Почему спасение зависит от веры?
Гололоб Г.А.
Существует два подхода к жизни: проявление доверия к авторитету и испытание на собственной шкуре. Парадоксально, но в Библии первому подходу отведено больше значения, чем второму. Даже древнееврейское слово «йада», т.е. познание на собственном опыте, значит в жизни верующего человека меньше, чем слово «вера», т.е. доверие Божьему Слову и Его водительству. Конечно, знание и веру полностью противопоставлять друг другу не приходится, но приоритеты между ними должны быть расставлены правильным образом. Спасение невозможно без веры, хотя и возможно без знания, даже самого достоверного. Навряд ли покаявшийся на кресте разбойник видел в висящем рядом бродячем проповеднике Божественного Искупителя своих грехов, но что-то внутри его подсказывало ему то, что Этот Человек достоин доверия.
Примечательно, что женщинам свойственен первый подход, а мужчинам – второй. Данное обстоятельство объясняет то, почему верующих в Бога среди мужчин меньше, чем среди женщин, и соответственно: почему мужчины в своем большинстве не доживают до старости. Поскольку мужчины не любят кому-либо доверять, им приходится экспериментировать самим, а это чревато большими опасностями. Действительно, более разумно понаблюдать за другими людьми, чтобы не повторять их ошибок. Здесь полезно вспомнить знаки, устанавливаемые сапером, для тех, кто самостоятельно не умеет разминировать проход. Но, к сожалению, эта простая жизненная мудрость доходит до мужчин слишком поздно. Ниже мы поговорим о том, почему вера играет главенствующую роль в вопросе спасения человека.
Кому принадлежит вера?
Является ли вера нашей или же внедряется в нас Богом? Писание утверждает, что вера не только принадлежит людям, но и требуется Богом от них для обретения спасения в дар. Именно по этой причине она может либо ослабевать (Мк. 9:24; Рим. 4:19-20; 11:23; 14:1; 2 Кор. 13:5; 1 Тим. 1:19; 2 Тим. 3:8), либо укрепляться (Деян. 14:22; 2 Пет. 1:5; Рим. 11:20; 1 Кор. 16:13; Кол. 1:23; 2:7; 1 Фес. 3:2; 1 Тим. 2:15; 4:12; Тит. 1:13; 2:2; Евр. 10:39), что не присуще Богу. По этой причине мы не можем считать, что вера дается людям Богом, причем для того, чтобы потом удовлетворить Его требования. Такой игры с понятиями Слово Божье не терпит, ибо в таком случае получается, что Бог не подразумевает того, что говорит. Это значит, что требование Бога к людям покаяться и верить нам следует воспринимать буквально и серьезно.
Кальвинисты утверждают, что невозрожденный человек не может проявить веру и покаяние, так что это в нем не просто достигается, а именно причиняется самим Богом. Тем не менее, вера – это сугубо личное качество и по этой причине не может кому-либо просто так быть передана или дарована. Вера тесно связана с личностью человека, так что если ее нет, нет и самого человека. А если кто-либо полагает, что может передать другому человеку свою личность, тогда последний тотчас же теряет свою собственную. Таким образом, в случае с кальвинизмом, в акте возрождения происходит подмена личности человека личностью Бога, а это учение представляет собой откровенную ересь.
И, наконец, Бог обеспечил каждого человека минимумом Своей заботы и благодати, так что каждый из них, если не растерял этого достояния, обладает способностью и возможностью верить проповеди Евангелия и каяться в собственных грехах. Все же «глубины Божьи» в Божественном Откровении для него пока остаются закрытыми (1 Кор. 2:14). «Изученное от Духа Святого» означает духовное знание, которое даруется человеку только после его возрождения. Однако, мы повторяем, что необходимый минимум познания воли Божьей грешник имеет благодаря действию т.н. «предварительной» благодати (Ин. 1:9; Рим. 2:4).
Вера – средство или условие спасения?
Кальвинисты учат тому, что вера человека представляет собой не условие спасения, а лишь пассивное средство в руках Божьих, однако Слово Божье учит определенной активности человеческой веры в вопросе обретения спасения даром: «Покайтесь и веруйте в Евангелие» (Мк. 1:15; ср. Деян. 20:21). «А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими» (Ин. 1:12). «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3:16). «Потом говорит Фоме: подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но верующим» (Ин. 20:27). «Они же сказали: веруй в Господа Иисуса Христа, и спасешься ты и весь дом твой» (Деян. 16:31). «Но и те, если не пребудут в неверии, привьются, потому что Бог силен опять привить их» (Рим. 11:23).
