Божественная власть и человеческая совесть
Гололоб Г.А.
Ни для кого уже не является секретом, что кальвинистское представление о Божественном принуждении к спасению имеет исторические параллели с религиозным освящением существования различных видов дискриминации, диктатур и войн. Фактически мы видим здесь недопустимое Священным Писанием христиан слияние духовных и политических сфер человеческой жизни. Впрочем, это и неудивительно: если Бог принуждает даже в вопросах совести, то все остальное, тем более, должно быть подчинено Его авторитету. Поэтому как бы кальвинисты ни пытались отделить духовную сферу от земной в теории, на практике у них это никак не получается даже в настоящее время, хотя, конечно, это было присуще в более значительной мере их прошлому. Диктатура Жана Кальвина в Женеве, Оливера Кромвеля в Англии, Джона Нокса в Шотландии — как все это не могло быть освящено богословием Божественного принуждения? Никто из этих лиц и думать не хотел о том, что связывал богословие и политику противоестественным образом. А как же они тогда должны быть связаны? Как право и мораль, т.е. независимо по признаку отношения к насилию.
И здесь у нас возникает интересный вопрос: «Если для Бога нет ничего важнее, чем постоянно выдвигать доказательства Своего всевластия, тогда почему Он в Библии проявляет большой интерес к человеческой совести?» Разве этот Его интерес к совести людей не противоречит кальвинистскому представлению о необходимости принуждения человека даже в вопросах веры? Если это делает Бог, почему этого не должны делать и Его последователи? Стало быть, нам предстоит сделать выбор между насилием Бога и Его интересом к совести человека. Верным можно признать только одно из этих двух несовместимых друг с другом представлений: Бог либо принуждает, либо не принуждает к спасению – без различия каким средствами Он это делает: духовными или политическими. Ниже мы попытаемся доказать, что библейские данные об исключительной важности человеческой совести подрывают основы кальвинистского учения о Божьей власти, способной лишь на принуждение, т.е. правовой, а не моральной.
Свобода воли человека как неотъемлемое свойство «образа Божьего»
Никто не станет отрицать того, что человеческая личность «подобна» Личности Бога по основным своим качествам: разуму, воле и чувствам. Без этого соответствия между ними нельзя было бы установить каких-либо осознанных и тем более доверительных взаимоотношений. При этом важно отметить следующее: первозданный «образ Божий», присутствующий в природе человека от его сотворения (Быт. 1:26-27), не имеет какого-либо отношения к его телу, поскольку нетварный Бог не имеет физического тела (см. напр. Мф. 22:30).
Будучи не связан напрямую с телом человека, этот «образ» не был затронут грехопадением (см. Иак. 3:9; 1 Кор. 11:7). Неслучайно, после грехопадения слова «плоть» и «грех» ассоциируются только с телом человека (см. напр. Рим. 6:6; 7:24 (ср. с ст. 25); 1 Кор. 9:27). Особенно четко сохранность «образа Божьего» в природе грешного существа можно увидеть в тексте Рим. 7:18-19, в котором описаны последствия грехопадения, относящиеся только к внешней деятельности человека, осуществляемой через его тело. Неудивительно, что этот «образ Божий», присутствующий даже в природе неверующих людей, описан в тексте Рим. 1:23 как «слава нетленного Бога».
Получается, что «образ Божий» есть нечто отличное не только от греховного, но и первозданного тела. Он является отражением таких личностных качеств Бога как сознание, совесть, воля, интеллект, высшие чувства, способность говорить. Эти качества составляют неотъемлемую часть природы человека, не зависящую от дальнейших действий человека. Конечно, грехопадение изменило в них многое, но уничтожить их полностью не могло. Например, совесть изначально принадлежала человеку, но из-за греха Адама ее одобрение превратилось в обличение его поведения. Однако, несмотря на это, совесть была и остается результатом Божьего сотворения, а не человеческого греха. А частичность ее деятельности компенсирует т.н. «предварительная» благодать (Ин. 1:9; Деян. 17:27; Рим. 2:4), создающая возможность проявления грешником личных покаянии и веры, требуемых Богом для его спасения.
