«Духом уст Своих убъет нечестивого»

Гололоб Г.А.

Универсализм… Что возникает у вас в голове при самой мысли об этом понятии?

Божественная беспринципность в вопросе спасения или полная нивелировка индивидуальных ценностей? Как согласовать общую цель с индивидуальным волеизъявлением, а Промысел Бога о спасении всех со свободой воли отдельно взятого человека? Бог заставляет всех спастись, или Он просто ожидает того, пока они выполнят Его условия, необходимые для их спасения? Что же нужно для этого: учение о чистилище, о временном наказании в аду или о полной аннигиляции грешников?

Неясны и детали этого учения. Это всеобщее спасение произошло в момент снисхождения Христа в ад, или происходит в момент смерти каждого человека, или же произойдет в конце человеческой истории? Как вообще согласовать это учение со свободой воли грешника, избирающего себе жизнь без Бога? Других же напрягает необходимость его согласования с Божьим желанием погубить нечестивых людей. Мой личный опыт знакомства с этим учением был неожиданным, и ниже я хочу вам рассказать о нем.

1.Начало моего интереса к универсализму

1.1. Мое недоумение

Мне всегда плохо давался смысл следующего выражения: «убъет Духом уст Своих» (Ис. 11:4). Убийство нечестивых – это понятно, но при чем здесь дух (дыхание) Божьих уст, выступающий в роли оружия? Как-то странно выглядел этот эпизод на картинах художников, изображавших последнюю битву Бога с силами тьмы. Обычно дух или уста Господа использовались в Священном Писании в благих целях. Например, «Словом Господа сотворены небеса, и духом уст Его — все воинство их» (Пс. 32:6). Но здесь Господь говорит об «убийстве» духом Своих уст, да еще применимо к концу человеческой истории. Сам этот конец с его судом и вечным наказанием мне также представлялся весьма странным, особенно в свете новозаветного учения о непротивлении злу. Когда я изучал пацифистские утверждения Иисуса Христа, апостолов Петра и Павла, мне все было ясно, но только я доходил до изучения книги Откровение, где снова восстанавливалась та же самая месть, которая осуждалась прежде, я впадал в моральный ступор.

Пережив некоторую эволюцию в своих богословских убеждениях относительно последнего времени, я из премилленариста превратился в амиленариста, а параллельно из милитариста в пацифиста (простите за все эти «измы»), но никак не мог связать между собой обе эти темы. Единственное, что я тогда понял, так это то, что буквально толковать многие пророческие образы будущего нельзя. Но как же тогда оставалось их толковать? Неожиданно для себя я обнаружил этот текст об убийстве уст Божьих, причем в  такой последовательности: вначале дважды в книге Откровения (Откр. 19:15, 21), потом в книге пророка Исаии (11:4-9), и, наконец, в тексте Ин. 12:48, где Слово Христа «судило» мир и снова-таки «в последний день». Обнаружив пацифистские тексты в книге Откровения, я еще больше смутился, поскольку где-где, а здесь они вообще противоречили всему, что в ней говорилось. Что это библейский синкретизм или очередная проблема, взывающая к своему разрешению?

Целительное откровение пришло как-то неожиданно, но уже при размышлении над текстом Ис. 11:4 в его контексте: «Он будет судить бедных по правде, и дела страдальцев земли решать по истине; и жезлом уст Своих поразит землю, и духом уст Своих убьет нечестивого. И будет препоясанием чресл Его правда, и препоясанием бедр Его — истина. Тогда волк будет жить вместе с ягненком, и барс будет лежать вместе с козленком; и теленок, и молодой лев, и вол будут вместе, и малое дитя будет водить их. И корова будет пастись с медведицею, и детеныши их будут лежать вместе, и лев, как вол, будет есть солому. И младенец будет играть над норою аспида, и дитя протянет руку свою на гнездо змеи. Не будут делать зла и вреда на всей святой горе Моей, ибо земля будет наполнена ведением Господа, как воды наполняют море» (Ис. 11:4-9). Ниже я рассказу, что же из всего этого получилось.

1.2. Кто такие волк, барс и лев в будущем царстве?

Первое, что мне бросилось в глаза, так это — указание на «истину» и «правду» Божьи в ст. 5. Раньше я думал, что, доказав людям и небожителям, Свою правоту, Бог хоть в конце человеческой истории, да должен, наконец, получить право наказания грешников. Разве не для этого столько мучений и скорбей от них были вынуждены пережить праведники? Разве не об этом молили их души под жертвенником: «Доколе, Владыка Святый и Истинный, не судишь и не мстишь живущим на земле за кровь нашу?» (Откр. 6:10). И мне все никак не доходило, почему же они перестали прощать своим врагам, чему учил их Христос до этого времени. Потом пришло удовлетворение этой просьбы – в море крови, доходящей до узд конских (Откр. 14:20). И все это было названо столь величественным словом «жатва» (Откр. 14:15)? Рай, в котором упивались кровью уже не христианской, а нечестивой, никак не был похож на христианский. Я продолжал недоумевать, пока не обратил внимания на все это пророчество Исаии, повествующее о будущем царстве Мессии.

Когда же я решил перечитать давно мне известные слова о том, что в «Тысячелетнем» царстве «вместе» окажутся вол и лев, волк и ягненок, корова и медведь, то задал себе вопрос, о каком братстве здесь идет речь? Обычный ответ на него я уже знал: о том, которое происходит при возрождении грешников, ведь Христос примиряет в одном Теле бывших грешников с настоящими праведниками. Но такое сравнение между собой обоих этих братств мне все равно не давало никакой ясности в понимании того, что же за «убийство» Бог приготовил в последние дни для нечестивых. Вроде и нечестивых людей или хищников здесь уже нет. Кого же нужно еще убивать?

Как я ни изловчался понять подразумеваемый под библейской символикой смысл, он мне никак не открывался, пока я не задался вопросом, как можно связать «убийство» нечестивых с установлением братства с ними. Самым первым ответом, который пришел мне на ум, был следующий: та часть грешников, которая не покается, будет уничтожена, а другая окажется спасенной и разделит вечное блаженство с искупленными. Я снова обратился к тексту, чтобы увидеть в нем данное разделение и последовательность связанных с ним составных частей. Но меня удивило то, что никакого указания на существование двух этих видов «нечестивых» в нем я так и не обнаружил!

Мне потребовалось некоторое время, чтобы понять, что же здесь происходит. Неужели в «Тысячелетнем» царстве добрыми станут абсолютно все хищники? Я невольно сравнил между собой две фразы: «жезлом уст Своих поразит землю» и «земля будет наполнена ведением Господа». Слово «земля» (обетованная) в Писании всегда было символом всей нашей планеты, а не только территории Палестины или Иерусалима, образно называемого горой Сион. Но меня тревожил другой вопрос: «Эти действия Божьи (убийство или поражение и примирение или познание Бога) относятся к разным объектам, или к одному и тому же?»

И только здесь мне, наконец, дошло: вероятно, пророк говорит разными словами об одном и том же: вся земля (а Мессии обещана именно всемирная власть) будет и судима, и наполнена ведением одновременно. Просто «ведение Господа» приведет всех нечестивых к вразумлению и покаянию, так что абсолютно все эти хищники станут мирными существами. Такой ход мысли означал лишь одно: бывшие враги уже мертвы, поскольку согласие с обличением Божьим (фактически раскаяние) превратило их в друзей Бога. И это «умертвляющее» ветхого человека преображение сделала именно та самая «правда» или «истина», которая исходила «из уст Божьих». Вот почему и Сам Христос сказал: «Отвергающий Меня и не принимающий слов Моих имеет судью себе: слово, которое Я говорил, оно будет судить его в последний день» (Ин. 12:48). Это слово не только обличит, или вынесет приговор, но и способно убедить виновных в их грехах. А значит оно будет судить их, чтобы дать им возможность получить спасение через перенесения наказания, а не для того, чтобы погубить.

