника в Своей милости или готовности простить его грехи на условиях проявления им личных покаяния и веры.

Оказывается, у основания всей мировой и даже космической истории лежит великий спор между Богом и дьяволом о принципах управления мирозданием. Здесь важно понять, что этот спор изначально велся не о том, кто сильнее, а о том, кто прав. Бог считал, что мир должен управляться по законам любви, а дьявол, Ему возражая, отдавал предпочтение справедливости (неслучайно, сатана в Библии первоначально выступал в роли судебного обвинителя или прокурора). В данном смысле дьявол представлен в Писании «противником» (значение слова «сатана» в оригинале) Бога, а Бог — дьявола. Следует полагать, что разрешению этого спора и была посвящена космическая и человеческая история. Этим же разрешением завершится вся ангельская и человеческая драма. В конце концов, выяснится, кто же был прав в этом споре – Бог или дьявол.

Новизна Нового Завета

Богословие Нового Завета имеет ряд специфических особенностей, отличающих его от ветхозаветного богословия. Если не учитывать этих особенностей, существует большой риск связывать между собой оба библейских завета неправильным образом – либо ошибочно подменяя один другим, либо признавая преимущество одного над другим ложным образом. В действительности же, Новый Завет базируется на Ветхом, по некоторым вопросам простираясь дальше него. И в этом своем дальнейшем продвижении вперед он подсказывает нам, как правильно понимать Ветхий Завет, поскольку основание или фундамент дома всегда соответствует или отвечает расположению стен этого дома.

Новый Завет отличается от Ветхого, прежде всего, тремя следующими темами: универсальность Божьей любви, природная испорченность человека и принцип ненасилия. Главная из них, конечно же, первая. Тема служения относится ко всем трем. Поскольку Бог объявил предметом Своей любви всех людей, оправдание по вере стало доступно не только евреям, но и язычникам (см. напр. Рим. 4:3; Евр. 11:7). Поскольку люди грешны, они нуждаются в помощи, а значит и в служении. Поскольку истину нельзя отстаивать при помощи насилия, необходимо практиковать взаимную любовь.

Именно благодаря этой новизне Божий народ в Ветхом Завете устроен иерархично, а в Новом – соборно, т.е. равноправно. Именно поэтому в Ветхом Завете к Богу можно было приблизиться только через какое-то посредство (священников, пророков, законников), но в Новом – напрямую. Именно поэтому в Ветхом Завете Божьи люди служили по принципу «меньший старшему» (см. напр. Евр. 7:7), а в Новом – один другому (см. напр. Мк. 10:42-45). Одним словом, Новый Завет поднял взаимоотношения между людьми на небывалую высоту благодаря лучшему пониманию как моральной природы Бога, так и конкретных Его целей в истории человечества и общего Промысла Божьего как такового.

Евреи считали Божью любовь всеохватной лишь по отношению к ним одним. Только их Бог может любить безраздельно. Только их Он может благословлять безусловно. Только им прощать их грехи и т.д. Но вот пришел Мессия и заявил нечто парадоксальное, выраженное апостолом Петром таким образом: «Во всяком народе боящийся Его и поступающий по правде приятен Ему» (Деян. 10:35). И еврейская гордость не смирилась перед великим и благородным смыслом этого утверждения.

Заявление Иисуса Христа о том, что Сам Бог не пожелал, чтобы Ему служили (разумеется, принудительным образом), подразумевает также и Его отказ от использования насилия, пусть даже и самого справедливого. Признание же того, что Творец всех людей всегда желал иметь с ними дружеские, а не правовые отношения, разбивает в пух и прах кальвинистское представление о Боге, занятом лишь самолюбованием. Кроме того, данное выражение означает то, что только любящий способен служить другому по-настоящему. А эта истина не нуждается в доказательствах и примерах.

И, наконец, мы извлекли из этого текста еще один урок: совершенно бессмысленно опасаться Искупившего многих или Любящего всех. И здесь мы видим глубокую связь между желанием послужить своему ближнему и непротивлением. Мы должны терпеть не только ошибки своих друзей, не только дремучие предрассудки других людей, но и самые дикие заблуждения своих врагов. Все они – жертвы «клеветы» дьявола на верующих и их Бога. В действительности, чтобы людям было хорошо, им нужно научиться жить не по справедливости, а по любви.