Неслучайно Писание уделяет большое внимание совести человека, как написано: «Посему и сам подвизаюсь всегда иметь непорочную совесть пред Богом и людьми» (Деян. 24:16). Совесть является органом, ответственным через сотрудничество с Духом Святым не только за вопрос взаимоотношений между людьми, но и за само духовное спасение (см. напр. Рим. 9:1; 1 Тим. 1:19). Сказанное, однако, не означает того, что дух человека всегда свят, а плоть — грешна, но означает только некоторую пассивность тела, ведущую к греху, т.е. определенную зависимость греха именно от смертного тела человека, а также то, что человеческому духу или душе присуща свобода выбора (не святость). К тому же эта (телесная) склонность к греху имеет подсознательный характер, так что настоящая святость возможна лишь там, где имеется свобода выбора, действительная, по крайней мере, в пределах человеческого сознания.
Тексты Писания, подчеркивающие важность совести в духовных вопросах, таковы:
Деян. 23:1 «Павел, устремив взор на синедрион, сказал: мужи братия! я всею доброю совестью жил пред Богом до сего дня».
Деян. 24:16 «Посему и сам подвизаюсь всегда иметь непорочную совесть пред Богом и людьми».
1 Пет. 3:16 «Имейте добрую совесть, дабы тем, за что злословят вас, как злодеев, были постыжены порицающие ваше доброе житие во Христе».
1 Пет. 3:21 «Так и нас ныне подобное сему образу крещение, не плотской нечистоты омытие, но обещание Богу доброй совести, спасает воскресением Иисуса Христа».
Рим. 2:15 «они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую)».
Рим. 9:1 «Истину говорю во Христе, не лгу, свидетельствует мне совесть моя в Духе Святом».
Рим. 13:5 «И потому надобно повиноваться не только из страха наказания, но и по совести».
2 Кор. 1:12 «Ибо похвала наша сия есть свидетельство совести нашей, что мы в простоте и богоугодной искренности, не по плотской мудрости, но по благодати Божией, жили в мире, особенно же у вас».
2 Кор. 4:2 «но, отвергнув скрытные постыдные дела, не прибегая к хитрости и не искажая слова Божия, а открывая истину, представляем себя совести всякого человека пред Богом».
2 Кор. 5:11 «Итак, зная страх Господень, мы вразумляем людей, Богу же мы открыты; надеюсь, что открыты и вашим совестям».
1 Тим. 1:5 «Цель же увещания есть любовь от чистого сердца и доброй совести и нелицемерной веры».
1 Тим. 1:19 «имея веру и добрую совесть, которую некоторые отвергнув, потерпели кораблекрушение в вере».
1 Тим. 3:9 «хранящие таинство веры в чистой совести».
2 Тим. 1:3 «Благодарю Бога, Которому служу от прародителей с чистою совестью, что непрестанно вспоминаю о тебе в молитвах моих днем и ночью».
Евр. 9:9 «Она есть образ настоящего времени, в которое приносятся дары и жертвы, не могущие сделать в совести совершенным приносящего».
Евр. 13:18 «Молитесь о нас; ибо мы уверены, что имеем добрую совесть, потому что во всем желаем вести себя честно».
Посмотрите — какое солидное представительство имеют эти свидетельства: Деян., 1 Пет., Рим., 2 Кор., 1 Тим. и Евр. Фактически это – единодушное свидетельство всего Нового Завета! Существует также большое число текстов Писания, свидетельствующих о совести при помощи синонимов или отдельных свойств человеческого сознания (напр. «сердце», «разум», «воля» и т.д.), но, к сожалению, мы здесь не можем привести их все вместе. Важно отметить, что некоторые из них относятся именно к неверующим людям, например: «Ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше. Светильник для тела есть око. Итак, если око твое будет чисто, то все тело твое будет светло; если же око твое будет худо, то все тело твое будет темно. Итак, если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма?» (Мф. 6:21-23). Заслуживает особого внимания следующий текст: «Имея веру и добрую совесть, которую некоторые отвергнув, потерпели кораблекрушение в вере» (1 Тим. 1:19), поскольку он утверждает зависимость от совести даже спасительной веры! А как же иначе, когда только «добрая» совесть способна к раскаянию, а последнее напрямую относится как к принятию, так и к сохранению спасения.