Теперь мне совершенно по-другому открылась месть  и воздаяние, присутствующие в книге Откровение: «Из уст же Его исходит острый меч, чтобы им поражать народы. Он пасет их жезлом железным; Он топчет точило вина ярости и гнева Бога Вседержителя» (Откр. 19:15). «А прочие убиты мечом Сидящего на коне, исходящим из уст Его, и все птицы напитались их трупами» (Откр. 19:21). Богодухновенный писатель использует слова со старым (буквальным) значением, но вкладывает в них новое – духовное. Разумеется, Бог Сам вложил в эти пророчества новозаветный подтекст, извлечь который из видимого текста могли только особо доверенные Ему люди – пророки и апостолы.

Теперь за всеми этими образами начала вырисовываться общая картина, согласная во всех ее деталях. Оказывается, правда Божья «поражает» или «убивает» в грешнике любое сопротивление, приводя его к переубеждению и раскаянию. Где-где, но у Белого престола не сделаться верующим будет затруднительно каждому, кому Бог откроет его вину на фактах. И если Бог не намерен наказывать раскаявшихся поздно грешников, тем более вечным судом, тогда у каждого человека существует реальная возможность спасения после смерти.

1.3. Возможность спасения после смерти?

Я не мог прийти в себя от этой мысли. Даже еще не понимая всех ее последствий, я интуитивно почувствовал, что, наконец, после долгих бесплодных размышлений о цельной библейской картине последних дней, стал на твердую почву. «А как же суд? – возмущался разум. — А как же ад?» В принципе весь Божий суд над нечестивыми вполне мог состоять не в принудительном наказании грешников, а в добровольном, поскольку они осознали свою вину и не возражают против того, что будут помещены в «ад» для перенесения того наказания, которое заслужили согласно написанному в «книгах». А то, что ад не будет местом физического по своей природе пламени, или тьмы, я уже знал. Скорее всего, под образом адского огня следует понимать человеческую совесть, которая также умеет жечь, только уже внутренне (см. Ин. 8:9; 1 Кор. 10:29; 1 Тим. 4:2). Разумеется, она будет усилена болью от осознания определенной отделенности от Бога.

Получается, слова «судить», «изливать гнев», «поражать» и «убивать» в пророческой литературе имеют специфический смысл – не просто опровергнуть мнение противника, но переубедить его в собственной правоте. В пользу этого мнения могут свидетельствовать следующие пророческие тексты: «Правда Моя близка; спасение Мое восходит, и мышца Моя будет судить народы; острова будут уповать на Меня и надеяться на мышцу Мою» (Ис. 51:5). «Обнажил Господь святую мышцу Свою пред глазами всех народов; и все концы земли увидят спасение Бога нашего» (Ис. 52:10). В первом тексте также суд Божий над языческими народами сочетается с упованием островов на Бога. Зачем же их судить, если они будут уповать на Бога? Вероятно, здесь описано обращение язычников к Богу в последние дни. Второй текст также говорит об обнажении мышцы Господа как наказании, но тут же указывает, что «все концы земли увидят спасение Бога нашего»! Эта же мысль видна и в следующем тексте, подтвержденном уже Новым Заветом: «Трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит, доколе не доставит суду победы»  (Мф. 12:20). Какая же это может быть победа суда, как ни приобретение подсудимого.

Имеется еще и такой текст: «Ибо Господь с огнем и мечом Своим произведет суд над всякою плотью, и много будет пораженных Господом… Ибо Я знаю деяния их и мысли их; и вот, приду собрать все народы и языки, и они придут и увидят славу Мою. И положу на них знамение, и пошлю из спасенных от них к народам: в Фарсис, к Пулу и Луду, к натягивающим лук, к Тубалу и Явану, на дальние острова, которые не слышали обо Мне и не видели славы Моей: и они возвестят народам славу Мою» (Ис. 66:16, 18-19). Здесь также «суд над всякою плотью» находится в одном и том же контексте с «возвещением народам славы» Божьей.

Правда, далее идет речь о том, что праведники будут видеть трупы нечестивых (ст. 24), которые будут «мерзостью для всякой плоти». И все же образ трупов может носить фигуральный характер – трупа человеческого самооправдания или противления Богу. Вероятно, что-то об этом будет напоминать праведникам даже в вечности. Червь и огонь неумирающие – такие же образы, как и труп. Итак, даже в Новом Завете говорится о том, что Мессии «надлежит пасти все народы жезлом железным» (Откр. 12:5). Это ветхозаветный образ наказания нечестивых людей и народов, но мы видим, что он относится «ко всем народам», а значит и ко всем людям. В той же книге в другом месте говорится: «Кто не убоится Тебя, Господи, и не прославит имени Твоего? ибо Ты един свят. Все народы придут и поклонятся пред Тобою, ибо открылись суды Твои» (Откр. 15:4). «И принесут в него славу и честь народов» (Откр. 21:26). «Среди улицы его, и по ту и по другую сторону реки, древо жизни, двенадцать раз приносящее плоды, дающее на каждый месяц плод свой; и листья дерева — для исцеления народов» (Откр. 22:2). И это — уже не пророчество, а его исполнение в конце времен.

Тот факт, что на суде у Белого престола будут стоять не упорствующие грешники, а лишь запоздалые верующие поднимает вопрос: «Что же Бог будет с ними делать?» Раньше я думал, что на суде у Белого Престола Бог должен наказать грешников, поскольку после смерти нет никакой возможности спасения, а эти люди, живя на земле, так и не раскаялись. Но как быть, если они раскаялись прямо на суде у Белого престола, что, впрочем, и следовало ожидать после всего ими увиденного? Да, о таком их раскаянии ничего не говорится в этом месте книги Откровение, но этого нельзя сказать в отношении всех остальных его мест и других пророческих книг. По крайней мере, пророчество Исаии говорит о радикальном преображении всего мира, причем о таком преображении, где лев ест траву, что с физиологической точки зрения совершенно немыслимо.

1.4. Борьба с сомнениями

Я попытался найти возражения этому мнению, ведь в Слове Божьем много говорится о тех, кто «должен» погибнуть. Например, «да будут осуждены все, не веровавшие истине, но возлюбившие неправду» (2 Фес. 2:12). Миллард Эриксон противопоставляет универсализму такие тексты Писания, как: Мф. 8:12; 25:41 и Ин. 5:29. Но что представляет собой перенесение наказания в аду грешниками, когда его, например, могут переносить сейчас также и верующие люди? Тем более, что неверующими эти люди могли быть лишь до указанного суда, а не после него. Например, представим себе обратившегося ко Христу преступника. Он может попросить освободить его на этом основании, но если его не освободят или не сократят ему срок заключения и даже не облегчат условия его пребывания в тюрьме, он примет это наказание добровольно.

Подобное обращение может произойти с грешниками на суде у Белого престола. И если эти люди покаялись действительно, то они воспримут положенное им наказание, предложенное им в качестве исправительного средства, а не окончательного отвержения, без каких-либо возражений. Отбыв в аду положенный срок, а их вина очевидно не является бесконечной, они смогут войти в рай, хоть и с меньшими привилегиями, чем остальные верующие, сделавшие этот шаг своевременно. Действительно, разве обязан Бог мстить тем людям, которые воочию убедились, что они не правы, но не тогда, когда их призывали благовестники на Земле, а только оказавшись с глазу на глаз с Самим их Творцом? Теперь они вполне осознали то, что были не правы, но должен ли Бог отвергнуть такое запоздалое покаяние? Здесь уже весь мой пацифизм восставал против такой возможности.

Конечно, Писание утверждает, что верующие «будут судить мир» (1 Кор. 6:2). Но если возрожденным детям Бога нельзя мстить своим врагам, то разве они не простят их вместе с Иисусом Христом, пусть и у Белого престола? Разве во имя спасения этих бедных грешников, кто-либо из детей Божьих потребует возмездия? Поэтому и молитву тех праведников, которые были под жертвенником (Откр. 6), можно понять исключительно как просьбу о наступлении словесного воздаяния (в смысле обличения) и духовного переубеждения грешников. Пришлось мне заняться этим вопросом вплотную.

2. Защита данной теории

Теперь мне предстояло обкатать эту теорию на предмет внутренних противоречий или несоответствия отдельных ее деталей Писанию. Скажу сразу, что в физический характер адских мук я уже давно не верю. По какой причине? По той, что весьма странно видеть Бога в роли того, кто не только причиняет эти муки грешникам, но еще и наслаждается этим зрелищем. Это мы должны помнить, когда цитируем такие слова из книги Псалтырь: «Почтите Сына, чтобы Он не прогневался, и чтобы вам не погибнуть в пути вашем» (Пс. 2:12). Конечно, я знал, как обычно христиане комментируют этот текст: неблагодарность Богу равнозначна оскорблению Его благости, а потому также требует воздаяния. С этих позиций оправдывают и поведение Давида, который за неблагодарность и отрицательный ответ чуть не лишил жизни человека.

