«Как росток из сухой земли»
Гололоб Г.А.
«Как росток из сухой земли», «Глас вопиющего в пустыне», «Не бывает пророка без чести» — все эти библейские изречения давно уже стали народными пословицами и даже вошли в сокровища мировой литературы, но все ли мы знаем, что они означают? Пророк Исаия таким образом описывал будущего Мессию: «Ибо Он взошел пред Ним, как отпрыск и как росток из сухой земли; нет в Нем ни вида, ни величия; и мы видели Его, и не было в Нем вида, который привлекал бы нас к Нему. Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни, и мы отвращали от Него лице свое; Он был презираем, и мы ни во что ставили Его» (Ис. 53:2-3). Что же случилось? В чем дело? Почему Божий Помазанник представлен в столь плачевном виде? Ниже мы попытаемся поразмыслить над этим вопросом.
Сущность Евангелия
Чтобы понять, почему Мессия был назван пророком «мужем скорбей и изведавшим болезни», нам нужно понять суть Его спасительной миссии. Евреи ожидали, что их Мессия придет для осуществления наказания грешных народов и для вознаграждения самого Израиля. Но Бог лучше знал, что Ему делать, особенно во свете того печального факта, что Израиль сам оказался не готов к приходу своего Мессии, хотя Иоанн Креститель постоянно призывал его к покаянию. Евреи времени жизни Иисуса Христа не только не приняли Своего Мессию, но и распяли Его. Но Бог, Который от вечности знал, что все это случится, заблаговременно приготовил удивительный план, который был провозглашен всем людям с началом проповеди Евангелия.
Сущность Евангелия в его отличии от закона состояла в объявлении грешнику Божьей милости, а не суда: «Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию» (Мф. 9:13); «Ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее» (Лк. 19:10); «Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него (Ин. 3:17); «Ибо Я пришел не судить мир, но спасти мир» (Ин. 12:47); Ибо Христос, когда еще мы были немощны, в определенное время умер за нечестивых. Ибо едва ли кто умрет за праведника; разве за благодетеля, может быть, кто и решится умереть. Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками» (Рим. 5:6-8). Поскольку все люди (и язычники, и евреи) оказались грешниками, Бог решил их всех и помиловать (Рим. 11:32; Гал. 3:22). «Писание, провидя, что Бог верою оправдает язычников, предвозвестило Аврааму: в тебе благословятся все народы» (Гал. 3:8).
При этом арминиане убеждены в том, что выразить саму потребность в вере и покаянии грешник вполне способен, поскольку в Новом Завете сказано: «Не здоровые имеют нужду во враче, но больные» (Мф. 9:12); «Ибо знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него» (Мф. 6:8); «Как от Божественной силы Его даровано нам все потребное для жизни и благочестия» (2 Пет. 1:3; ср. Флп. 4:19). Не праведники нуждаются в покаянии, а только грешники (см. Лк. 15:7, 14). Спасенный человек и впредь имеет эту потребность, но, в отличие от невозрожденного человека, она у него удовлетворяется.
Хорошей иллюстрацией того, как действует Божье предложение милости, является история с прощением блудницы (Ин. 8). Однажды ко Христу привели женщину, взятую в прелюбодеянии. По закону Моисея ее следовало бы побить камнями. Поэтому фарисеям было удобно, наконец-то узнать, как же Христос относится к грешникам. Само Писание описывает нам реакцию на это Христа таинственным образом: на постановку вопроса Христос отреагировал лишь тем, что что-то писал на песке. Это, скорее всего, было предпринято Господом по простой причине – привлечь их внимание к написанному. Нам не говорится, что там было написано, но, посмотрев туда, книжники, приведшие к Иисусу согрешившую женщину, вдруг начали уходить один за другим.
Что же Иисус писал на песке? Об этом не трудно догадаться по той фразе, которую он произнес после того, как обвинители посмотрели на написанное: «Кто из вас без греха, первый брось в нее камень» (Ин. 8:7). Там были указаны названия их собственных грехов, и, вероятно, описанные в личных деталях, известных только самим этим людям. Только признав этот факт, мы можем понять то, что случилось позже с обвинителями этой женщины: чтобы не быть разоблаченными Христом, даже самым именитым из них, с которых, кстати, Христос и начал, пришлось быстро ретироваться, чтобы не оказаться на месте подсудимой. В пользу данного толкования говорит и следующая фраза: «Они же, услышав то и будучи обличаемы совестью, стали уходить один за другим, начиная от старших до последних». Очевидно, что их совесть здесь сыграла невторостепенную роль.