Обычно кальвинисты пренебрегают человеческой совестью по той простой причине, что она осмеливается обвинить их учение в том, что оно делает Бога жестокосердным или безразличным к большинству людей. По этой причине они всячески унижают эту совесть, искусственным образом приписывая ей лишь судебные, а не подготовительные к принятию спасения функции. Для этого они неоправданно смешивают между собой такие понятия как «добрая совесть» и «сожженная совесть» (1 Тим. 4:2; ср. Тит. 1:15). Однако Слово Божье признает не эту подмену «доброй» совести совестью «сожженной» или «оскверненной», а наличие их одновременного существования, что в корне меняет ситуацию. Если наряду с одной совестью существует и другая, а в пределах одной личности они могут сменять одна другую, это означает, что невозможно считать абсолютно все «добрые» проявления человеческой совести неискренними, поддельными и лишь маскирующими грех. Здесь кальвинисты, как всегда, превращают общее библейское утверждение в частное, не проводя между ними никаких различий. Напротив, «добрая совесть» способна осудить свои грехи (см. Ин. 8:9), что не только не осуждается Писанием, но и требуется для осуществления покаяния, а значит и обретения каждым грешником своего спасения (Лк. 13:3, 5; Деян. 17:30).
Существуют два текста Писания, говорящие нам о необходимости «очищения» человеческой совести от пороков: «То кольми паче Кровь Христа, Который Духом Святым принес Себя непорочного Богу, очистит совесть нашу от мертвых дел, для служения Богу живому и истинному!» (Евр. 9:14) и «Да приступаем с искренним сердцем, с полною верою, кроплением очистив сердца от порочной совести, и омыв тело водою чистою» (Евр. 10:22). Что такое — очищение совести от мертвых дел? Это – прощение грехов человека и снятие с его совести чувства вины за содеянное. Разумеется, этого освобождения совести от бремени ее вины нельзя достигнуть без прощения наших грехов Голгофским подвигом Христа. Сама же совесть существует благодаря воздействию «предварительной благодати» Бога, которая подготавливает грешника к принятию спасения (Ин. 1:9; Деян. 17:27; Рим. 2:4), а не только лишь осуждает, как ошибочно думают кальвинисты.
Но значат ли эти тексты то, что человеческая совесть начинает функционировать правильно только после этого очищения? Нет, это значит, что она становится удовлетворенной, а до наступления этого события она была неудовлетворенной, как написано: «Возлюбленные! если сердце наше не осуждает нас, то мы имеем дерзновение к Богу, и, чего ни попросим, получим от Него, потому что соблюдаем заповеди Его и делаем благоугодное пред Ним» (1 Ин. 3:21-22). И хотя свидетельство естественной совести человека меньше свидетельства Духа Святого, это не означает того, что оно совершенно ложное. «Если мы принимаем свидетельство человеческое, свидетельство Божие — больше, ибо это есть свидетельство Божие, которым Бог свидетельствовал о Сыне Своем» (1 Ин. 5:9). «Ибо если сердце наше осуждает нас, то кольми паче Бог, потому что Бог больше сердца нашего и знает все» (1 Ин. 3:20). Итак, здесь человеческая совесть не противостоит Духу Святому, а сотрудничает с Ним, несмотря на свои ограниченные возможности. Иными словами, ограниченное свидетельство совести человека не означает свидетельства ложного.
