Только для белых
Основные причины распространения кальвинизма.
Гололоб Г.А.
Многих христиан протестантского направления постсоветских стран озадачивает простой вопрос: «Если кальвинизм и библейски, и богословски обоснован хуже, чем арминианство, почему в мире так много кальвинистов?» Действительно, в чем причины живучести кальвинизма во всем мире? Ниже мы попытаемся дать ответ на этот вопрос, учитывая специфику славянского восприятия данного учения.
Первенство кальвинизма в сфере миссионерства
Как всем хорошо известно, кальвинисты первыми стали организовывать на территории бывшего Советского Союза свои семинарии. Лично мне известно свидетельство одного пресвитера из Подмосковья, который учился в Московской семинарии, образованной корейскими пресвитерианами. Несмотря на то, что преподаватели в этой семинарии признавали детокрещение, наши баптисты были вынуждены учиться хоть в такой семинарии, поскольку никакой другой тогда еще не было. К тому же, организаторы щедро платили за обучение и проживание в такой семинарии.
Разумеется, первыми дипломированными миссионерами и богословами стали именно кальвинисты, в прошлом арминиане. Тот же пастор жаловался на то, что молодые верующие воспринимают кальвинизм бездумно и на веру, не подвергая его какой-либо критике. Многие арминиане, вынужденные учиться в таких заведениях, так и остались при своем мнении, но были смущены существованием кальвинизма академического уровня. У них не была развита ни собственная позиция, ни апологетика арминианского учения.
Разумеется, на фоне оснащенного до зубов кальвинизма критика со стороны отечественных арминиан в его адрес была очень слабой. Первое время они испытали некоторого рода шок, касательно того, как стало возможным столь сильное распространение такого заблуждения, как кальвинизм. Поскольку все христиане хоть немного говорящие на английском встретили в лице зарубежных миссионеров именно кальвинистов, они поневоле были вынуждены сотрудничать именно с ними, таким образом подспудно перенимая их аргументацию и образ мысли. Чего только стоит один тезис: «Бог выше разума человека, поэтому Его воля непознаваема». Под такой лозунг можно подвести какую угодно ересь, поскольку проанализировать ее заблуждения будет просто не чем.
Самым очевидным следствием из данного факта явилось то, что арминианское богословие оказалось в наших странах отрезанным от зарубежного, тогда как возрастающий кальвинизм получил очень сильную поддержку, ощущаемую тем больше, чем в больший экономический кризис входят государства постсоветских стран. Некоторые арминиане, известные мне, признавались, что едут поступать в макартурскую семинарию в Ирпень только по финансовым соображениям. Я не знаю, смогут ли они найти в себе силы отказаться от предлагаемых должностей после окончания этого заведения. Однако финансовое влияние в наши дни оказывается ведущим.
Иррациональность и аморализм кальвинизма
Как известно, кальвинизм (умеренного крыла больше, чем строгого) не дружит ни с разумом, ни с моралью. Причем, когда об этом заходит речь, кальвинисты напускают дыма, будто речь идет о светской логике или морали. В реальности же они отрицают именно тот разум и именно ту совесть, которые основаны на Священном Писании. Тем не менее, кальвинистам выгодно утверждать, что разум не выше веры, а значит, он верующему не нужен. То же относится и к морали, разумеется, христианской.
Тем не менее, нам явно рано порывать с разумом и совестью, которой апостол Павел руководствовался еще до своего обращения (см. Деян. 23:1; 24:16; 2 Тим. 1:3) . Разумеется, та же совесть, которая позволяет нам принять спасающую веру, нужна нам и в последующем спасенном состоянии, чтобы не отпасть от нее (1 Тим. 1:19). Стало быть, наша вера должна сотрудничать с совестью, через которую действует Дух Святой (см. 1 Пет. 3:16; Рим. 2:15; 9:1; 1 Кор. 8:12), а не противоречить ей. Та же ситуация относится и к разуму, который христианин должен использовать постоянно (Мф. 7:24; 15:10; 16:11), и не оставлять без особой на то нужды. И хотя вера выше разума, она не ниже его.