Третья истина, впервые открытая человечеству в достаточно ясном виде лишь в Новом Завете, касается темы непротивления (см. теологические обоснования этого принципа в книге Ричарда Хейза «Этика Нового Завета» (М., 2005). Принцип непротивления означает то, что Бог отказывается использовать силу для утверждения на земле Своей воли. Ранее он не возвещался в столь ясном виде, так что Ричард Хейз был вынужден сказать: «Это настоящая перемена парадигмы, которая подрывает учение Торы о справедливом наказании» (Хейз Ч. Этика Нового Завета. М.: ББИ, 2005, с. 435-436), а в другом месте: «В данном отношении Новый Завет стоит особняком в мировой литературе!» (там же, с. 457). И все же в своем зачаточном виде идея любви к врагам и ее практические проявления присутствуют в Ветхом Завете, включая пророчества, которые можно отнести как к периоду Церкви, так и концу человеческой истории (см. напр. 4 Цар. 6:21-23; Притч. 25:21-22; Ис. 65:25; Мих. 4:3).

Мы часто не осознаем значения этого принципа и тот факт, что он основан на принципе универсальности Божественной любви. Богу не приходится наказывать нарушающего принцип непротивления, поскольку тот сам себя накажет закономерными последствиями этого нарушения. Вот почему человеческая история насильственной борьбы со злом часто повторяется, возвращаясь к тому же самому только применимо уже к другим людям. И здесь можно вспомнить слова Ричарда Хейза: «Долгая история христианских «справедливых войн» принесла массу  невыразимых страданий, и страданиям этим не видно конца» (там же, с. 460). Тем самым Бог побуждает все поколения людей отказаться следовать исключительно принципу справедливости и хоть немного поверить в эффективность следования принципу любви.

Тех, кто отказался от насилия – физического и духовного – ждут Божьи благословения уже здесь, на земле. При этом практиковать евангельское непротивление им можно, лишь основываясь на идее взаимного служения. Лишь такое служение может установить и развивать дальше мирные взаимоотношения между всеми людьми. И, напротив, стоит только начать искать чистой справедливости (без любви), как сразу же между людьми (даже Божьими) появится взаимная конкуренция, подозрительность и вражда. И тогда уже не приходится говорить о каком-то служении друг другу. Напротив, все сразу начинают требовать этого служения от других, а не причинять его другим. Поэтому мы и вынуждены признать тесное сотрудничество между собой трех этих новозаветных тем: природной греховности людей, любвеобильности Бога и практики непротивления.

Заключение

Выше мы задались вопросом: «Почему Бог любит грешника?» И поняли, что это – естественное свойство моральной природы Бога. Последняя представляет собой доминирование любви Бога над Его справедливостью. Голгофская Жертва лишь выразила это соотношение моральных качеств Бога в конкретный период человеческой истории и в наивысшей своей мере. Вероятно, на Голгофе Христос явил истинный образ Бога даже самому сатане и его ангелам, что явилось для них полной неожиданностью. Теперь они лишились каких-либо оправданий, пребывая в своей оппозиции к Богу. Несколько тысячелетий дьявол ждал того, чтобы Божий способ управления миром был опровергнут если не самой жизнью, то освященным им (дьяволом) справедливым насилием, но все его усилия, как мы видим особенно в наши («последние») дни, потерпели неудачу. При помощи одной справедливости грешным существам выжить на Земле весьма затруднительно. Отсюда и вся бесперспективность т.н. «справедливых» войн.

Бог знал наперед, что свободному существу будет свойственно ошибаться, поэтому Он не мог и не должен был относиться к его грехам панически. Если совершенно не грешить может только Он Сам, тогда почему Он должен наказывать «вечными муками» несовершенное существо, да еще за малейшую ошибку, как учат кальвинисты? Грех, за который человек несет личную ответственность, является выражением не столько греха Адама, сколько свободной воли каждого Божьего творения (см. Рим. 7:18-19). Напротив, Бог пожелал поднять всякого грешника из той глубины греховной ямы, в которую тот попал по собственной вине, и предложить ему нечто невообразимое. Нет, не хорошую должность или продвижение по службе, а руку подлинной дружбы и получение в дар сыновьего статуса. А быть другом Самому Богу – это великая честь, тем более для грешного существа!