Таким образом, мы видим, что интерес Бога к человеческой совести исключает возможность проявления Им какого-либо насилия над этой совестью. Но завершить этот раздел мы хотели бы кратким комментарием к цитате одного маститого кальвинистского богослова. «Доктрина предопределения  является слишком тяжелой для восприятия молодыми христианами. Никогда не учите ей младенцев во Христе, предопределение позволительно только для зрелых христиан» (William G. T. Shedd. Dogmatic Theology (3 vols, New York: Charles Scribner’s Sons, 1888–1894), vol. 2, P. 460). Если, как утверждает Уильям Шедд, доктрина об абсолютном предопределении Кальвина «слишком тяжела» для совести молодых христиан, а, как известно, для детского питания обычно отбираются самые качественные продукты, нам придется признать, что эта доктрина не только не пригодна для духовного питания «младенцев во Христе», но и чрезмерно опасна для них. Мало того, если ее нельзя подать к столу «немощной» совести, то тем более ее нельзя подавать к столу любого другого человека. Это вообще — не пища, а яд для любой человеческой души. Бог, не способный доказать Свою правоту иначе, как только грубой силой, не достоин носить имя Библейского Бога.
О богословии кальвинизма политическим языком
Кроме доказательства наличия непосредственной связи между кальвинистским богословием и практикой многих видных кальвинистских церквей (прежде всего, реформатской и пресвитерианской), данная параллель может быть полезна нам для сравнения духовной диктатуры описанного кальвинистами Бога с диктаторскими режимами земного характера. И хотя некоторые из этих диктаторов были людьми нерелигиозными, нельзя забывать о том, что даже советский атеизм представлял собой светский вариант религиозной идеологии, свято верующей в «светлое будущее» победы мирового пролетариата, в неотразимость исторического детерминизма и т.п. По крайней мере, по некоторым своим атрибутам (мавзолей, парады, коленопреклоненное почитание и целование различных регалий, знамен и памятников) его вообще трудно отличить от религиозной системы.
Действительно, если уж «природа» может нас научить (1 Кор. 11:14), то тем более это может сделать история. Выше мы уже отмечали, что часто человеческой совести не дают возможности выразиться религиозные гонения со стороны светского или религиозного государства. Чтобы избежать этих гонений многие люди бежали в другие страны и даже на другие континенты, но самые репрессивные власти препятствовали даже этому. Например в Советской России (ниже мы воспользуемся статистикой российского исследователя начального периода истории Великой Отечественной войны Марка Солонина – см. статью «Отечество приговорило к расстрелу…» в http://9tv.co.il/news/2019/05/15/270504.html), в 1934 году был принят закон, установивший уголовное наказание за преступление под названием “бегство за границу”. За это преступление полагалась смертная казнь, “а при смягчающих обстоятельствах — лишение свободы на срок 10 лет с конфискацией всего имущества”. Применительно к военнослужащим — только расстрел и от 5 до 10 лет лагерей для членов семьи изменника.
Страшно подумать, но существуют христиане, которые думают, что Бог правит людьми точно таким же образом, как Сталин своей страной, т.е. не только не позволяя малейшее вольнодумство, но и наказывая за это самыми страшными карами. Цена славы этого «вождя» страны Советов — 27 млн. людей, погибших в советских лагерях. Послушание через угрозу смертной казни… Как это похоже на насильственное удержание Богом Кальвина людей в спасении. И хотя от спасения обычно не убегают, в кальвинизме это естественное желание необходимо еще подкрепить внешним насилием: на всякий случай или для повышенной надежности. По выражению Виктора Суворова, Сталин решил проблему бегства из СССР радикальным образом – создал социализм в Европе, чтобы бежать было просто некуда. Благая мышеловка!!!
Но самое страшное в кальвинистском богословии — то, что оно уподобляет Бога Верховному Диктатору, воля которого должна осуществляться на земле исключительно при помощи насилия. Печальная правда состоит в том, что у подданных Сталина никто не спрашивал — где, за что, против кого они собираются воевать и отдать свою жизнь путем невероятного героизма. В сентябре 1939-го их отправили захватывать Польшу — и там они приветствовали солдат вермахта в городе Бресте. Потом их отправили покорять Финляндию — 127 тысяч из них погибли, завалив своими телами доты пресловутой “линии Маннергейма”. И никто у них не спрашивал, хотят ли они завоевывать Финляндию. Но люди при Сталине были просто запуганы репрессиями, а здесь нас учат, что без Божьей воли они не могут проявить даже этого страха. Неужели Бога Библии мы можем назвать Богом насилия, а значит и Автором греха?