Столь необычное избавление этой женщины от санкционированной Самим Богом расправы показывает нам чувства любого из грешников, стоящих один на один перед Божьим справедливым законом. Конечно, она уже прощалась с жизнью, но в глазах Бога ее т.н. «грязная» совесть была все же чище совести ее обвинителей, поскольку среди них мог находиться даже ее напарник по греху. А если бы его там и не было, то каждый из них все равно имел на своей совести не менее тяжкие грехи, чем она. Так одним выстрелом Господь Иисус сумел достичь сразу двух целей: спасти грешницу и осудить ее обвинителей. Но именно эта грешница показывает нам глубину Божьей милости, спасающей всех нас независимо от того, что мы сделали, но в зависимости от того, что мы желаем, стоя в данный момент перед судом Того, Кого мы называем Абсолютной Любовью. За то, что мы сделали, справедливость Бога приговаривает нас к погибели, а как угодить Его милости? Только путем проявления покаяния и личной веры в нее.
Сущность спасения
Сущность спасения состоит в том, что Бог во Христе уподобился человеку с той целью, чтобы человек научился уподобляться Богу. Бог берет обыкновенное человеческое желание спастись и соединяет со Своей возможностью предоставить это спасение ему в дар. Таким образом, о спасении мы говорим как о заключении духовного союза между падшим грешником и святым Богом, который подразумевает обязательство со стороны человека всегда осознавать свою нужду в Божьей милости, а со стороны Бога — всегда эту милость ему предоставлять в ответ на это его желание. Поэтому спасение – это ни момент, ни процесс, а взаимоотношение любви и дружбы между Богом и человеком. И человек остается спасенным до тех пор, пока эти отношения существуют, и оказывается вне его, когда эти отношения портятся.
Хотя среди кальвинистов и принято считать, что невозрожденный человек не способен нуждаться в Боге без Божьего принуждения, мы предлагаем скорректировать эту формулировку путем замены слова «принуждение» на слово «влияние». Таким образом, невозрожденный человек не может проявить свою нужду в Божьей милости без Божьего влияния или содействия, но не принуждения. Он не понимает всю безвыходность своего положения, поскольку не связывает ее происхождение со своим неверием в Бога. Поэтому Бог посылаем ему (как и всем остальным) свою помощь в виде «подталкивания» или «влечения Отца» (Ин. 6:44), хотя и от нее также можно отказаться. Этим Божественным влиянием на сердце грешника в богословии принято называть «общую» или «предварительную» благодать, поскольку оно обладает качествами и универсальности, и непринудительности (Ин. 1:9; Деян. 17:27; Рим. 2:4).
Именно эта благодать взаимодействует с Божьим предведением будущего отклика конкретного человека на спасительный призыв при решении Богом вопроса, кого же из людей избрать к спасению, а кого погубить. Во-первых, Бог решил спасти верующих и погубить неверующих. Во-вторых, Бог предвидит как веру, так и неверие людей. И, в- третьих, Он предоставляет всем и каждому помощь со стороны т.н. «предварительной» благодати, чтобы никто не мог подумать, что он может оказаться обойденным Божьей благодатью. И все это Бог сделал с единственной целью – спасти каждого грешника, т.е. решить вопрос его спасения (не «на основании», которым является Жертва Христа), а «в соответствии» с личным выбором самого спасаемого. Воля человека – не причина его избрания Богом к спасению, а лишь повод, поскольку Богом во внимание берется не любое желание человека, а лишь то, которое проявляет личную потребность с Божьей милости.