Автору этих строк трудно понять, как люди с подобным мышлением, могут гордиться своим богословским образованием. Дело в том, что, по крайней мере, у «умеренных» кальвинистов нет и не может быть никакого систематического богословия. Их богословие эклектично, т.е. состоит из взаимно противоречивых утверждений: Бог либо любит всех людей, либо некоторых; избрание либо условно, либо безусловно; искупление либо всеобщее, либо частное; благодать либо принуждает, либо не принуждает; спасение либо временно, либо постоянно. Все заслуги кальвинизма в области богословия – это приспособление к своим нуждам основных элементов теории жесткого или абсолютного предопределения (т.е. учения «строгих» кальвинистов, у которых явно меньше проблем с разумом, хотя больше – с моралью).
Что касается самого учения кальвинизма, то все это — софистический пиар, не имеющий ничего общего с настоящим богословием. Да, они выступают за фундаментализм, однако их фундаментализм крайнего направления, поскольку отвергает какое-либо духовное значение разума. Да, они ратуют за святость, однако их святость допускает такие грехи, как пьянство, курение и разводы — при полном сохранении спасения. Это просто «стопроцентные гарантии при нулевой ответственности». Да, они любят блеск, поскольку уверовали в неотразимость Божественной благодати. Но Христос никогда не стоял на стороне успешных. Напротив, Он стоял за право на спасение мытарей и блудниц.
При желании, Христа можно обвинить в либерализме, однако Он действительно любил всех людей, в том числе и духовно слабых, называя их «малыми сими». Кальвинистам же нужны только успешные, поскольку якобы внешний успех может косвенно свидетельствовать об их богоизбрании. Но все это – лишь ловко прикрытая ложь. Иисус Христос пришел на землю, чтобы спасти абсолютно всех людей, а не только некоторых. И эта Его суверенная воля не исполнима только по той причине, что Бог не желает подневольного поклонения Себе. И вот этого – самого главного в сотериологии — как раз и не понимают кальвинисты.
Если же богословие Кальвина пренебрежительно относится к разуму и совести, то следует признать, что оно имеет проблемы в таких областях, как миссиология и апологетика, где без этих помощников никак не обойтись. Весьма часто кальвинистская миссиология в наших странах представляет собой ничто иное, как просто переманивание арминиан на свою сторону при помощи материальной поддержки.
Когда Уияльм Карей впервые пожелал отправиться в Индию с проповедью Евангелия, маститые богословы кальвинизма ответили ему примерно так: «Не помогай Богу делать Его дело». Очень яркая фраза, показывающая не просто искаженное, а даже противоположное истине мышление кальвинизма. Каждый арминианин всегда рад потрудиться во славу Божью, даже не думая над присвоением себе Его славы. Но любой честный кальвинист считает, что любое его усилие в сторону добра является оскорблением самодостаточности Божьей благодати. Налицо полная несовместимость двух этих позиций.
С кальвинистской апологетикой дела обстоят еще хуже: доктринально она весьма агрессивна, поэтому кальвинисты очень часто допускают резкую критику в адрес своих оппонентов, а исторически их просто преследовали. Кальвин преследовал их в Женеве, Кромвель – в Англии, Нокс – в Шотландии. Кальвин преследовал не только католиков, но и инакомыслящих протестантов, например, Себастьяна Кастеллио (см. книгу Стефана Цвейга «Совесть против насилия»). Франциск Гомар и его сторонники преследовал Арминия. Кальвинисты причиняли много вреда таким выдающимся философам, как Джон Локк и Рене Декарт. Да, и в целом представители этого учения всегда были в числе противников прогрессивных сил человечества. Они первыми осудили открытия Коперника, Бруно и Галилея. Их влияние в ЮАР послужило основной причиной разочарования в христианстве такого выдающегося борца за права негров, как Махатма Ганди. Фактически, он соблазнился на кальвинизме, отстаивавшем рабство.
Кальвинистская приверженность к рабству
Кальвинисты были первыми, кто стал унижать человеческое достоинство религиозным путем. Очень показательно в этом отношении кальвинистское оправдание рабства. Совсем недавно эта проблема волновала многих христиан. И хотя современные кальвинисты изменили свое первоначальное мнение на вопрос рабства, очевидно, почему именно они ранее всегда оправдывали этот институт – в Англии, в США и в ЮАР. Поскольку положение дел в Англии и США нам больше известно, осветим ситуацию в последней стране.