Но лично для меня наказывать смертью или вечными муками за непринятие Божьей любви было очень жестоким действием. Если человек не принял чью-либо любовь, разве его за это нужно преследовать или казнить, не говоря уже о «вечных мучениях»? Сделать такое может только весьма честолюбивый человек. Как же поведение, подобное этому, можно приписать Богу любви? Поэтому для себя лично я занял такую позицию, что лучше уж заявить, что я не знаю, как будет происходить Божье наказание в аду, чем признать его сугубо физический характер. Последнее равнозначно сведению Божьего справедливого гнева до уровня весьма обычной мести заносчивого и чрезмерно эгоистичного человека.

2.1. Будут ли исключения?

Первым вопросом, с которым я должен был разобраться, был вопрос о самой возможности спасения всех грешников. Конечно, возможность покаяния на Божьем суде не равнозначна фактическому ее осуществлению. Откуда нам известно: 1) что на суде у Белого престола вообще кто-либо покается и 2) что там покаются большинство или абсолютно все грешники? На первый вопрос ответить мне было проще: если существует возможность, значит существует не напрасно: кто-либо да воспользуется ею обязательно. Но могут ли ею воспользоваться абсолютно все люди? Обычно нет, но в данных условиях может случить даже это. Учитывая факт очного нахождения грешников в Божьем присутствии, естественно ожидать от них всеобщего раскаяния. Нам стоит только представить себе огромную очередь перед Божьим престолом – и всякие сомнения в возможности раскаяния всех исчезнут сами собой. И здесь имеется только одна проблема: каким мы должны считать это раскаяние — свободным или вынужденным? Разумеется, когда человек свободно соглашается с чем-либо, в этом его согласии имеется некоторая доля принуждения – если не физического, то идейного.

Но неужели там, у Белого престола, не будет исключений? Исключительное поведение можно допустить лишь в самом крайнем случае, т.е. в виде некоторого числа совершенно странных людей, отказавшихся раскаяться в таких условиях. Но и в данном случае, этих гордецов уничтожит не Божий гнев, а их собственное отчуждение от Него, как от Источника жизни, т.е. Источника Его милости. Но где это будет произведено, мы не знаем. Мы можем сказать, что только не в аду, который в Священном Писании назван местом страданий, очевидно духовных, а не физических. Эти страдания также не могут быть вечными, поскольку в случае полноценного раскаяния грешника они должны быть прекращены. Удовлетворяться же вечными страданиями за временную вину может только деспот.

А как же быть с сатаной и его слугами? И здесь нам приходит на память следующий текст: «И тогда откроется беззаконник, которого Господь Иисус убьет духом уст Своих и истребит явлением пришествия Своего» (2 Фес. 2:8). Нам неизвестно, когда это произойдет, но здесь снова-таки идет речь об убийстве и истреблении духовном, а не физическом. Почему мы так думаем? Потому что Павел прекрасно знал закон и пророчества о том, что убийство, совершенное Божьими устами в конце всемирной истории, всегда означает духовную победу. Мало того, он умышленно использовал это выражение, подражая пророку Исаии.

Это значит, что в конце человеческой истории свое поражение перед Богом признает даже дьявол. Мыслимо ли это? А почему собственно будущий мир должен быть разбит на два полярных лагеря – ад и рай? Это вопрос из разряда следующего: «А почему собственно должно быть истинным выражение: чем больше благодати Бога, тем меньше свободы воли человека?» Может быть, мы просто свыклись с тем, что считаем истинным. Если наше предположение верно, тогда с дьяволом там произойдет не только это, но и его покаяние, а значит обращение к Богу за милостью и прощением. Если это действительно может произойти, тогда возможность спасения не будет отобрана даже у дьявола. Но будет ли он действительно среди раскаявшихся людей? Этого мы не знаем, а можем только предполагать. Но даже если это и случится, ничего кроме славы Божьей с собой не принесет. А ведь это и нужно нашему Господу.

2.2. Искренне ли это покаяние?

Потом у меня возникло следующее возражение: «Можно ли считать такое покаяние искренним?» Считается, что вынужденными обстоятельствами легко переубедить человека, но, поскольку в земной жизни Бог их не использовал, значит, получается, что разные группы людей пребывали в разных условиях для своего обращения. Если нечестивые отвергли Божий призыв, которым воспользовались остальные, тогда Бог не может быть справедливым, спасая и тех, и других без проведения между ними какого-либо различия. Все это выглядит, как дополнительный шанс спасения, о котором само Писание нечего не говорит.

Конечно, условия призыва у нас и на земле не одинаковые для каждого человека, но, по крайней мере, часть вынужденных покаяний все же нельзя лишить искренности. Одному для понимания Божьей истины достаточно немного, а другому требуется больше, включая и сильную встряску. Но разве милосердный Бог даст спасение более смекалистым и лишит его менее догадливых? Конечно, этот пусть спасения выглядит чрезмерно легким, поскольку здесь люди ничего не сделали для своего спасения, но разве спасение не дар, чтобы его заслуживали? Если даже из живших на земле некоторые будут спасены, «как головня из огня» (1 Кор. 3:15), тогда почему же точно таким же образом не могут быть спасены и они?

Конечно, различие между теми и другими будет проведено на последнем Божьем суде, но не в вопросе спасения. Спасенные после смерти будут находиться в других условиях царства Божьего, чем спасенные при жизни. Библия не умалчивает о втором шансе спасения, причем в ней имеются как тексты, говорящие о спасении некоторых людей, живших до проповеди Христа, как и тексты, объясняющие возможность спасения тех, кто будут спасены прямо на суде у Белого Престола, хотя им и придется понести положенное наказание в аду. Теперь мы можем уже более уверенно говорить об универсальном значении таких текстов Писания, как этот: «Я пришел не судить мир, но спасти мир» (Ин. 12:47).

Кстати, евреи так и верили в то, что все язычники (а не только все народы) обратятся к Богу Израиля и будут спасены, но на других условиях. И эту мысль подхватили даже некоторые христиане (Климент Александрийский, Ориген,  Григорий Нисский). Действительно, если оказались спасенными не все язычники, тогда должны в таком же положении оказаться и не все народы. Но поскольку спасение принадлежит всем народам, следует признать, что оно принадлежит и всем язычникам. Правда, евреи верили в то,  что все эти язычники будут соблюдать т.н. «семь заповедей Ноя». И в этом состоит основное различие их представления о спасении язычников от христианского.

2.3. Две категории спасенных?

Но есть ли в Библии указание на существовании в вечности двух категорий спасенных людей? Здесь мы сразу вспоминаем «спасенные народы», которые отличаются от людей, составляющих церковь Христа, как Его Невесту (Откр. 7:9; 21:24). Апостол Иаков также проводит различие между спасенными иудеями и спасенными язычниками, которых отличают различные предъявленные к ним требования. «Бог первоначально призрел на язычников, чтобы составить из них народ во имя Свое. И сим согласны слова пророков, как написано: Потом обращусь и воссоздам скинию Давидову падшую, и то, что в ней разрушено, воссоздам, и исправлю ее, чтобы взыскали Господа прочие человеки и все народы, между которыми возвестится имя Мое, говорит Господь, творящий все сие. Ведомы Богу от вечности все дела Его» (Деян. 15:14-18). Показательно, что Иаков обращается к т.н. «семи заповедям Ноя», доступным для исполнения язычниками. Если Божий народ может состоять из двух этих категорий людей, тогда почему в вечности не может быть двух категорий людей, также объединенных прощением и милостью Божьей?

В апокрифических стихах книги Есфирь говорится о спасении некоторых язычников: «Дабы и ныне и после памятно было спасение для нас и для благорасположенных к нам Персов» (Есф. 8:12). Но это указание не противоречит, а подтверждает Писание: «Боже! будь милостив к нам и благослови нас, освети нас лицем Твоим, дабы познали на земле путь Твой, во всех народах спасение Твое. Да восхвалят Тебя народы, Боже; да восхвалят Тебя народы все. Да веселятся и радуются племена, ибо Ты судишь народы праведно и управляешь на земле племенами» (Пс. 66:2-5).