Поэтому Божьи предвечные указы включают в себя воздействие со стороны т.н. «предварительной благодати», которую известный баптистский богослов Генри Тиссен определяет следующим образом: «Мы верим, что общая благодать Бога восстанавливает способность грешника благоприятно откликнуться на Божий призыв. Другими словами, мы считаем, что Бог в Своей благодати делает возможным спасение всех людей» (Henry C. Thiessen, Introductory Lectures in Systematic Theology. 1949, Р. 155). Таким образом, избрание относится ко «всем тем, о ком Он знал заранее, что они положительно отреагируют на предварительную благодать» (там же, Р. 156-157, 344-345). Из пяти пунктов кальвинизма Генри Тиссен признавал лишь последний: верующие не могут «никогда ни полностью отпасть от состояния благодати, в которое они были введены, ни потерпеть поражение, в конце концов не вернувшись из своего отступничества» (там же, 385). Сам Арминий же считал, что отпасть от благодати истинно верующий человек не может до тех пор, пока он продолжает верить.
Говоря о предвечных намерениях Бога, Генри Тиссен пишет: «Они не являются, как некоторые ошибочно полагают, несовместимыми со свободой воли; они не убирают все мотивы человеческих усилий; и они не делают Бога Автором греха. Мы верим, что указы Божьи являются Его вечным замыслом (в подлинном смысле все вещи объединены одной целью) или замыслами, основанными на Его самом мудром и святом совете, посредством которого Он свободно и неизменно, для Своей славы, предопределил либо эффективно, либо долготерпеливо, все, что происходит» (там же, Р. 147). Итак, мы видим, что Божий Промысел в этом мире осуществляется двумя путями: эффективным и допускающим, причем вопрос спасения мы вынуждены признать зависящим именно от второго, а не первого из них, чтобы не сделать Бога единственной (не важно какой – активной или пассивной) причиной грехов и погибели остальных людей.
Кстати, то выдающееся положение, которое занимает Генри Тиссен среди современных богословов, во многом является результатом написания им двух основных работ: «Введение в Новый Завет» (Henry C. Thiessen, Introduction to the New Testament. Grand Rapids: Eerdmans, 1943) и «Вводные лекции по систематической теологии» (Henry C. Thiessen, Introductory Lectures in Systematic Theology. 1949). Написание последнего сочинения завершил вместо него его родной брат, Джон, поскольку в 1947 году сам автор умер. «Введение в Новый Завет» все еще широко используется во всем англоязычном мире, о чем свидетельствует тот факт, что к 1989 году было выпущено двадцать два его изданий. Аналогичным образом, «Вводные лекции по систематической теологии» выдержали к 1979 году восемнадцать печатных изданий, а также были переведены на французский, португальский, индонезийский, корейский и филиппинский языки.
К сожалению, мы должны отметить, что содержание второй книги Генри Тиссена в 1979 году было переработано в пользу кальвинистского понимания  вопроса спасения (за последующее десятилетие эта редакция имела девять печатных изданий). Поэтому Вальтер Элвелл в своем «Справочнике по евангельской теологии» отмечает, что редактор пересмотренного издания этой книги Вернон Д. Дёрксен внес такие изменения в него, с которыми сам автор никогда бы не согласился. Речь идет, прежде всего, о разделах, относящихся к сотериологии. Поэтому нам приходится проводить различие между двумя этими изданиями Лекций Генри Тиссена: «за» оригинальное издание 1949 года и «против» пересмотренного издания 1979 года. Мы отсылаем читателя к богословию Генри Тиссена, как образцу понимания библейского пути обретения каждым грешником спасения во Христе. Здесь же мы укажем лишь на его связь с нашей темой: Христос любит каждого грешника, практически отождествившись с ним в нескольких сферах его жизни.
Уподобление Христа человеку
Для того, чтобы спасти грешный мир, Христу нужно было уподобиться человеческому естеству, чтобы взять на Себя все его проблемы. В Послании к евреям мы читаем: «Посему Он должен был во всем уподобиться братиям, чтобы быть милостивым и верным первосвященником пред Богом, для умилостивления за грехи народа. Ибо, как Сам Он претерпел, быв искушен, то может и искушаемым помочь» (Евр. 2:17-18). О том же пишет апостол Павел, обращаясь к римлянам: «Ибо кого Он предузнал, тем и предопределил быть подобными образу Сына Своего, дабы Он был первородным между многими братиями» (Рим. 8:29).