Как нам всем хорошо известно, в ранг государственной политики Южно-Африканской Республики, до недавнего времени была возведена система апартеида – крайняя форма расовой дискриминации. Согласно расистскому законодательству ЮАР, все ее население было разделено на четыре «касты»: белые, индейцы, цветные (мулаты, метисы) и африканцы. Чернокожие африканцы, хотя составляли большинство населения этой страны, подвергались притеснению в области труда, образования, медицинского обслуживания и социального обеспечения. Примерно половина их исповедует христианство, остальные – местные языческие культы. Как же получилось так, что христиане ЮАР стали расистами?
История возникновения государства ЮАР уходит к 1652 году, когда впервые голландские кальвинисты, моряки Ост-Индийской компании, высадились на территории Кейптауна. Здесь они образовали перевалочный пункт на пути движения европейских кораблей в Индию. Позже сюда же прибыли также и французские гугеноты, спасавшиеся от религиозных преследований на родине. Гугеноты, как известно, также были кальвинистами. В 1795 году над Капской колонией установили свой контроль британцы. В последствии современные размеры ЮАР образовались вследствие завоевания европейцами близлежащих территорий у местных африканских племен. Напомним, что экспансия для кальвинистов – это признак Божественной неотразимости во всех жизненных вопросах.
Открытие богатых месторождений алмазов (1867) и золота (1886) на Витватерсранде привело не только к экономическому росту колонии и увеличению оттока капитала в Европу, но и к резкому усилению иммиграции в бурские республики и ухудшению положения туземцев. После разразившихся по этой причине двух англо-бурских войн, местные жители прибегли к тактике ведения партизанских войн. Независимость этой страны была установлена лишь в 1961 году как результат ее выхода из Содружества наций, возглавляемого Великобританией и осудившего систему апартеида. С этого времени африканские негры были лишены избирательных прав, а также не могли создавать смешанные браки. Им было запрещено даже выходить на улицу после заката, а также появляться в «белых» районах без особого разрешения властей, то есть, по сути, им было запрещено посещать крупные города, поскольку те находились в «белых» районах.
ООН неоднократно в своих резолюциях объявляла апартеид южно-африканским фашизмом и призывала Южную Африку прекратить политику расовой дискриминации (среди ее санкций был запрет на участие в Олимпийских играх). Однако ЮАР игнорировала эти требования, поскольку ее правительство длительное время пользовалось поддержкой США и Великобритании. Из факта существования такой поддержки можно сделать лишь один вывод: правительства США и Великобритании покрывали данное положение вещей, тем самым усугубляя расовый кризис в этой стране.
Использование режимом апартеида вооруженной силы против выступлений темнокожего большинства, возглавляемого такими лидерами освобождения, как Стив Бико, Десмонд Туту и Нельсон Мандела, привели к трагедиям наподобие расстрела мирной демонстрации в Шарпевиле (1960) и бойни при подавлении восстания учащейся молодёжи в Соуэто (1976). Однако благодаря ненасильственному сопротивлению народа правительству ЮАР, эта страна оказалась одной из немногих стран Африки, где ни разу не был осуществлен государственный переворот. Таким образом, в 1989 году апартеид в ЮАР был поэтапно отменен.
Население ЮАР условно можно разделить на три категории людей: белых — 11% , черных — 76% и цветных — 13%. Белые в свою очередь подразделяются на африканеров, являющихся в основном потомками первопоселенцев-голландцев, и потомков англичан, прибывших сюда после 1820 года. В группу черных входят народы группы банту: зулу, коса, суту и т.д., которые являются поселенцами из Центрально-Восточных стран Африки. К цветным относятся индусы, малайцы, азиаты, которых привозили кальвинисты-голландцы из других колоний в качестве рабов. Итак, мы видим, что цветную часть населения использовали голландские кальвинисты в качестве своих рабов.