Много толкований предлагалось на текст: «От дней же Иоанна Крестителя доныне Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его» (Мф. 11:12). Нам будет полезно привести небольшое толкование Брюса Алворда, который является кальвинистом кроме признания ограниченного характера искупления: «»Царство с усилием продвинулось (средний залог с положительным смыслом) и сильные (хорошие) люди восхищают его» (NIV). В соответствии с этим взглядом, с одной стороны находится Царство Божье, которое с усилием продвигается вперед и возрастает со времени Иоанна. С другой же стороны, желающие войти в Царство должны приложить настойчивость, решимость и большое усилие, чтобы войти в него, потому что сатана, бесы и мир действуют против них (Климент Александрийский «Quis div. salv.», 21; Григорий Назианзин, «Orat.», 40:24; Ириней «Adv. Haer», 4:37:7)».
Конечно, первую фразу этого стиха можно перевести таким образом, что Царство Божье продвигается вперед, преодолевая препятствия, но перевод второй таким способом: «насильники расхищают его», как это делают кальвинисты, следует признать неверным. Напротив, именно по той причине, что Царство Божье сталкивается с многими препятствиями, восхитить его можно только посредством приложения духовных усилий. Неудивительно, что в роли этих усилий мы должны рассматривать духовные усилия человека, необходимые для проявления веры, поскольку вера всегда подразумевает некоторый риск по причине не полного согласия с разумом.
Стало быть, если Бог требует от человека веры для наделения его Своим спасением, тогда становится ясно, что Он уже позаботился со Своей стороны о том, чтобы этот человек получил от Него достаточно способности и возможности проявить ее. Это значит, что кальвинистское мнение о том, что Бог одновременно и требует от человека веры, и Сам же исполняет требуемое, причем целиком и самостоятельно, является ложным. Бог не может спасти человека, который стремится переложить собственную ответственность за проявление веры всецело на Его плечи. Господь расценивает такое «уважение» к Нему не просто как непослушание, но как попытку сделать Его ответственным не только за веру, но и за неверие людей.
Конечно, данный взгляд на веру не означает того, что Бог совершенно непричастен к проявлению или укреплению веры человека (см. напр. Деян. 3:16). Это верно по той причине, что для ее появления необходимо «слышание Слова Божьего» (Рим. 10:17), хотя этого и не достаточно (Ин. 5:24). Поэтому Иисус Христос назван «Начальником и совершителем веры» в тексте Евр. 12:2. Скорее всего, здесь следует понимать «начало и конец» жизненного пути верующего, признающего над собой духовное руководство Бога. О том, что Господь не может считаться безусловной причиной веры, свидетельствует такой текст: «А без веры угодить Богу невозможно; ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает» (Евр. 11:6). Стало быть, Бог не играет в спектакль, т.е. в реальности «угождает» Себе Сам, но делает вид, что это входит в обязанности людей. Это значит, что спасение зависит от веры по той простой причине, что Богу не нужны духовные марионетки.
Является ли вера делом?
Кальвинисты часто считают веру и покаяние заслугами в деле спасения, но оправданно ли называть веру «делом человеческим»? Если спасением мы называем обладание прощением грехов и преображающей силой Духа Святого, тогда тот факт, что мы желаем это получить от Господа, не означает того, что мы это же самое должны достигнуть собственными усилиями. Поэтому кальвинисты совершенно не правы, когда утверждают, что самостоятельно грешник не может ни желать, ни получить спасения. Само по себе желание нисколько не добавляет ни к прощению, ни к преображению. Но это наша ответственность, тогда как удовлетворить это желание находится в ответственности Божьей. И одна другой ни коим образом не мешает.
Называя нужду в спасении частью этого спасения, кальвинисты совершают недопустимую логическую ошибку. Нуждаться в прощении и быть прощенным, просить чего-либо и получить просимое, стремиться к чему-либо и овладеть желаемым – это далеко не одно и то же. При помощи одного желания мы никак не можем приблизить к себе реальность. Поэтому желать получить прощение не означает внести плату за него, а попросить о Божьей помощи – оказывать Богу какую-либо услугу. Нет никакой возможности назвать просьбу о прощении самим этим прощением или даже его частью. Поэтому кальвинисты не понимают того, что нужда в чем-либо только тогда может быть названа «нуждой», когда она востребована свободным образом. Подневольного желания нельзя назвать, по крайней мере, личной потребностью. Это — будет уже Божья вера или Божье покаяние, но не человеческое.