Апостол Павел намекает на то же действие, описывая Христа «в подобии плоти греховной»: «Как закон, ослабленный плотию, был бессилен, то Бог послал Сына Своего в подобии плоти греховной в жертву за грех и осудил грех во плоти, чтобы оправдание закона исполнилось в нас, живущих не по плоти, но по духу» (Рим. 8:3-4). Таким образом эти тексты позволяют нам сказать, что Господу «нужно было» уподобиться людям, чтобы принести «умилостивление за грехи народа», а также и «искушаемым помочь» (ср. 1 Пет. 2:21). Первое последствие уподобления Христа людям имеет одноразовый характер, второе – продолжающийся.
Уподобление в Воплощении
В Послании к филиппийцам мы находим удивительнейшее свидетельство о характере Боговоплощения: «Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной» (Флп. 2:6-8). Оказывается, наше спасение далось предвечному Божьему Сыну лишь путем «уничижения» Своего Божественного достоинства, подобно тому как существование свободы воли стоило Богу так же некоторого Самоограничения при создании людей.
Важно отметить, что при Своем Воплощении Христос оставил на небе Божественную природу, но не Божественную Личность. Вот какую цену Христос заплатил за возможность спасения, проявленную еще до принесения Голгофской Жертвы — Собственным смирением, на которое никак не рассчитывал сатана, думая, будто Бог является таким же гордецом, как и он сам, Господь осуществил наше спасение. И если язычество видело бога в каждом камне (Рим. 1:23), то христианство видело Его в каждом человеке, поскольку он был создан «по образу и подобию Божьему».
Уподобление в Крещении
Христос уподобился грешникам, согласившись принять вместе с ними крещение. Евангелист Матфей описывает это событие таким образом: «Тогда приходит Иисус из Галилеи на Иордан к Иоанну креститься от него. Иоанн же удерживал Его и говорил: мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне? Но Иисус сказал ему в ответ: оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду. Тогда Иоанн допускает Его» (Мф. 3:13-15). Почему же безгрешный Христос должен был уподобиться грешнику, согласившись принять крещение? Потому что тем самым Он одобрял это требование Иоанна, чтобы войти в Божье царство. Потому что тем самым Он освящал обряд крещения, как путь для прихода каждого человека к Богу. Потому что тем самым Он отождествлял Себя с остальными людьми, чтобы оставить им пример послушания Богу во всем.
Апостол Павел применяет тему крещения к нашей обновленной жизни во Христе: «Ибо если мы соединены с Ним подобием смерти Его, то должны быть соединены и подобием воскресения, зная то, что ветхий наш человек распят с Ним, чтобы упразднено было тело греховное, дабы нам не быть уже рабами греху; ибо умерший освободился от греха» (Рим. 6:5-7). Апостол Иоанн говорит о нашем взаимном уподоблении Христу: «Если же ходим во свете, подобно как Он во свете, то имеем общение друг с другом, и Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха» (1 Ин. 1:7). «Дети! да не обольщает вас никто. Кто делает правду, тот праведен, подобно как Он праведен» (1 Ин. 3:7).
Уподобление в страдании
Автор Послания к евреям пишет: «Ибо надлежало, чтобы Тот, для Которого все и от Которого все, приводящего многих сынов в славу, вождя спасения их совершил через страдания» (Евр. 2:10). Почему же Христу «надлежало» пройти через страдания, становясь Спасителем? Тот же автор продолжает свою мысль ниже: «А как дети причастны плоти и крови, то и Он также воспринял оные, дабы смертью лишить силы имеющего державу смерти, то есть диавола, и избавить тех, которые от страха смерти через всю жизнь были подвержены рабству» (Евр. 2:14-15). Иисус принял не просто смерть, не просто смерть мученическую, но также и смерть заступническую, чем лишил силы имеющего державу смерти, т.е. дьявола. Иными словами, основной поединок Господа с сатаной завершился полной победой над смертью, т.е. Его воскресением. А воскресение Господа вселило в нас надежду на вечную жизнь (1 Фес. 4:14) и дало нам силу жить новой жизнью во Христе, как написано: «и воскресил с Ним, и посадил на небесах во Христе Иисусе» (Еф. 2:6; ср. Кол. 2:12-13).