Хотя в ЮАР много христианских конфессий, ведущую роль в стране занимает Голландская Реформатская церковь (ГРЦ), в которую входят только белые африканеры. Пасторы этой церкви всегда придерживались убеждения, что политика апартеида основана на принципах христианства и потому непогрешима. Например, епископ Форстер в 1970 году заявил, что «Голландская Реформатская Церковь не отступит ни на йоту от своей интерпретации Библии в пользу апартеида. И пусть мир не согласен с нашей интерпретацией, нас это не волнует. Мир может ошибаться. Мы знаем, что мы правы» (За рубежом, 1977. № 8, С. 16). Примечательно, что помимо ГРЦ в стране действуют еще три дочерних церкви – по одной на каждую расовую группу: для африканцев, цветных и индейцев. Но руководство РГЦ исключает возможность поддержания каких-либо расовых контактов между своими прихожанами.
Показательно, что долгое время ГРЦ ЮАР игнорировала призывы самих голландских кальвинистов отказаться от системы апартеида. Еще в 1960-е годы Реформатская Церковь Голландии разорвала свои отношения с ГРЦ на почве изменившегося отношения к апартеиду. В 1971 году РГЦ вышла из Всемирного Совета Церквей, осудившего апартеид. В августе 1982 года Всемирный Альянс Реформатских Церквей объявил апартеид ересью и вывел ГРЦ их своего состава. Несмотря на это, руководство ГРЦ продолжало политику апартеида. Чем же оно оправдывало его? Библией.
Лидеры ГРЦ апеллировали к Библии следующим образом:
1) Церковь не должна вмешиваться в дела государства, поскольку ее дело – духовное спасение, а не материальное существование;
2) Кальвинистская доктрина предопределения означала, что верующим следует принять мир таким, каким он есть;
3) Божественная благодать вправе изменять судьбу только индивидов, но не целого общества, тем более пораженного несправедливостью вследствие «первородного» греха;
4) Отношения «господин-раб» освящены отношениями «Бог-люди», в которых Бог выступает Господином всех людей.
30 сентября 1985 года представителями различных церквей был выпущен документ под названием «Вызов Церкви», который подписало 151 богослов. В нем его авторы высказали удивление тому факту, что в данном конфликте не на жизнь, а на смерть столкнулись две противоположные по своему содержанию социальные силы, провозглашающие верность одной и той же христианской доктрине. Они также отвергли возможность использования текста Рим. 13:1-7 в качестве основания ложному убеждению в непогрешимости светской власти, а также высказали критику в адрес Англиканской церкви, выступившей с инициативой пассивного ненасилия. По их мнению, церковное ненасилие должно быть, по крайней мере, активным, а не пассивным (совершенно бездеятельным). Непонятно, утверждают они, как церковь может осуждать всякое насилие и в то же время поддерживать действия армии и полиции, направленные против ненасильственного протеста угнетаемого большинства населения страны.
Основные причины распространения кальвинизма
Многие отечественные кальвинисты очень плохо знакомы с отрицательными последствиями кальвинизма. Например, они совершенно не знают тому, что Кальвин учил о «средней» благодати или о временном спасении. Сами современные кальвинисты отрицают многое из учения Кальвина, и им неудобно огласить это другим людям, ведь тогда им придется признать существование ошибок в учении их кумира. Немногие из них читали труды самого Кальвина, чтобы знать его личное мнение, например, об устоянии в спасении. В отличие от Кальвина, современные его последователи пожелали обрести полную уверенность в собственном избрании, не смотря на существование тайного предвечного Промысла Бога.
Кальвинистов действительно больше во всем мире, чем арминиан, но еще больше в мире католиков, что не означает того, что они правы. Конечно же, и среди католиков есть очень много умных людей, но быть умным и честным — это разные вещи. Хотя кальвинисты честны перед собой, их учение алогично, т.е. отрицает разумные основания христианской веры. Поэтому они не могут быть честны перед собственным разумом, поскольку не желают признавать внутренних противоречий в собственном учении.