2.4. Что же такое ад?

Теперь мне предстояло доказать нематериальный характер ада как места изоляции или отлучения грешников от Бога. Честно говоря, Писание изображает духовные реалии большей частью лишь при помощи антропоморфизмов или приспособления к человеческому восприятию. По этой причине евреям нельзя было изображать Бога или описывать духовные видения или пророчества исключительно буквальным образом. То, что нам ясно известно об аде, так это две вещи: как предварительное место наказания, в котором души умерших находятся до наступления дня Последнего суда (см. 2 Пет. 2:4) и как окончательное место наказания, где они будут пребывать после этого суда (см. Мф. 25:46; 2 Фес. 1:9).

Конечно, второе место в книге Откровения названо не «адом», а «озером огненным», но они, вероятно, отличаются друг от друга лишь тем, чем отличается камера предварительного заключения от обычной тюрьмы. Но если первое место, куда отправляются души людей после смерти их тел, хотя и способствует раскаянию, все же дает своим узникам какую-то надежду на избавление на будущем суде, то второе представляет собой исполнение того приговора, который уже был вынесен на этом суде. При этом считается, что на Божьем суде у Белого престола будут осуждены абсолютно все грешники и на вечные мучения. Но можем ли мы засомневаться в обоих этих предположениях?

Как насчет, например, вечности адских мучений? К сожалению, слово «эон» или «вечный» описывает большой, но ограниченный период времени. Это значит, что выражение «во веки веков» может говорить лишь о неопределенно долгом периоде времени, применимо как к спасенным, так и к погибшим людям (см. Мф. 25:46). Чем закончатся обе эти разновидности «вечности», мы не знаем, но скорее всего тем, что спасенные после своего воссоединения с «отбывшими свое наказание» грешниками перейдут к существованию вне времени и пространства (в этом и состоит вся новизна будущих «земли и неба» — библейская формулировка всего мироздания). Да, последующая судьба обоих этих групп людей будет отличаться своим качеством, но уже не вопросом спасения или погибели, поскольку Бог не может оттолкнуть даже минимальное приближение к Себе со стороны грешника.

Часто можно слышать такой вопрос: «Будет ли в аду возможность раскаяния?» Именно ему я удивляюсь больше всего и всегда отвечаю: «А что же еще там будет?» Там только и будет это бесконечное чувство стыда и воспоминания упущенных возможностей. По большому счету, именно эти страдания мы должны видеть во всей той пестрой смеси эпитетов, используемых Иисусом Христом в Его беседах на эту тему – тьма, огонь, червь, скрежет зубов, пропасть (Мф. 8:12; 13:42, 50; Мк. 9:42-48; Лк. 16:19-31; ср. Откр. 20:11-15). И совершенно напрасно убеждать кого-либо в том, что мучения совести представляют собой меньшие страдания, чем физическая боль от перенесения ожогов. Как говорил Исаак Сирин, «печаль, поражающая сердце за грех против любви, страшнее всякого возможного наказания». Ни причинять, ни даже смотреть на эти страдания не свойственно Богу безграничной любви и долготерпения.

Каков же смысл адского наказания? Обычно считается, что целью Божьего наказания является окончательное отвержение грешника и его осуждение на вечную погибель, но в реальности целью любого Божьего наказания является исправление грешника. Божье наказание весьма часто предстает в Писании в роли исправительной меры или научающего испытания (Притч. 3:12; Иер. 10:24; 1 Кор. 11:31 и след.), которыми Бог напоминает Своим чадам об их грехах (ср. Иез. 18:23; 2 Пет. 3:9), чтобы побудить их через страдания к поискам Божьего прощения (Пс. 38:11 и след.; 72:14, 23 и след.; Евр. 12:5-11; Откр. 3:19). Такие наказания и испытания верующие должны воспринимать как особое доказательство милости Божьей, или, как выразился автор книги Притчей, «путь к жизни» (Притч. 6:23). И если Бог вел Себя так раньше, почему Он не может вести тебя таким же образом и в конце человеческой истории? Конечно, может и должен.

Получается, что ад не должен быть исключением из этого правила. Иов говорит: «Блажен человек, которого вразумляет Бог, и потому наказания Вседержителева не отвергай» (Иов. 5:17). Если на земле люди часто переносили наказание Божье таким образом, что даже благодарили за него Господа, тогда почему этого эффекта должен быть лишен ад? И хотя не все наказания ведут к послушанию, возможность этого не только не исключена, но и в случае с судом у Белого Престола – наиболее вероятна. Совершенно немыслимо, чтобы перед лицом Божественного правосудия, кто-либо из обвиненных не обрел веры, по крайней мере, в существование Бога. И здесь человеческая воля не обязательно оказывается принужденной к покаянию страхом наказания. Она может добровольно признать, что Бог действительно воздерживался от наказания людей, живших на Земле, потому что долготерпел их грехи.

Важно понять, что отцовское наказание чаще всего выражается не в применении физического насилия, а в простом обличении или выражении своего неудовлетворения. Неудивительно, что как в Ветхом Завете, так и в Новом, Божье наказание обычно имеет значение порицания или обличения в грехе: «Обличи ближнего твоего» (Лев. 19:17; ср. Пс. 140:5). Таким путем пророки обличают народ (Иез. 29:21; Ам. 5:10), Иоанн Креститель — Ирода (Лк. 3:19), разбойник на кресте — своего товарища (Лк. 23:40). Так должен был поступать Тимофей в церквах (2 Тим. 4:2), так же действует Святой Дух в отношении мира (Ин. 16:8), то же сказано и о воздействии Священного Писания на душу верующего человека (2 Тим. 3:16). В церкви обличение должно происходить с глазу на глаз, прежде чем будут привлечены другие свидетели или вся церковь (Мф. 18:15 и след.). Именно это исцеляющее воздействие обличения Бога нам и следует видеть в словах об «убийстве» уст Господних.

Но ведь богачу из истории о Лазаре было отказано в помощи, хотя он и покаялся? В целом, это трудно назвать покаянием, скорее – животным страхом перед угрозой более сильного наказания. Заметим себе то, что богач не стоял еще перед Божьим судом у Белого престола, а находился в аду как месте предварительного заключения, но определенные муки были уже и там. Причем он просил не о помиловании, а о смягчении своих страданий, поскольку не понимал, что должен был пройти через них. Поэтому ему было отказано в помощи даже до его знакомства с собственным приговором. Иными словами, это был отказ не в помощи вообще, а лишь в конкретной помощи. Если бы он попросил помилования, ему бы указали на предстоящий Божий суд, как на место, где он еще может принести Богу свое покаяние. Правда, его покаяние еще не достигло нужной кондиции, чтобы его можно было сразу предложить Богу. Вероятно, богач пока еще тосковал по утерянным земным благам, а не по утерянным годам жизни.

Но далее звучит полный запрет на переход из ада в рай! Разве одно это замечание не ставит перед нами непреодолимого препятствия? Но здесь идет речь о возможности такого перехода из ада в рай, который не санкционирован Богом, а предлагался самим богачом. Вот этот переход, мотивированный оказанием помощи страдающим в аду, и запрещался. Иначе говоря, словами: «Сверх всего того между нами и вами утверждена великая пропасть, так что хотящие перейти отсюда к вам не могут, также и оттуда к нам не переходят» (Лк. 16:26), Авраам хотел сказать, что просьба богача облегчить свои страдания неисполнима: ни ему самому, ни Лазарю сделать это не позволено. Но это не означает того, что останется неудовлетворенной также и его просьба о покаянии, если бы она имела место. Равным образом, нельзя было перейти из рая в ад просто по своему желанию. Все это осуществляется на Божьих, а не наших условиях.