Кроме того, веру нельзя просто даровать человеку так же, как и нельзя ему просто даровать послушание, верность, святость, любовь, терпение и т.п. Эти добродетели не даруются верующему, а воспитываются Богом (см. напр. Рим. 5:3). Равным образом странно, когда кальвинисты утверждают, что библейские предостережения – это лишь средства в Божьих руках, а не Его требования к людям. Ведь тогда получается, что Бог требует от нас того, что в действительности зависит лишь от Него Самого. А это полный абсурд.
Бог никогда не будет требовать от людей – неверующих, и тем более верующих — невозможного. Если же Он направляет Свой призыв к нам, то из этого нам становится ясным, что делать это вместо нас Он не собирается. Он может лишь помочь нам в осуществлении нашей ответственности (см. напр. Мк. 9:24), но перекладывать ее на Собственные плечи целиком никому не обещал. Невозрожденный человек совершенно беспомощен только во внешней своей деятельности, т.е. в области видимого проявления добрых дел (отсюда тезис Павла о спасении «не по делам»), но не в своих желаниях (см. Рим. 7:18-19). Иными словами, его «полная» греховность оказывается ограниченной универсальным действием «предварительной» благодати.
Воля грешника конфликтует в Божьей волей в том смысле, что человек безуспешным образом пытается заслужить себе спасение. Но она не может конфликтовать с Богом, когда ищет ответа на свои духовные искания, поскольку Божья благодать как раз и предназначена для удовлетворения поиска ищущих ее (см. Ам. 5:4; Ис. 55:6; Иер. 29:13; Мф. 6:33; Евр. 11:6). Напротив, Бог даже помогает грешнику искать Себя, и уж никак не стремится спрятаться от него. По этой же причине о Христе сказано, что Он «трости надломленной не переломит и льна курящегося не угасит» (Мф. 12:20). Здесь кальвинизм вводит в Божью природу некое внутреннее противоречие: одна и та же воля не способна желать одним людям спасения, а другим погибели при условии, что все эти люди виновны одинаковым образом, так что для предпочтения одних другим нет никаких причин.
Впрочем, нас обвиняют не только кальвинисты, считающие веру делами, но и арминиане, считающие святость условием спасения. Однако желание жить благочестиво входит в одно из условий спасения, а именно в покаяние. Это значит, что для истинного покаяния мало сожалеть о своих грехах, мало признавать свою вину и даже мало объявить греху войну, нужно еще и желать жить благочестиво. Именно вхождение этого желания в условия спасения не позволяет обвинять нас в безразличии ко греху и святости. Мы обязаны жить свято, но вопрос спасения не зависит от того, насколько быстро это происходит в нашей практической жизни. Но, несмотря на некоторые неудачи и проблемы в этой области, наше желание бороться с грехом и жить свято – должно быть неизменным.
Божье избрание верующего
Во-первых, личная вера человека и безусловное избрание Бога плохо согласуются между собой. Если Бог избирает грешника безразличным выбором, значит это – произвольный выбор, который невозможно назвать заинтересованным или целенаправленным. А произвольный выбор Бога никак нельзя назвать любящим, поскольку такому Богу все равно, кого спасать. А это значит, что мы не можем ответить Богу любовью на «такую» любовь, или же должны практиковать принуждение к вере, как Он (отсюда крестовые походы, инквизиция, принудительное миссионерство, христианские диктатуры и т.д.).
Кальвинисты любят цитировать следующий текст Писания: «Ты влек меня, Господи, — и я увлечен; Ты сильнее меня — и превозмог» (Иер. 20:7), забывая о том, что Бог привлекает нас к Себе не силой, а любовью, которая не принуждает по своему определению. Неудивительно, что данный текст имеет такое (некальвинистское) продолжение: «и я каждый день в посмеянии, всякий издевается надо мною». Оказывается, Бог влек к себе Иеремию не сладостным влечением, а горьким. Здесь нет и близко какого-либо принуждения, а если его признать, тогда Бог привлек Иеремию к издевательству.