Успех в распространении кальвинизма во всем мире объясняется четырьмя естественными причинами:
1) историческая причина (исторически кальвинизм возник раньше арминианства, и поэтому имел больше шансов для своего развития);
2) доктринальная причина (кальвинисты во все времена были очень агрессивны, тогда как арминиане — толерантны и уступчивы. Поэтому кальвинисты преследовали арминиан в тех странах, где они приходили к власти);
3) иррациональная причина (рационально думать таким людям лень, поэтому они предпочитают просто уклоняться от рассуждений на предмет противоречий в собственном учении);
4) практическая причина (практически кальвинизм выгоден для «плоти», поскольку перекладывает всю ответственность с человека (причем не только за получение спасения) на Бога.
Когда арминиане сидели по тюрьмам, кальвинисты получали богословское образование. Поэтому кальвинисты стали превосходить арминиан по своей численности. Это создало иллюзию того, что «кого больше, тот и прав». Отсюда многие авторитеты в кальвинизме стали более известны, чем арминианские богословы, находящиеся в меньшинстве. Тем не менее, они есть: Джек Котрелл, Роберт Пикирилли, Лерой Форлайнс, Роберт Шенк, Дэвид Посон и другие – причем некоторые их произведения уже переведены на русский.
Многие из известных «кальвинистов» (например, Августин, Лютер, Сперджен) на самом деле не были чистыми кальвинистами, т.е. они признавали лишь некоторые из «пяти пунктов кальвинизма», поэтому строгие кальвинисты не имеют права прикрываться этими именами. Эти т.ск. «умеренные» кальвинисты пытались сохранить что-либо от Кальвина,
но в реальности там сохранять было нечего, поскольку тезис о принудительном спасении искажает до неузнаваемости даже такие библейские доктрины, как доктрину о благодати и доктрину о святости.
Удивляет другое: многочисленные дискуссии на эту тему убеждают лишь немногих кальвинистов. Почти исключительный пример тому — сам Якоб Арминий. Он расквитался с кальвинизмом как строгого, так и умеренного крыла. Он не побоялся угрозы физической расправы над ним, хотя и находился в меньшинстве. Большинство же предпочло (и до сих пор предпочитает) кальвинизм только по той причине, что он не требует от человека никакой ответственности за его спасение. Так жить намного легче: «Господи! Ты что-то требуешь от меня? Но ведь, если я это сделаю, будет умалена Твоя слава. Таким образом Ты должен сделать это вместо меня, чтобы Тебе принадлежала вся слава». «И оправдана премудрость всеми чадами ее». Одним словом, хорошую религию придумали кальвинисты. Но когда их спросишь об этом прямо, они извиваются как ужи, чтобы уклониться от ответа на этот вопрос, либо бессовестно лгут.
Поэтому последняя причина распространения кальвинизма намного опаснее остальных. О ней никто из кальвинистов не скажет вслух, хотя все они понимают, что избежать какой-либо ответственности (даже за получение в дар спасения) весьма выгодно для человеческой «плоти». «Не обратился грешник, так не я же тому причина. Дух Святой не воздействовал по Своему суверенному праву». «Не получилось одолеть грех, так я тут причем. Это Бог не послал Своей благодати». Рассуждать таким образом очень выгодно для «плотского» христианина. Но кальвинисты всячески скрывают эту сторону своего учения, чем все более и более удаляют себя от освящающего воздействия Духа Святого.
В целом же кальвинизм чреват двумя особо вредными в духовном отношении последствиями:
1) успешным христианам он дает ложную надежду на вечность, тем самым подталкивая их к беспечности (пусть и скрываемую от других людей в своих мыслях);
2) слабых христиан он повергает в отчаяние от понимания того, что они не избраны к спасению.
Жертв обоих этих отрицательных последствий кальвинизма не перечесть. Даже те известные кальвинисты, на которых любят ссылаться их отечественные последователи, не были уверены в собственном спасении и всю свою жизнь мучались вопросом: «Избран ли я к спасению или нет?» Такую жизнь нельзя назвать благословенной.