Неосознание богачом возможности своего спасения доказывает, что т.н. «предварительный ад» не способен вразумить грешника так, чтобы он начал просить Бога о спасении. Богач в этой истории ведет себя точно так, как Иуда Искариот после совершения греха предательства Иисуса, даже не допуская себе мысли о Божьем прощении. Ему кажется, что просить такого прощения в его случае нельзя, и потому молит о живых его братьях. Почему он этого не понимает, если смысл адского наказания состоит не в осуждении, а в исправлении? Вероятно, по той причине, что все условия его будущего положения будут открыты ему лишь на суде у Белого престола. Здесь ему могут лишь дать какой-то совет, но все будет решаться там, а не здесь. Зато богач хорошо понимает, что пребывает в этом месте временно, ведь сам текст говорит следующее: «Вспомни, что ты получил уже доброе твое в жизни твоей, а Лазарь — злое; ныне же он здесь утешается, а ты страдаешь» (Лк. 16:25). Временность прошлого с необходимостью означает также и временность настоящего обоих этих лиц, хотя сам приговор над умершим грешником будет произнесен позже.

Конечно, о временности адских мук говорят два следующих текста: «Мирись с соперником твоим скорее, пока ты еще на пути с ним, чтобы соперник не отдал тебя судье, а судья не отдал бы тебя слуге, и не ввергли бы тебя в темницу; истинно говорю тебе: ты не выйдешь оттуда, пока не отдашь до последнего кодранта» (Мф. 5:25); «И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга» (Мф. 18:34). В обоих случаях, вместо утраченной возможности грешнику предоставляется некий шанс не столько «отработать свои грехи», сколько подумать над своим поведением, чтобы проявить более зрелый уровень своего покаяния. В любом случае, надежда на это остается. Для тех, кто вовремя не воспользовался благодатью Христа, остается обратиться к ней лишь запоздало. Поскольку же Божья милость безгранична, Он дарует возможность спасения для таковых на особых условиях – через период пребывания в аду, необходимый для дозревания их покаяния и веры до спасительного уровня.

Невозможность покаяния некоторых грешников?

Но у нас имеются также и затруднительные для объяснения тексты: «Если кто скажет слово на Сына Человеческого, простится ему; если же кто скажет на Духа Святаго, не простится ему ни в сем веке, ни в будущем» (Мф. 12:32). О каком «будущем веке» говорит этот текст – о райском или адском? Предположить наличие непростительного греха в раю затруднительно, но возможно. Если там по причине гордости однажды отпал от Бога сатана, то такая ситуация когда-то может снова повториться, хотя уже в другом виде (см. 1 Тим. 3:6). Но более вероятно все же утверждать, что здесь Иисус Христос говорит о возможности непрощения некоторых грешников в аду. И теперь нам следует выяснить, не простится этим людям их вина в абсолютном смысле или же в условном?

Конечно, вопрос о непрощении нужно рассматривать в комплексе с самой виной человека, поскольку Богу свойственно прощать, тем более когда люди просят об этом. Если оно имеет условный характер, тогда будет действовать лишь до тех пор, пока конкретный человек грешит этим видом греха. Если оно — безусловно, тогда приходится признать, что такой человек сам лишил себя возможности раскаяния. Обычно непростительный грех описывается, как неспособность уверовать или раскаяться, но Писание допускает возможность спасения даже отступников (см. Самсон, Манассия). А это значит, что даже отпадение может иметь обратимый характер. Данное обстоятельство, как бы ни трудно нам было его объяснить теоретически, все же указывает на то, что лишиться полностью способности к раскаянию не может ни один грешник. Это было бы равносильно тому, что дело человека стерло полностью и навсегда дело Божье.

Во свете данного утверждения мы должны внести корректировку в традиционное понимание хулы на Духа Святого, как полную потерю способности к покаянию. Если бы это случилось в реальности, человек утратил бы полностью свое богоподобие. Поэтому мы должны говорить не о возвращении отпавшему способности к покаянию, что равносильно мистическому превращению «ничто» во «что-то», а о возрождении этой способности?

Но даже если и признать абсолютную невозможность прощения для некоторых людей, то все равно таких людей будет в аду (скорее всего, в «предварительном») не подавляющее большинство, а исключительное меньшинство. Они будут находиться вместе с остальными грешниками только до последнего суда у Белого престола, и только их одних не разбудит от духовной спячки его спасительное «поражение», превращающее врагов в друзей. Не следует забывать, что в «предварительном» аду будут находиться также и те, кто не согрешил этим грехом, но, несмотря на это, не покаялся в каких-то других своих грехах. По традиционному мнению, они получат различную участь в «окончательном» аду.

Но мы более склонны считать, что, несмотря на то, что хула на Духа Святого представляет собой самую тяжелую форму греха, даже она все же не доходит до полной потери способности к покаянию. Бог не может ее простить при условии того, что человек не желает просить об этом прощении, хотя и может это сделать с большим трудом. Давайте вспомним принятие Христом человека с весьма слабой верой: «Если сколько-нибудь можешь веровать» (Мк. 9:23). Ситуации же, когда человек просит прощения, а Бог не прощает, мы не можем себе представить. Поэтому мы должны признать, что эта вина не простится человеку только до тех пор, пока он пребывает в этом состоянии оскорбления Божьей милости.

Правда, нам нельзя считать, что «до тех пор» имеет равные шансы как в вопросе устояния в спасении, так и в вопросе отступления от него. Нет, как укоренение в святости уменьшает шанс отпадения, так и укоренение в грехе сокращает возможность раскаяния. Поэтому как способность христианина к устоянию в спасении, так и способность грешника к раскаянию имеют у каждого человека различную степень. Поэтому пребывание в спасении или отпадение от него – это уже не дело просто свободного выбора человека. Это — выбор лишь самоограниченной его свободы воли, и поэтому является преимущественно предсказуемым. Поэтому грех хулы на Духа Святого очень близко подводит грешника к состоянию неспособности раскаяния, но все же не вводит его в него окончательно. Это подобно тому, как небесное положение спасенных представляет собой очень близкое состояние к совершенству, но все же не абсолютное.

Конечно, непростительность хулы на Духа Святого следует отличать от непростительности других нераскаянных грехов. Здесь происходит оскорбление не какого-то качества Божьей природы, а самой Его Личности. И хотя эта вина очень высока, она все же не является  причиной безусловного отвержения грешника Богом. А это значит, что даже согрешившие таким грехом на последнем суде могут покаяться и обрести Божье прощение даже столь тяжкого греха, как этот. Иными словами, Бог не прощает много различных грехов, если человек упорствует в их осознании, но самым большим из них  является грех хулы на Духа Святого. И все же все эти грехи завязаны на способности грешника к покаянию, которая не может оказаться утраченной полностью даже в аду.

2.5. Новая возможность спасения?

Но чем обеспечивалась эта исключительная возможность спасения грешников? Разве законом? Нет, поскольку закон не учитывает покаяния, да и какие дела по закону они имели? Никаких. Это значит, что эти люди могли быть спасены только милостью того же самого Иисуса Христа, Который сказал, что спасен будет всякий верующий, вне зависимости как и когда он уверовал. Но если Христос простил их вину, зачем им тогда отбывать наказание в аду, пусть и временное?

Выше мы показали, что наказание Божье обычно выполняет исправительную роль, а не осудительную. Но противоречит ли это концепции спасения по благодати? Нет, поскольку наказание лишь приближает момент спасения, а не определяет его. Мы не можем сказать того, что Бог отвергнет раскаявшихся у Белого престола, потому что их обращение к Богу оказалось запоздалым, чтобы попасть под категорию заслуженного Христом. Поскольку Бог есть любовь, оттолкнуть даже такое покаяние Он не может. Поэтому возможность раскаяния через перенесение наказания нельзя считать спасением, а лишь средством подготовки сознания человека к принятию Божьей милости прощения. Следовательно, мы должны быть осторожными, чтобы не предложить новый путь спасения через перенесение наказания Божьего в аду.

И все же какова надобность пребывания грешников в аду? Если их покаяние совершилось уже у Белого престола, тогда какого еще покаяния следует от них ожидать путем помещения их в место, где они будут испытывать душевные муки? Конечно, весь вопрос упирается в качество их покаяния. А аду они будут проходить курс реабилитации и превращения их животного страха перед наказанием в настоящее благоговение перед Богом. Действительно, хоть Бог и воспринял их этот животный страх как выражение некоторого раскаяния, для их спасения его недостаточно. Равным образом, недостаточно для этого и той веры, которая только боится Бога, а не любит Его. Вот эти вопросы будут стоять перед людьми во время их пребывания в этом состоянии духовной реабилитации в аду.