Поэтому, говоря об избрании Божьем, всегда нужно уточнять: «Кого именно пожелал Бог спасти?» И ответ на этот вопрос имеется в Библии: «Только верующего» (см. Евр. 11:6). Никто из неверующих людей к спасению не предназначен по той простой причине, что для его обретения необходима вера. Поэтому вопрос спасения упирается в желание человека – принять Божий призыв или отвергнуть его. Тот же факт, что Бог знает наперед что-либо, не делает это что-либо реальностью, будь это вера или неверие.
Кальвинистское мнение о том, что Бог способен пройти мимо определенной части людей, как бы уклоняясь от того, чтобы им помочь не согрешить, выставляет Его в неблагообразном виде. В каком смысле? Если Адам согрешил только по той причине, что Бог не пожелал дать ему Своей помощи, тогда Бог в действительности желал того, чтобы он согрешил и увлек в погибель с собою огромное число людей. А любое желание Бога, по представлению кальвинистов, обладает принудительной силой. Однако на такое преступное действие Библейский Бог не способен.
Напротив, Божья любовь не может позволить Ему пройти мимо какого-либо грешника, не подав ему руку помощи. Неудивительно, что кальвинисты часто изображают Бога лишь Справедливым («Если бы Он погубил весь мир, разве Он не был бы прав?»), а не Любящим всех людей. Однако Божья любовь направлена на тех же самых людей, на которых направлена и Его справедливость. Поэтому если бы Бог уничтожил весь грешный мир, то Он, конечно, так и остался бы справедливым, однако в таком случае Он утерял бы Свою любовь.
Принуждает ли вера?
Важно отметить тот факт, что проповедь Евангелия предшествует личной вере человека: «Нем и вы, услышавши слово истины, благовествование вашего спасения, и уверовавши в Него, запечатлены обетованным Святым Духом» (Еф. 1:13; см. Рим. 10:14). Однако из этого нельзя вывести то, что эта проповедь порождает веру принудительным образом. Напротив, посредничество проповеди означает, что автоматически произвести веры невозможно. Она должна возникнуть в ответ на слышание Божьего призыва. Равным образом, и предведение Божье не есть просто созерцание наперед или ожидание реакции человека на проповедь Евангелия, но также и «влечение» Отца, без которого невозможно возрождение (Ин. 6:44). Но и предузнание Божье не способно причинить веру безусловным образом точно так же, как не может это сделать и сама проповедь Евангелия. Это все можно назвать лишь содействием, но не причинением веры христианина.
Тот факт, что Божье предназначение к спасению следует отличать от других Его предназначений, видно из следующих слов «которые (добрые дела) Бог предназначил нам исполнять» (Еф. 2:10). Если же Бог предназначил верующему «исполнять добрые дела», тогда почему он все же согрешает и не всегда осуществляет это предназначение? По той причине, что это Божье предназначение не действует принудительным образом, но желает свободного решения человека. Но если это предназначение осуществляется в жизни христианина не всегда, тогда почему иным должно быть и другое предназначение – «к жизни вечной» (Деян. 13:48; ср. Деян. 13:46)?
Да, пророк Иеремия писал: «И заключу с ними вечный завет, по которому Я не отвращусь от них, чтобы благотворить им, и страх Мой вложу в сердца их, чтобы они не отступали от Меня» (Иер. 32:40), но что же произошло, когда пришел их Мессия? «Пришел к своим, и свои Его не приняли» (Ин. 1:11). Оказывается, снова воля Божья не осуществилась, по крайней мере, к неверующей части Израиля (ср. Мф. 23:37). Бог пообещал дать Израилю «новое сердце», но тот не оценил это предложение даже после того, как его приняли язычники, кому оно даже не было адресовано. Как же кальвинистам удается толковать такие места однобоко, а не всесторонне?
Похожее место: «Он избрал нас в Нём прежде создания мира, чтобы мы были святы и непорочны пред Ним в любви» (Еф. 1:4; ср. 1 Ин. 3:9; 1 Фес. 4:3, 7). Только здесь идет речь уже об избрании не только к спасению, но и к освящению. Однако в реальной жизни христианина немного святости, что признают и сами кальвинисты. А если так, тогда где же эта принуждающая сила избрания или «предназначения»? Это – выдумки Августина и Кальвина, но никак ни Слово Божье и даже не наш очевидный опыт христианского хождения за Христом. Даже верующие люди не всегда ведут себя последовательно как в освящении, так и в спасении. Но разве в этом виновата Божья благодать, Его избрание или предназначение? Разумеется, нет. Стало быть, кальвинистское мнение о принудительном характере Божьего предопределения к спасению ошибочно.