Разумеется, не все кальвинисты знают о двух этих опасностях своего учения, поскольку не углубляются в вопрос существования тесной связи между учением кальвинизма и христианской практикой. С такими кальвинистами можно поддерживать отношения, но с убежденными кальвинистами, которые снимают с себя какую-либо ответственность по причине своей веры в неотразимость Божьей благодати, арминиане не могут иметь никакого дела. Сотрудничать с ними — грех. Однако бороться с этой ересью нужно только идейными средствами. Придет время и сами кальвинисты поймут, что декларируемая ими на бумаге принудительная благодать не действует даже в их собственной жизни. Если быть честным, каждому кальвинисту следует сказать так, как это сделал Кальвин: никто не может знать, будет ли он спасен или нет, поскольку это сокрыто от людей в предвечном Божьем промысле. Но даже в этом они боятся себе признаться.
Вот те причины, по которым кальвинизм прижился не только во всем мире, но и на славянской почве. Однако отечественный кальвинизм имеет собственные черты характера:
1) в силу слабого образования он плохо знаком с отрицательными последствиями этого учения, воспринимая его в розовом цвете (поэтому в отечественных кальвинистских семинариях не разбирают встречную критику и даже не упоминают о ней).
2) он открещивается от негативных последствий зарубежного кальвинизма, не понимая существования проблемы противоречия между личной святостью христианина и кальвинистским тезисом о принудительности Божественной благодати.
Если спасение принудительно, тогда должен быть принудительным и его основной признак — святость. Если же благодать принуждает свободу воли человека до его обращения к Богу, тогда как она может не принуждать ее и после этого момента? Потерять спасение в кальвинизме невозможно именно по той причине, что избранному невозможно продолжать грешить, что только и способно поставить под вопрос факт его спасения. Однако это с неизбежностью означает, что и вся наша святость зависит лишь от неотразимой благодати Божьей. Одним словом, если мы грешим, то только лишь по причине того, что Божья благодать отступила от нас, причем без какой-либо связи с нашим поведением или убеждениями. Это самое ужасное заблуждение кальвинизма. И это действительно так, поскольку даже самые мелкие грехи, встречающиеся в нашей жизни, мы не можем приписать благодати Божьей.
Поскольку же на практике кальвинисты грешат точно так же, как и арминиане, возникает закономерный вопрос: «Где же эта принудительность Божьей благодати, как к самому спасению, так и к его отличительному признаку — освящению?» Поэтому в вопросах святости славянские кальвинисты ведут себя так, как и арминиане, не понимая того, что это противоречит их доктринам. Они пытаются служить Богу, не задумываясь над тем, что то, во что они верят, определяет то, как они живут. Они даже не замечают того, что их действия явно противоречат их убеждениям. Но для людей иррационального склада ума – это даже не проблема. Они так ведут себя всегда, что и объясняет, почему таких людей переубедить рациональными аргументами, даже находящимися в полном согласии с библейским свидетельством, невозможно.
Поскольку славянские кальвинисты привязаны к святости, разоблачить их труднее, чем зарубежных, но МакАртур в своей книге «Труд веры» ясно заявляет, что мелкие и редко встречающиеся грехи не опасны для спасения. Стало быть, они как-то стали угодны Божественной благодати? При этом от согрешившего такими грехами не требуется даже покаяния! Только представьте себе христианина, утверждающего такое! Даже если славянские кальвинисты на словах и откажутся от этого утверждения, внутри они все равно будут его исповедовать, поскольку именно этого требует их ошибочный богословский посыл о неотразимости Божественной благодати. Этой скрытой подоплекой и объясняется вся живучесть кальвинисткой доктрины. Страстное желание кальвинистов избежать какой-либо ответственности ставит их извращенное богословие выше каких-либо рассуждений.
Заключение
Что же мы можем сказать о видимых успехах кальвинизма? Частью они естественны, поскольку кальвинизм имел больше времени и возможности для развития, чем арминианство. Частью они мнимые, поскольку обосновываются ложной доктриной о непреодолимости благодати, явно вступающей в противоречие не только с Библией, разумом и совестью каждого христианина, но и с реальным опытом последнего. Борьба как с неверием, так и с грехом никогда не давалась верующим людям легко. Поэтому мы не можем верить кальвинистскому утверждению о непреодолимом характере Божественной благодати. По всем этим соображениям, данное учение следует признать одной из основных христианских ересей.