Нам сегодня говорят, что зло является проявлением «тайной» воли Бога, так что от Бога исходит не только добро, но и зло. Но на что похожа воля такого Бога? Ей также нетрудно найти аналогию из области политических интриг. 25 ноября 1940 года товарищ В. Молотов передал послу Германии графу Шуленбургу предложение советского правительства, состоящее из пяти пунктов. В них описывались условия, на которых Советский Союз готов был присоединиться к Тройственному пакту, т.е. к союзу агрессоров, так называемой “оси Рим-Берлин-Токио”. Таким образом, Советский Союз оказался в одном шаге от того, чтобы вместе с германским вермахтом и итальянской фашистской армией воевать против своих будущих союзников по антигитлеровской коалиции. Невероятно! Нам могут возразить, что это была лишь дипломатическая игра, призванная оттянуть время. Но не это ли нам говорят и кальвинисты, считая, что Бог не в реальности борется со злом, а лишь «играет» в эту борьбу? Неужели и Библейский Бог живет по хитрым законам «этого мира»?
Нам говорят, что Бог был вынужден применить насилие в благих целях, поскольку сам человек был неспособен ни на что доброе. А каким образом он мог быть способен к какому-либо добру, когда Бог не дал ему для этого никаких прав, возможностей и силы? Да, и вообще, причем здесь греховность тех, кого Сам Бог постановил лишить спасения? Эта ситуация напоминает репрессии Сталина в мирное время, когда никаких других «врагов» у советской власти еще не было, кроме «собственных». 2 апреля 2008 года Государственная Дума РФ приняла специальное заявление, в котором дословно сказано: “В результате голода, вызванного насильственной коллективизацией, пострадали многие регионы РСФСР, Казахстана, Украины, Белоруссии. От голода и болезней, связанных с недоеданием, в 1932-1933 годах там погибло около 7 млн. человек”. Это больше, чем геноцид евреев (по минимальным оценкам около 2,5 млн.), плюс все зверства наподобие Хатыни, плюс погибшие от бомбежек и обстрелов с двух сторон, плюс умершие от голода, холода и болезней, вызванных военной разрухой. Да, немецкие оккупанты (по большей части руками местных полицаев) зверски подавляли всякое сопротивление. Большевики же в 1937-38 годах расстреляли и замучили до смерти 700 тысяч человек. И это безо всякого сопротивления, чисто в профилактических целях. Таким же и видится Бог насилия – уничтожающий людей, без какой-либо причины, ведь их грехи – это результат Его нежелания их спасти.
Бог осуждающий в погибель большинство Своего творения подобен Сталину, уничтожающему свой народ только по одному подозрению в политической ненадежности. За время Великой Отечественной войны советская власть приговорила к расстрелу 217 тысяч своих подданных. И это были только лица, расстрелянные по приговорам военных трибуналов. В эту цифру не вошли штрафбаты, жертвы т.н. Особых совещаний НКВД, а также все расстрелянные загрядотрядами и командирами на поле боя… Чтобы эта цифра казненных стала понятнее, вспомним, что за все время войны в Европе потери англичан, американцев и канадцев составили 240 тысяч убитыми. Оказывается, Сталин уничтожил почти столько собственных «предателей», сколько потеряли своих людей в этой войне с неприятелем армии союзников.