Кальвинисты утверждают, что человек, представленный самому себе, обязательно будет грешить, потому что без Бога он не может жить свято. Однако откуда они знают, что Бог лишает Своей помощи некоторых людей? На чем основано это их голословное убеждение? На таких сомнительных текстах, как Деян. 16:6-7? Однако последующий контекст показывает, что здесь было лишь временное удержание проповеди Евангелия, которое объяснялось лишь сравнительно большей жаждой спасения другими людьми. Бог посылает Своих проповедников в первую очередь туда, где ощущается особая духовная жажда. Поэтому, когда евреи охладели к Своему Богу, Он переключился на язычников (см. «во-первых, иудею, потом и еллину»). Поэтому неудивительно, что в книге Откровение представлена богатая палитра обращенных асийцев, а апостол Петр направляет свое послание к уверовавшим вифинийцам. Так каким же образом кальвинисты имеют возможность отстаивать столь ложное убеждение, будто Бог не желает кого-либо спасти?
В реальности мы видим как в Библии, так и в собственном опыте обратное: ни один человек на Земле не может сказать того, что он был лишен Божьей заботы и помощи, необходимых для его спасения. Получается, что кальвинистское утверждение о происхождении зла в результате Божьей пассивности является истинным лишь в теоретическом смысле, если бы Бог действительно пожелал лишить кого-либо Своей помощи. Но в реальности Бог не хочет этого, поскольку Его любовь неделима и всеохватна. Кроме того, Он не может сделать этого, как и не может сотворить круглого квадрата или греховного добра. То, что Бог может сделать, и то, что Он делает в действительности – это разные вещи. Ведь мы не приписываем Богу сотворением зла только по той причине, что сделать это Ему под силу?
Поскольку же в реальности Бог не делает всего того, что только возможно Ему сделать, кальвинисты не имеют право злоупотреблять библейским утверждением о всемогуществе Божьем. Бог позаботился предоставить каждому грешнику столько Своей помощи, сколько это необходимо для поддержания его ответственности перед Ним. Скажем даже больше: абсолютной свободы грешить у каждого человека не существует по той простой причине, что Бог всячески противится этому, хотя и непринудительными средствами. Поэтому еврейские мудрецы говорили: «Все во власти Бога, кроме страха перед Ним».
Почему Библию используют по-разному?
Существует мнение о том, что в Библии одинаково содержатся тексты, свидетельствующие как о безусловности спасения, так и о его условности (см. напр. Флп. 2:12-13; Кол. 1:22-23). Что же означает факт существования в Библии данного противоречия для разрешения спора между кальвинистами и арминианами? Значит ли то, что они правы каждый по-своему? Ни в коем случае. Библию невозможно превратить в свод логически абсурдных утверждений. Да, Божий разум выше нашего, но он внутренне непротиворечив. Да, Бог не все открыл в Библии, но сокрытое Им не может противоречить открытому в ней. Да, Божья мораль выше нашей, но не ниже ее. Поэтому нет возможности считать, что Божья суверенность означает способность Бога в любое время менять местами между собой мудрость и глупость, любовь и ненависть, добро и зло самым произвольным образом.
Данный факт значит другое, а именно: не существует другого способа примирения между собой этих противоположных по смыслу текстов Писания, как путем признания условного характера Божественных обетований. Почему? Потому что концепция условного спасения включает в себя Божью сторону, тогда как концепция безусловного спасения в себя человеческую сторону в реальности не включает, а лишь заигрывает с нею. Иными словами, арминиане признают Божественный промысел, избрание и призвание, тогда как кальвинисты не признают свободу воли человека в духовных вопросах.