Итак, цель спасения людей можно было достигнуть только таким же путем, каким оно было ими утрачено в Едеме, т.е. путем добровольного доверия. Как сатане удалось ввести людей в грех через сомнение в Боге, так и Иисусу Христу удалось вывести людей из греховного рабства путем доверия Господу. И то, и другое осуществлялось в соответствии со свободой воли человека, поскольку, если бы этот вопрос решался только при помощи силы, Бог уже давно бы победил сатану. Поэтому Христос добровольно сошел на Землю, добровольно принял на Себя человеческую плоть, добровольно крестился и подставил себя под требования закона, добровольно вел жизнь скитальца и пришельца на этой Земле и добровольно взошел на Голгофский Крест. Он был испытан даже грехом, но не согрешил (Евр. .
Уподобление в славе
Но там где сегодня мы встречаем страдания, там завтра должны разделить славу, как написано: «А если дети, то и наследники, наследники Божии, сонаследники же Христу, если только с Ним страдаем, чтобы с Ним и прославиться» (Рим. 8:17). И здесь же ниже: «Тот, Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас, как с Ним не дарует нам и всего?» (Рим. 8:32). В другом месте Павел говорит: «Верно слово: если мы с Ним умерли, то с Ним и оживем; если терпим, то с Ним и царствовать будем» (2 Тим. 2:11-12).
Апостол Иоанн писал об этом следующее: «Возлюбленные! Мы теперь дети Божии; но еще не открылось, что будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть» (1 Ин. 3:2). Оказывается, мы во всем «будем подобны Ему», поскольку Он будет также находиться в том же, хотя и прославленном, человеческом теле. Иными словами, мы будем подобны Иисусу Христу в небесной славе, поскольку разделим ее с Ним. Говоря точнее, мы вместе с Ним получим прославленное и бессмертное тело, чтобы быть в состоянии жить в новом мире, не подвластном ни времени, ни пространству (ср. Евр. 7:3).
Благодаря этому, мы сможем там воспеть Господу новую песнь, которую не может исполнить на Земле ни один смертный, поскольку даже голос наш будет лишен всех земных недостатков (см. Откр. 5:9; 14:3). Кстати, из сравнения этих двух упоминаний о новой песне, мы и узнаем в лице двадцати четырех старцев ветхозаветную и новозаветную части Церкви Божьей. И если Иоанн при написании своего «Откровения» использовал двадцать раз слово «подобно», то мы, оказавшись в небе, будем видеть его реальность не в каком-то подобообразном, но в настоящем виде.
Апостол Павел говорит о том же следующим образом: «Ибо мы отчасти знаем, и отчасти пророчествуем; когда же настанет совершенное, тогда то, что отчасти, прекратится. Когда я был младенцем, то по-младенчески говорил, по-младенчески мыслил, по-младенчески рассуждал; а как стал мужем, то оставил младенческое. Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же лицем к лицу; теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан» (1 Кор. 13:9-12). Получается, в небе мы будем иметь совершенное знание, что уменьшит до минимума возможность отпадения от Бога, чтобы никто из нас не повторил совершенного однажды сатаной (см. 1 Тим. 3:6).
Заключение
Выше мы смогли убедиться с том, что Иисусу Христу пришлось «изведать» многое из того, что принадлежало нам, людям, чтобы «по благодати Божией, вкусить смерть за всех» (Евр. 2:9). Одним словом, Господь наш Иисус через уподобление людям прошел все этапы человеческой жизни, чтобы заслужить себе право быть их Спасителем. Он лишился не только небесной славы, но и Божественной природы, сохранив только Божественную Личность, чтобы, находясь в теле, она могла являть нам пример послушания Христа Его Небесному Отцу. Иисус Христос и стал тем первым «ростком», который пророс на совершенно «сухой земле», отрыв Собой путь для спасения всех грешных жителей Земли.
В начале нашей статьи мы задали читателю несколько вопросов, объединенных темой «ростка среди сухой земли». По большому счету, все они указывают на один ответ, состоящий в провозглашении дерзновенной надежды на лучшее посреди реального худшего. Иными словами, Бог предлагает людям выход из того положения, в которое они попали, но на условии осознания ими своей нужды в Божьей помощи. Итак, теперь мы видим перед собой протянутую руку Бога, и в нашем сознании возникает естественный вопрос: «Что же нам делать с нею?» Будет хорошо, если мы примем Его помощь и испытаем на себе ее силу. Да, и как иначе, если сами себя мы спасти не можем, даже если пожелаем очень сильно!