И если земным «богам» иногда удавалось образумиться, то измениться к лучшему Бог насилия над совестью человека не может. Да, гитлеровский “тысячелетний рейх” исчез рано: от прихода нацистов к власти в 1933-м году до середины 1945-го года прошло всего 12 лет. В реальной истории сталинский режим, начавшийся в 1929 году, эволюционировал от жесткого авторитаризма к абсолютной диктатуре. Тот же путь прошел и коммунизм в Китае. А вот на Кубе режим братьев Кастро до этой кондиции террора так и не дошел. Фашистский режим в Испании начал с жесточайших массовых репрессий, но к моменту смерти Франко “выродился” до того, что стала возможной мирная трансформация страны в демократическое европейское государство. В отличие от этих изменившихся человеческих репрессивных режимов, никакой надежды на изменение Бога насилия нет и быть не может. Это — сплошной фатализм.
И последнее сравнение: если от Сталина и можно было как-то убежать, хотя бы в тюрьмы, то от Бога-Диктатора это сделать совершенно невозможно. Вспомним, что более 4 млн. красноармейцев оказалось в немецком плену, а, даже по официальным оценкам, количество дезертиров было больше миллиона. А число тех, кто с оружием в руках воевали на стороне противника, самые минимальные оценки составляют полмиллиона человек. Люди, доведенные до отчаяния, не могли понять, кто же — их друг, а кто враг и, в конце концов, ради собственного спасения решились на измену своей «Родине» и даже оставление своих семей. Но неужели людям, порабощенным и отверженным Богом насилия, также приходится переходить на сторону дьявола? Если это так, тогда сатана преуспел достигнуть своей пагубной цели руками тех людей, которые во всеуслышание заявляют, что любят Бога. Нет большего унижения и позора для Господа, чем сносить такое кощунство над Собой.
Что же нам делать с этой безобразной картиной псевдобиблейского Бога? Такой Бог не достоин не только поклонения, но и существования. Поэтому его «вечные» дни на земле исчислены, подобно тому, чем закончил Сталин. Несмотря на всеохватный и колоссальный террор, он так и не смог обеспечить лояльность своего окружения. Его жизнь завершилась в луже мочи, в которой он пролежал два дня, не получив даже минимальной медицинской помощи, на которую мог рассчитывать последний колхозник. Погнавшись за внешнеполитическими успехами, он упустил из-под контроля собственных подопечных. Как ни устрашал он их земными муками, они все равно вышли из-под его контроля. Поскольку долгое время он был слишком жестоким по отношению к ним, в конце концов, он лишился их помощи, поскольку был недостоин их доверия. Такое бывало и раньше со многими тиранами, да и должно быть, поскольку, как писал Игорь Бунич, Господь Бог встраивает в подобные чудовищные диктатуры механизмы самоликвидации. Поэтому кальвинистское представление о диктаторском характере Бога обречено на поражение.
Заключение
Выше мы попытались осветить вопрос взаимоотношения Божьего всевластия и человеческой совести. Мы довели, что Бог создал человека свободным, поскольку не желал иметь дело в марионетками. И даже когда человек согрешил, Бог не лишил его Своей т.н. «предварительной» благодати, чтобы тот оставался полноценной личностью, способной нуждаться в своем спасении. И если грешник не может достигнуть своего спасения собственными усилиями, это не означает того, что он не может желать этого спасения. Это право заслужено его отступлением от Бога, поскольку только грешник — и притом полный грешник — может нуждаться в Боге абсолютным образом. Не дать же грешнику способности даже нуждаться в Себе – это значить быть диктатором, превзошедшим даже Сталина.
Данный взгляд в корне отличается от кальвинистского представления о власти Бога. В кальвинизме Бог ведет себя хуже любого человеческого диктатора, поскольку не существует более опасной власти, чем власть, основанная на безудержном произволе или, как его называют кальвинисты, абсолютном суверенитете. Если монарх абсолютно не заинтересован в благополучии своих подданных, то такая суверенность не имеет права исполнять функции власти. Основной функцией власти является защита и обеспечение нормальной жизнедеятельности своих подопечных, но в кальвинизме Бог вначале умышленно лишает большую часть человечества Своей помощи, а потом за это еще и отправляет ее в погибель. Нет, скорее следует заявить, что кальвинисты – сознательно или бессознательно — исказили библейский образ Бога, чем признать существование такого Бога, Который был бы способен на осуществление столь бессовестного подлога.