Арминиане убеждены в том, что все цитируемые кальвинистами места Писания в пользу их тезиса о безусловности спасения имеют свои условия в ближайшем или дальнем контексте. Например, Иоанн пишет: «И Я даю им жизнь вечную, и не погибнут вовек; и никто не похитит их из руки Моей» (Ин. 10:28). Создается впечатление о том, что Божья охрана безусловна, но предыдущий стих все-таки указывает на существование определенного условия для этого: «Овцы Мои слушаются голоса Моего, и Я знаю их; и они идут за Мною» (Ин. 10:27). Получается, что никто не может похитить верующего до тех пор, пока он «слушается голоса» своего Пастыря. Разумеется, кальвинисты не могут похвалиться обратным, т.е. у них нет разумного ответа на вопрос: «Почему Бог говорит условным языком, когда подразумевает безусловный?» Не существует ни какой необходимости в такой словесной эквилибристике, если только Он не захотел сбить нас с толку.
Это значит, что факт существования в Библии данного противоречия, в реальности только видимого, создает больше проблем кальвинистам, чем арминианам. Если бы кальвинисты были правы, тогда в Библии мы не могли бы найти даже единственного текста об условном характере спасения, поскольку предупреждать об ответственности человека за его спасение, при реальной ответственности за это Бога — нелепо. Нам приходится стыдно перед другими людьми за кальвинистов, поскольку они в эту нелепость свято верят. И, напротив, если мы обнаруживаем в Библии тексты о безусловности спасения, это вовсе не означает того, что их совершенно невозможно согласовать с противоположными им по смыслу. Это верно по той причине, что условность может подразумеваться в «безусловных» свидетельствах, тогда как безусловность полностью исключает необходимость появления в Слове Божьем условных утверждений.
Важно отметить, что Божья и человеческая стороны в спасении представлены не равноправно, а как взаимоотношения дарителя с активным получателем этого дара. Ниже мы приведем некоторые тексты Писания, указывающие не на одну, а на обе эти стороны в спасении.
1) «Как возлюбил Меня Отец, и Я возлюбил вас; пребудьте в любви Моей» (Ин. 15:9). Получается, Божья любовь не навязывает себя человеку. Ее нужно не только принять свободной волей человека, но и пребывать в ней после того, как он это сделал. Тот факт, что Христос возлюбил человека, не означает того, что эта любовь станет его вне зависимости от его к ней отношения. И, конечно же, эта любовь предназначения только для желающих ее воспринять добровольным образом.
2) «Ибо мы сделались причастниками Христу, если только начатую жизнь твердо сохраним до конца» (Евр. 3:14). Этот текст говорит нам о том, что причастность ко Христу покоится на определенному условии со стороны человека – его верности Богу. При этом «начатую жизнь» (т.е. духовное возрождение) нам нужно не развивать, а именно «хранить», как белые одежды.
3) «Мы же всегда должны благодарить Бога за вас, возлюбленные Господом братия, что Бог от начала, через освящение Духа и веру истине, избрал вас ко спасению, к которому и призвал вас благовествованием нашим, для достижения славы Господа нашего Иисуса Христа» (2 Фес. 2:13-14). Упоминание веры как посредника в деле избрания кого-либо к спасению означает наличие обусловленного характера этого избрания. Поэтому вера здесь — не просто средство спасения, а его условие. В любом случае посредничество не обязано быть даром, но ничто не мешает ему быть требованием. И даже если фраза «от начала» в этом тексте содержит в себе смысл «от века», что весьма сомнительно, поскольку речь идет о «начале» благовествования Павлом, Силой и Тимофеем в провинции Греция, то и в этом случае предвечное намерение Бога состояло в спасении только на условии проявления каждым человеком его личной веры, которую Бог предузнал заранее.
4) «Вспомни, что ты принял и слышал, и храни и покайся. Если же не будешь бодрствовать, то Я найду на тебя, как тать, и ты не узнаешь, в который час найду на тебя» (Откр. 3:3). Этот стих говорит нам о том, что «хранить» «принятое» верою или «бодрствовать» значит признавать свои грехи («и покайся»). Без продолжения покаяния сохранить принятое спасение невозможно. Стало быть, спасение имеет условный характер, и другим его условием (кроме веры) является покаяние.
5) «Когда же Бог, избравший меня от утробы матери моей и призвавший благодатью Своею, благоволил открыть во мне Сына Своего, чтобы я благовествовал Его язычникам, — я не стал тогда же советоваться с плотью и кровью» (Гал. 1:15-16). Почему здесь Павел говорит о собственном отношении к Божьему избранию, призванию и «открытию»? Потому что все это было рассчитано на осуществление его собственного выбора. Бог, конечно же, желал этого, но не принуждал к нему. Иначе Павел должен был бы сказать следующее: «Бог не позволил мне советоваться с плотью и кровью».