Но самым большим затруднением для меня оказался вопрос справедливости. Справедливо ли мне, столько сил отдавшему борьбе с грехом и сомнениями, быть приравненным к тому, кто получит свое спасение без всего этого, путем простого пребывания в душевном аду? Конечно, пребывание в аду грешника нельзя назвать «простым» в смысле перенесения даже душевных страданий, поскольку он будет страдать в этом месте, не имея никакой возможности как-то повлиять на действие своей совести. Она будет жечь его столько времени, сколько потребуется для уяснения человеком его вины перед Богом, вызванной отвержением Его милости в его земной жизни.

Поэтому, даже имея надежду на будущее, грешник все равно будет страдать, пребывая в таком состоянии. Но не это главное. Если вопрос спасения в любом случае является делом дарения Божьего, то как я могу жаловаться на свою долю, подсчитывая свои расходы? Разве мне не следовало бы вспомнить такие слова Господа: «Или глаз твой завистлив от того, что я добр?» (Мф. 20:15), чтобы опустить свой взгляд и больше никогда его не поднимать выше своего носа? Вопрос, оказывается, не в моих «потерях», а в глубине Божественной любви к грешнику.

3.Что же такое универсализм?

3.1. Универсализм в Библии

Теперь мне пора была взглянуть на всю Библию с точки зрения универсализма. Библия безусловно рассматривает все расы и народы как единую общечеловеческую семью. Уже одно то, что в тексте Быт. 3:20 Ева названа «матерью всех живущих», свидетельствует против любых форм расизма. Предметом Божьей заботы и внимания является не только Израиль, но и все остальные народы (см. Быт. 12:3). Несмотря на жестокость и агрессивность ассирийцев, в книге пророка Исаии предсказано их обращение к Богу, как и обращение египтян (Ис. 19:23-25). Израиль был призван стать священнической нацией среди всех народов (см. Исх. 19:5-6), но не единственным любимцем Бога.

Неудивительно, что к вышедшему из Египта Израилю также примыкает «множество  разноплеменных людей» (Исх. 12:38), которые позже называются пришельцами (Исх. 12:49; 22:21; 23:9; 2 Пар. 30:25). Среди них были кениты (Суд. 1:16), моавитяне (Руфь), идумеи (Втор. 23:7), египтяне (3 Цар. 3:1), хетты (2 Цар. 11:3), эфиопы (Иер. 38:7) и даже аморреи  (2 Цар. 21:2) и хананеи (3 Цар. 9:20). И хотя эти народы часто искушали Израиль, Бог не отрекался от цели их спасения. Предрекая бедствия угнетателям Израиля устами Своего пророка Иеремии, Господь говорит, что они будут помилованы, «если они научатся путям народа Моего» (Иер. 12:14-16; ср. также Иер. 16:19).

Давид говорит о всепроникающей силе Божьей заботы и любви следующее: «Куда пойду от Духа Твоего, и от лица Твоего куда убегу? Взойду ли на небо — Ты там; сойду ли в преисподнюю — и там Ты. Возьму ли крылья зари и переселюсь на край моря, — и там рука Твоя поведет меня, и удержит меня десница Твоя. Скажу ли: «может быть, тьма скроет меня, и свет вокруг меня сделается ночью»; но и тьма не затмит от Тебя, и ночь светла, как день: как тьма, так и свет» (Пс. 138:7-12). Следующие за ним ветхозаветные пророки делают акцент на покаянии и милости Божьей к Израилю, следующих после угроз его наказания. Наиболее отчетливо это видно в донесении  Божьей вести пророком Ионой о том, что Ниневия будет разрушена через сорок дней. Однако результатом этой проповеди осуждения явилось не разрушение, а восстановление. Жители Ниневии покаялись, и обещанное разрушение так никогда и не произошло, по крайней мере, во время жизни данного поколения. Даже изгнание израильтян в Вавилон обернулось общенародным покаянием и возвращением к Богу.

Пророк Иеремия пишет о подобном восстановлении Елама: «Но в последние дни возвращу плен Елама, говорит Господь» (Иер. 49:39). Подобное также написано им о Моаве (Иер. 48:47), а также пророком Исаией о Египте и Ассирии (Ис. 19:24-25). Иногда Бог даже приравнивает другие народы к Собственному: «Не таковы ли, как сыны Ефиоплян, и вы для Меня, сыны Израилевы? говорит Господь. Не Я ли вывел Израиля из земли Египетской и Филистимлян — из Кафтора, и Арамлян — из Кира?» (Ам. 9:7). А далее говорится: «В тот день Я восстановлю скинию Давидову падшую, заделаю трещины в ней и разрушенное восстановлю, и устрою ее, как в дни древние, чтобы они овладели остатком Едома и всеми народами, между которыми возвестится имя Мое, говорит Господь, творящий все сие» (Ам. 9:11-12). Если между всеми народами возвестится имя Божье, тогда что это за овладение ими?

Особенно универсалистскими утверждениями отмечено пророчество Исаии. Этот пророк говорит о наступлении дня, когда к дому Господню «потекут все народы» (Ис. 2:2-3), что, кстати, дословно повторено у Михея (Мих. 4:1). В тексте Ис. 19:23 говорится об обращении язычников к единому Богу: «Египтяне вместе с Ассириянами будут служить Господу»). В тот день скажет Господь: «Благословен народ Мой — Египтяне, и дело рук Моих —Ассирияне, и наследие Мое — Израиль» (Ис. 19:25). Когда читаешь эти слова, кажется, что их произносит не ортодоксальный еврей, а египтянин или ассириянин. Вершина его утверждений: «Мало того, что Ты будешь рабом Моим для восстановления колен Иаковлевых и для возвращения остатков Израиля, но Я сделаю Тебя светом народов, чтобы спасение Мое простерлось до концов земли» (Ис. 49:6). Господь сказал «мало», какое же мы имеем право говорить «достаточно»?

Не менее впечатлителен и следующий текст из книги пророка Исаии: «Ко Мне обратитесь, и будете спасены, все концы земли, ибо я Бог, и нет иного. Мною клянусь: из уст Моих исходит правда, слово неизменное, что предо Мною преклонится всякое колено, Мною будет клясться всякий язык. Только у Господа, будут говорить о Мне, правда и сила; к Нему придут и устыдятся все, враждовавшие против Него. Господом будет оправдано и прославлено все племя Израилево» (Ис. 45:22-25). Особенно ясно звучит следующее выражение: «К Нему придут и устыдятся все, враждовавшие против Него».

Вот что значит поразить своего противника устами, а не мышцами. Но такой современный критик универсализма, как Геральд Р. МакДермот в своей критической статье: «Все ли спасутся?» (см. https://www.reformed.org.ua/2/774/McDermott) совершенно проигнорировал слово «все», заявив, что здесь говорится о двух категориях людей: «Добровольное подчинение для одних и вынужденное подчинение для других».

Новый Завет не только продолжает, но и усиливает эту тематику. Уже в описании детства Христа Спасителя содержится тема универсализма (Мф. 2:1; Лк. 2:32; 3:23-38). И хотя в начале земного Своего служения Христос призывает к покаяния лишь Свой народ, позже в круг адресатов Его проповеди попадают и другие народы (см. Мф. 28:19-20; Мк. 5:19; Ин. 12:20). Неслучайно, в Евангелии от Иоанна совсем не упоминается ад, но присутствует только тема суда (ср. Ин. 3:19-21, 36; 17:3). После вознесения Господа на небо, ученики идут исполнять Его наказ: «И будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли» (Деян. 1:8). В результате их деятельности спасается эфиопский сановник, жители Самарии и семейство Корнилия, пока проповедь язычникам не узаканивается на Первоапостольском соборе (Деян. 15). Согласно ап. Павлу, вера и жизнь во Христе ставят людей выше  разделения на эллинов и иудеев, мужчин и женщин (Рим. 10:12; 1 Кор. 1:23-24; Гал. 3:28 и др.).

Таким образом Новый Завет, как и Ветхий, утверждает происхождение рода человеческого «от одной крови» (Деян. 17:26). Вершина проповеди Павла об этом передана в следующих словах: «От одной крови Он произвел весь род человеческий для обитания по всему лицу земли, назначив предопределенные времена и пределы их обитанию, дабы они искали Бога, не ощутят ли Его и не найдут ли, хотя Он и недалеко от каждого из нас: ибо мы Им живем и движемся и существуем, как и некоторые из ваших стихотворцев говорили: «мы Его и род». Итак мы, будучи родом Божиим, не должны думать, что Божество подобно золоту, или серебру, или камню, получившему образ от искусства и вымысла человеческого. Итак, оставляя времена неведения, Бог ныне повелевает людям всем повсюду покаяться, ибо Он назначил день, в который будет праведно судить вселенную, посредством предопределенного Им Мужа, подав удостоверение всем, воскресив Его из мертвых» (Деян. 17:26-31). Идея универсализма присутствует также и в следующих местах Писания: Ин. 12:32; Деян. 3:21; 2 Петр. 3:9; Рим. 5:18-19; 11:32; Еф. 1:10; 1 Кор. 13:8; 15:22, 27-28; Флп. 2:10-11; 3:21; Кол. 1:19-20; 1 Тим. 2:3-4; 4:10; Евр. 2:9. Примечательно, что термин «апокатастасис» или «восстановление» Ориген позаимствовал из текста Деян. 3:21.

Наличие универсалистских текстов в посланиях Павла признает даже кальвинистский богослов  МакДермот: «Послания Павла более сложны, потому что они всегда предлагают универсалистам более очевидную поддержку, чем другие отрывки Писания». Но предлагаемые им объяснения этих текстов все равно выглядят неубедительно. Например, вот как он объясняет текст Рим. 5:18: «Возможно, Павел употребляет слово «все» так же, как его употребляет автор книги Иисуса Навина, когда пишет о том, что «побили Ахана все Израильтяне камнями» (Нав. 7:25). Небольшая группа представителей израильского народа участвовала в побивании камнями». Но если бы Павел сделал это в данном месте Писания, тогда кальвинистам пришлось бы сделать неприемлемый для себя вывод о том, что «преступлением одного осуждение не всем грешникам».

При этом нам важно не только привести доказательства собственной правоты, но предложить способ согласования их с теми текстами Писания, которые используют наши критики (напр. Мф. 10:33; Лк. 13:24). И этот способ существует: мы не можем считать Божье наказание грешников в аду безусловным и ничем не ограниченным, поскольку слово «вечный» (греч. «айонос») имеет в оригинале значение ограниченного промежутка времени. И даже если он относится также к спасению, это его значение остается неизменным. За временностью рая может наступить действительно вечное состояние спасения, которое не называется в Писании этим словом. Поэтому рай может быть только подготовительным периодом адаптации спасенных к настоящему вечному существованию. Примечательно, что данное толкование может справиться даже с таким трудным для объяснения текстом Писания, как 2 Фес. 1:5-10.

Кроме того, Писание ясно утверждает, что «милость превозносится над судом» (Иак. 2:13), что означает то, что главенствующее положение в Божьей природе занимает не Его справедливость, требующая воздаяния грешникам, а Его любовь, полностью расплатившаяся со справедливостью на Голгофе. Поэтому весьма странно слышать из уст уже цитированного нами выше богослова МакДермота следующую фразу: «Наибольший ужас вселенной – это не страдание нечестивых, а страдание невинных людей по причине угнетения их нечестивыми». Где же здесь видно христианское самопожертвование во имя любви к грешникам? Если бы это сказал еврей, его понять можно, но христианину выражаться по-еврейски, очевидно, не к лицу.

К счастью, невозрожденные люди имеют дело с другим Богом, чем тот, которого проповедует МакДермот. Мало того, служить Богу, способному править миром только по справедливости, они не пожелают, поскольку всегда будут чувствовать себя перед Ним виновными. Но совсем другим будет их отношение к Богу любви, не преследующему их Своей справедливостью, а расплачивающемуся с нею Собственной ценой. Оттолкнуть столь безграничную любовь Бога невозможно, если не в земной жизни, или в т.н. «промежуточном» посмертном состоянии, то уж наверняка на Божьем суде у Белого престола. Перед такой любовью не может устоять даже свобода воли грешника, ведь на земле люди влюбляются, совершенно не думая над тем, что это сильно ограничивает их свободу воли. То, что приносит тебе счастье, нельзя считать рабством. Поскольку все люди желают себе блага, по крайней мере, на Божьем суде они все же раскаются в своих грехах, воспользовавшись последней возможностью принять Божью любовь в свое сердце.

Почему же Библия говорит об этой возможности спасения для умерших во грехах таким завуалированным языком? Однако, она говорит этим языком всегда, когда речь заходит о предсказании будущих событий. Таким языком говорил пророк Исаия, когда говорил о Слове Бога убивающем нечестивых. Таким языком говорил Христос, когда говорил об осуждении грешников Своим словом на Последнем суде. Таким же языком говорил Павел, указывая как будет побежден сатана. И, наконец, этим же языком говорил на автор книги Откровения, когда рассуждал о том, что эта победа Бога над всеми Его противниками будет столь кровавой.

Эту мысль хорошо иллюстрирует следующая история из глубокой древности. Однажды в одной из провинций Китая народ поднял восстание. Монарх отправил туда армию для его подавления, но предводителю его войска удалось убедить повстанцев повиноваться и прекратить сопротивление. В ответ он гарантировал им жизнь. Повстанцы смирились, и армия вернулась домой «ни с чем». Когда правитель спросил у своего полководца, почему его враги до сих пор еще живы, тот ответил: «Теперь у тебя нет врагов. А друзей не убивают». Если грешники признают Божье владычество над собой даже на Последнем суде, разве Бог откажется от них? Признать это невозможно. А они именно это и сделают. Сомневаться в этом не приходится. Конечно, они не унаследуют тех же благословений, что и остальные (см. Откр. 5:9; 7:9), но спасены все же будут.

3.2. Универсализм в истории

Только после изучения темы универсализма в Писании я вспомнил, что это слово неоднократно всплывало в истории церкви, но ранее я не знал о почти не прекращающейся универсалистской традиции в истории христианства, начиная со времени ее возникновения. Считается, что первые тексты, ясно проповедующие такую идею, принадлежат таким греческим отцам Церкви, как Климент Александрийский, Ориген, Евагрий Понтийский и Григорий Нисский. Но благодаря усердной критике Августина и его сторонников это учение было осуждено на Пятом Вселенском соборе в 553 году. Впрочем, этот собор не анафематствовал Григория Нисского, отрекшегося от идеи Оригена о предсуществовании душ, но сохранившего его идею о всеобщем восстановлении. Однако и после этого данное учение время от времени всплывало в среде мистически настроенных христиан (Исаак Сирин, Иоанн Скот Эриугена и некоторые неофициальные христианские течения).

По большей части споры в Ранней Церкви о том, что такое ад, сводились к вопросу, является ли он временным местом наказания или же вечным. При этом, в отличие от многих западных богословов, например, от критиковавшего его Августина, Ориген, прекрасно знавший греческий язык, отдавал себе отчет в подлинном значении слова «эон» (греч. «айон»). Кстати, католическое представление о «чистилище» исходило именно от Августина, который учил тому, что Бог одних людей предопределил к спасению, а других оставил на погибель. Августину  было невдомек, как вообще Бога, будучи Верховным правителем, мог прощать Своих подданных иначе, чем суверенным образом, т.е. при помощи откровенного произвола.

Сам же Ориген категорически отрицал как принудительность, так и ограниченность Божественной любви: «Это покорение будет совершаться некоторыми определенными способами, путем определенного научения и в определенные времена. При этом никакая необходимость не будет принуждать к покорению, так что весь мир будет покорен не силой, но словом, разумом, учением, призванием к добру, наилучшими учреждениями, а также надлежащими и соответствующими угрозами, справедливо устрашающими тех, кто пренебрегает своим здоровьем и заботою о своем спасении и пользе» (О началах, кн. 1, гл. 6, пар. 1). Однако католическому духовенству более импонировало представление о «вечности» адских мук, чтобы держать свою паству в паническом страхе от того, что их ждет в будущем без ходатайства со стороны не столько Самого Христа, сколько формальных представителей институализированной Его церкви.