Дополнять список текстов, которые способны примирить между собой с виду противоположные свидетельства Писания, можно и дальше, но и приведенных хватит для того, чтобы мы могли понять, что доктрина об условном характере спасения отдает должное как Божьей заслуге в сфере совершения нашего спасения, так и человеческой потребности в сфере его свободного восприятия. И в этом своем виде Божественная и человеческая стороны в спасении не противоречат друг другу.
Заключение
Выше мы показали, что кальвинисты злоупотребляют Писанием, когда перекладывают на плечи Бога задачу осуществления Его же требований, обращенных к человеку в вопросе обретения в дар Божьего спасения. Поскольку они ожидают от Бога полного замещения человеческой ответственности в вопросе принятия личной верой дара спасения, можно с уверенностью сказать, что тем самым они требуют от Бога того, чего Он Сам им не обещал. Кальвинисты придумали себе такой способ толкования Священного Писания, согласно которому все Божьи обетования имеют безусловный характер, а все Его требования к людям нельзя воспринимать буквально, поскольку они на самом деле обращены к Нему Самому. И хотя при этом им приходится закрывать глаза на те места Писания, которые имеют противоположный смысл, они пытаются убедить себя в собственной правоте.
Чем же опасно кальвинистское представление о Божьем принуждении к спасению? Оно требует от человека абсолютной пассивности даже в проявлении требуемых Писанием веры и покаяния, и это при существовании довольно значительной активности врага душ человеческих, сатаны. Ожидая проявления веры и покаяния исключительно от Бога, что в действительности противоречит Его воле, они легко могут выдать за него мимолетные чувства, так и не получив настоящего возрождения. В любом случае, это – не та вера, которой Бог ожидает от человека. Если человека подтолкнуть к кафедре для совершения покаяния, скорее всего, он и дальше будет хромать на оба колена. Если же требование Бога к человеку покаяться и поверить так и остается неудовлетворенным, не трудно понять, к чему все это может привести.
Кроме того, кальвинистское представление о безусловности спасения плохо сказывается и на освящении христианина. Если харизматы объявляют маловером всякого христианина, кто не имеет здоровья, высокого положения в обществе и богатства, то кальвинисты идут дальше – они вынуждены признать всякого духовно слабого христианина изначально неизбранным к спасению. «Где же в тебе Божье принуждение? А коль его нет, ты не Его» Либо еще хуже: «Коль ты согрешил, значит Бог тебя не просто оставил, а никогда и не знал по-настоящему». А если кальвинисты не согласятся с этим утверждением, тогда им придется согласиться с другим, не менее абсурдным: «Бог предопределяет грехи и зло, коль они имеют место в жизни людей, ведь ничего без Его воли (не важно какой: активной или пассивной) не случается». Назвать такое мнение прославляющим Бога никак невозможно.
Один из пионеров евангельского движения в царской России Иван Вениаминович Каргель в своем комментарии на текст Рим. 8:19 писал: «Его (Бога) последующий выбор и определение не были актом произвола, при котором Он, как некоторые изображают, как бы закрыл глаза и не взирая на искупление для всех, отделил известное количество и на них излил Свою искупляющую милость для их пользы и для ущерба других. Нет, но это было определение и предписание, в котором Богом учитывался личный способ действий человека, имеющего свободную волю. Поскольку нам известно из Божественного Откровения: для грешника есть только один путь к спасению, чтобы сделаться участником его и одно условие, чтобы быть искупленным — это вера».
Далее тот же автор подчеркивает важность личной веры человека в вопросе получения Божьего спасения в дар: «Бог взирает на веру при первом сообщении и радостной вести о спасении и на нее же взирает при завершении пути спасения верующим. Разве Бог посмотрел бы на что-либо другое, когда Он избирал тех, которых предузнал, на которых пал Его выбор? В вопросе веры человек имеет право свободного выбора; он может верить, если желает, и он может верой принять милость Божию; а так же он может отклонить веру и таким образом отвергнуть спасение. Таким образом Бог при Своем предписании и выборе в вечности не отнял у человека свободу, и соответственно этому Он Свой призыв теперь обращает к воле человека. Если Бог не принял бы во внимание волю человека, то нельзя было бы и обвинять человека за пребывание в неверии и возлагать на него ответственность». Лучше не скажешь. Услышали бы это только уши кальвинистов.