Неудивительно, что с наступлением Реформации представление о временности адских мук и о последующем восстановлении виновных снова вышло наружу. И что интересно было узнать лично мне, так это то, что в XVI веке в Южной Германии эти взгляды разделяли такие видные лидеры мирного анабаптизма, как Ганс Денк и Ганс Гут. Как известно, немецкий пиетизм сформировался под сильным влиянием знаменитого мистика Якоба Бёме (1575-1624). И.В. Петерсон (1649-1727), Э.К. Хохман (1670-1721) и другие радикальные пиетисты разделяли веру Бёме в «восстановление всего сущего». Из радикального немецкого пиетизма возник и универсализм американский, который принес в Америку врач Дж. Дебенвиль (1703-1793).

В статье Д.Б. Эллкера «Универсализм» мы читаем: «Учение, в котором универсализм занял центральное место, возникло среди английских кальвинистов. В XVII в. в пуританской среде появилось несколько сект, проповедовавших всеобщее спасение (самая известная из них — это секта «филадельфийцев», которую основала Джейн Лид). Однако организованное универсалистское движение возникло лишь веком позже, когда Дж. Релли порвал с течением Уэсли и Уайтфилда. В своей книге «Единение» (Union, 1759) Релли осудил кальвинизм и провозгласил, что все души состоят в союзе с Христом и что крестная смерть Христова принесла спасение всем людям, а не только избранным. К Релли примкнул Дж. Мюррей, методистский проповедник, изгнанный из своей общины за универсалистские взгляды. Универсализм Мюррея, признававшего, что все души разделяют первородный грех, основывался на его вере в Христа как в Главу всечеловеческой семьи. Мюррей утверждал, что подобно тому, как все люди причастны греху Адама, так все люди обрели спасение через смерть Христа. Мюррей прибыл в Новую Англию в 1770 г., а в 1779 г. основал в Глостере (шт. Массачусетс) первую универсалистскую общину. Через несколько лет был проведен первый всеобщий съезд нового движения. Организованный универсализм стал по преимуществу американским феноменом.

Идея универсализма распространялась не только благодаря Мюррею. Проповедниками универсализма были, в частности, либеральные конгрегационалисты Дж. Мэйхью и Ч. Чонси. Чонси, автор книги «Спасение всех людей » (Salvation of All Men, 1784), решительно отвергал концепцию «ограниченного искупления «. В1781 г. бывший баптист Э. Уинчестер основал универсалистскую общину в Филадельфии. В книге «Диалоги о всеобщем восстановлении» (Dialogues on the Universal Restoration, 1788), написанной с арминианских позиций, Уинчестер доказывает, что наказание будет отмеряться за каждый грех в отдельности, но в результате все души обретут вечное счастье. Хотя Дебенвиль, Мюррей и Уинчестер давали универсализму разные теологические обоснования, все они отрицали вечные муки в аду. Однако во всех остальных отношениях универсализм XVIII в. был очень разнородным» (Теологический Энциклопедический словарь. Под ред. Уолтера Элвелла. М.: Духовное возрождение, 2003, с. 1256-1257).

В более позднее время универсализм почти выродился в либерализм и модернизм, но среди ярчайших его представителей были и некоторые консервативные богословы разных христианских церквей: напр. лютеранин Карл Барт, католик Ханс Урс фон Бальтазар и православный Каллист Уэр. Православных универсалистов представляют монах Силуан Афонский, митрополит Илларион Алфеев, философ Николай Лосский, библеист Александр Мень и в настоящие дни профессор Московской духовной академии Алексей Осипов, осужденный РПЦ в 2016 году за этот и другие еретические взгляды. Получается, что эти идеи отстаивали не только либеральные, но и консервативные теологи.

О сомневающихся мы уже не говорим. Вспомним отвержение Клайвом Льюисом мнения о всеобщем спасении: «Это утверждение (о том, что не все спасутся, – прим. Г.Г.), как никакое другое во всем христианстве, я, будь моя воля, с большой радостью бы оттуда вычеркнул». Правда, учитель Льюиса, шотландский писатель-романист и поэт Джордж Макдональд (1824-1905) был убежден в том, что огонь Божьей любви полностью уничтожит грех и нечистоту во время определенного очищения после смерти. Также универсалистские убеждения Карла Барта (1886-1968) поддержали следующие богословы: Джон А.Т. Робинсон, Жак Эллюль, Жан Бонда, Эверхард Юнгель и Юрген Мольтманн. К евангельским авторам-универсалистам относятся Робин Перри, Томас Талботт, Роб Белл и другие.

3.3. Богословская полемика вокруг универсализма

Поскольку универсализм критиковали с разных сторон и в разное время, обнаружить основные богословские возражения ему не трудно. Труднее на них ответить, но мы попытаемся, всякий раз оглядываясь назад, чтобы вовремя отречься от тех ложных взглядов, которые столкнутся с непреодолимыми аргументами. При этом мы будем находиться на почве арминианского богословия в вопросе спасения, отвергая все кальвинистские (принудительные) трактовки всеобщего спасения. Как говорил русский богослов Павел Евдокимов, Богу все возможно, кроме одного — заставить нас любить Его (L’Orthodoxie Neuchatel/Paris: Delachaux et Niestle, 1959), 60).

Правда, арминианам, не допускающим повторного отпадения от Бога, предстоит разрешить одну трудность. Поскольку они верят в то, что ад принадлежит только тем людям, которые сами лишили себя способности к покаянию, им невозможно теперь допустить мысль о возможности покаяния этих людей на Божьем суде у Белого Престола. Этих людей им остается либо отнести к тому мизерному минимуму, который останется упорствовать даже в этих обстоятельствах, либо признать, что «ожесточение» их сердец как имеющее человеческое происхождение может быть обратимо. Конечно, можно отнести к дополнительным Божьим средствам, воздействующим на совесть людей, также и само откровение Его благой воли, явившее себя во время этого суда. По крайней мере, осужденные на пребывание в исправительном «аду» все равно будут оставаться личностями, а не какими-то невменяемыми недосуществами. Спасение в любом случае находится где-то посреди двух этих утверждений: «Меня должны спасти» и «Я могу спастись».

Заключение

Общехристианское мнение о том, что из всего Божьего творения Богу удалось спасти только незначительную я людей, выглядит не очень то воодушевленно. Мало этого, данное положение вещей следует рассматривать как показатель краха Божьих планов, поскольку из того, что было названо Богом вначале «хорошим весьма», в конечном счете большинство стало «плохим». Иное дело, если признать, что спасенными удалось сделать почти всех людей. Такая мысль намного более соответствует и могуществу, и милосердию Божьему, которые являются необъятными по своему значению.

Адом обычно запугивают людей, но в наши дни, кажется, угроза адова огня больше не срабатывает. Если мы надеемся своей проповедью христианской веры хоть сколько-нибудь серьезно повлиять на наших современников, нам нужна не отрицательная, а положительная стратегия. Не лучше ли вместо жутких угроз попытаться пробудить в людях восхищение Божьим миром и способность любить? Пусть они лучше узнают о том, что Бог готов их простить даже в конце человеческой истории, поскольку там они испытают на себе нечто, недоступное здесь, на Земле.

Нам возражают, что учение о всеобщем спасении обесценивает проповедь Евангелия и делает людей равнодушными к собственному спасению, однако важно понять, что спасенные через прохождение «ада» не получает тех же самых благословений в небе, какие будут принадлежать тем, которые откликнулись на Божье предложение спасения еще при жизни своего тела. Поэтому каждому человеку стоит стараться выбрать себе лучшую долю на небесах ради обретения высших благ, недоступных всем остальным спасенным людям. Да и избежать пусть даже временных мук даже исправительного «ада» стоит.

Раньше я думал, что вершиной Божьей любви к человеку является позволение ему выбрать зло, грех и погибель, но теперь я уже так не думаю. Теперь я думаю, что Бог не только сделает все, чтобы защитить грешника от неправильного выбора, но и предоставит ему убедительные доказательства того, что лучшим употреблением свободы его воли является выбор жизни на вполне приемлемых условиях, как написано: «Во свидетели пред вами призываю сегодня небо и землю: жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь» (Втор. 30:19).