Конспект лекций по предмету «Библиология»
Гололоб Г.А.
Оглавление
Введение. Необходимость изучения Библиологии.
1. Божественное Откровение.
1.1. Необходимость Божественного Откровения.
1.2. Разновидности Божественного Откровения.
1.3. Вопрос спасения людей, не слышавших проповеди Евангелия.

  1. Особое Откровение Бога в истории человечества.
    2.1. Прогрессивная и завершающая стадии Особого Откровения Бога.
    2.2. Приоритет Священного Писания над Церковным Преданием.
    2.3. Взаимоотношение между Ветхим и Новым Заветами.

  2. Инспирация и достоверность Библии.
    3.1. Богодухновенность Библии в оригинале.
    3.2. Богодухновенность переводов Библии.
    3.3. Достоверность передачи содержания Библии.

  3. Принципы толкования Священного Писания.
    4.1. Просвещающая роль Духа Святого.
    4.2. Историко-лингвистический метод экзегезы.
    Заключение

Введение. Необходимость изучения Библиологии.
Вопрос познания Личности Бога напрямую связан с понятием Библейского Откровения. Без наличия такой удивительной книги, как Библия, мы фактически знали бы о Боге очень и очень мало. Согласно утверждению Самой Библии, для подтверждении истинности чего-либо необходимо два свидетеля. Этими свидетелями и являются Общее и Особое виды Божественного Откровения: окружающая нас природа и закон совести внутри нас, с одной стороны, и Священное Писание – с другой. Поскольку познать Бога человеческими средствами («снизу») невозможно, обращение к Библии, как к Слову Бога, обращенному к людям, является единственным выходом из гносеологического духовного тупика.

  1. Божественное Откровение
    1.1. Необходимость Божественного Откровения
    Существования Бога-Творца еще можно как-то вывести из факта сотворения этого мира, то доказать Его личные качества людям из рассматривания этого творения весьма затруднительно, а познать Его волю, например, в вопросе спасения, вообще невозможно. Поскольку полноценным образом познать Личность Бога самим людям невозможно, существует необходимость в Божественном Откровении. Это значит, что, если бы Бог не пожелал Себя открыть людям, они бы так и не узнали ни о Нем, ни о Его качествах ничего существенного. Поэтому вполне разумно ожидать от Бога, как Верховной Личности, сверхъестественного проявления в частности в виде Священного Писания, написанного по Его вдохновению особыми людьми, которых мы называем пророками и апостолами. При этом очевидно, что излагая Свою волю в тексте Священного Писания, Бог приспосабливался к ограниченным возможностям рационального его восприятия людьми.

Само Священное Писание говорит нам о том, что оно было вдохновлено свыше и является руководством для всех верующих в него людей, прежде всего, в духовных вопросах. «Исследуйте Писания, ибо вы думаете чрез них иметь жизнь венную, а они свидетельствуют о Мне» (Ин. 5:39); «И притом мы имеем вернейшее пророческое слово; и вы хорошо делаете, что обращаетесь к нему, как к светильнику, сияющему в темном месте, доколе не начнет рассветать день и не взойдет утренняя звезда в сердцах ваших» (2 Пет. 1:19); «Все Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности, да будет совершен Божий человек, ко всякому доброму делу приготовлен» (2 Тим. 3:16-17); «Ибо слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные. И нет твари, сокровенной от Него, но все обнажено и открыто перед очами Его: Ему дадим отчет» (Евр. 4:12-13). Если Библия представляет собой Слово Бога, обращенное к людям, тогда понятно, что Бог позаботился о точности передачи и сохранности в ней Своей воли. Разумеется, содержание Священного Писания является объективным, поскольку служит цели ознакомления всех людей с волей Божьей.
Важно отметить, что Библия не является результатом служения Церкви на земле. Даже появление канона Библии было лишь подтверждением богодухновенности Священного Писания, а не его созданием. Несмотря на то, что Библия писалась пророками и апостолами, последних нельзя считать просто выборными представителями Церкви. Это были люди, избранные на это служение Самим Богом. Поэтому Священное Писание призвано проверять истинность религиозного опыта верующих людей, а не наоборот. Это значит, что Церковь не может претендовать на написание книг Священного Писания, тогда как сами ее учение и практику мы должны сверять по Библии. Изменять или дополнять его содержание Церковь не имеет права.
Апостол Павел подчеркивал приоритет Священного Писания над Преданием Церкви следующим образом: «Но если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема. Как прежде мы сказали, так и теперь еще говорю: кто благовествует вам не то, что вы приняли, да будет анафема. У людей ли я ныне ищу благоволения, или у Бога? Людям ли угождать стараюсь? Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым. Возвещаю вам, братия, что Евангелие, которое я благовествовал, не есть человеческое» (Гал. 1:8-11). Это значит, что даже сам апостол Павел не мог изменить то послание, которое он проповедовал людям. Разумеется, такой власти не имеют ни соборы иерархов, ни богословские вероисповедания, ни другие представительные органы Церкви.
Бог следил за сохранностью передачи Своей воли людям посредством создания книг Священного Писания верными Ему людьми. А коль Писание было создано не коллективным образом, а посредством особо избранных самим Богом на это служение людьми, Церковь со всем своим Преданием не вправе претендовать на его создание или продолжение создавать. При этом боговдохновенным статусом обладает лишь тридцать девять книг Ветхого Завета и двадцать семь книг Нового Завета, известные ныне как канонические книги Священного Писания. Текст Священного Писания был записан на протяжении двух тысяч лет, однако после своего завершения никто и ничто не может его дополнить. Церковь имеет право только истолковывать уже написанное, но не создавать что-либо новое в дополнение к уже известному нам тексту Священного Писания.
Содержание Священного Писания является богодухновенным при его создании, что не требует такого же чуда для читающего его человека. Это значит, что содержание Библии имеет объективный характер, подающийся изучению средствами также и разума, а не одной только веры. Если бы Слово Божье не было адресовано обычным людям, оно бы имело какой-то особый священный язык, но оно написано очень простым языком, чтобы быть доступным для восприятия каждым человеком, впрочем, не лишенным действия «предварительной» благодати.
Если быть точным, то в Писании имеются как очевидные истины, не требующие внешней помощи при их толковании, так и истины «неудобовразумительные» (см. «глубины Божии» в 1 Кор. 2:10), для понимания которых необходима особая «просвещающая помощь» от Духа Святого или особое призвание в виде одного из Его даров. Если для понимания простых истин Писания достаточна помощь от т.н. «предварительной» благодати, то для понимания сложных – она недостаточна, но требует особой помощи от Духа Святого, зависящей от проявления личной веры читателем. Если же признать, что Писание не содержит в себе объективной информации, тогда для его истолкования Богу нужно посылать каждому человеку отдельное чудо в виде сверхъестественного влияния со стороны Духа Святого. Поскольку же после завершения составления текста Писания Дух Святой не может уже что-либо добавить к нему, Он является лишь его толкователем, а не создателем. Поэтому субъективное толкование от Духа Святого не может противоречить объективному значению Слова Божьего.
1.2. Разновидности Божественного Откровения
Существует два вида Божественного Откровения: Общее (естественное) и Особое (сверхъестественное). Естественное или Общее Откровение проявляется в естестве окружающего нас мира (Пс. 18:2-7; Рим. 1:18-21; 1 Кор. 11:14) и в сознании человека (Пс. 15:7; Деян. 17:27-29; 1 Ин. 3:20; Рим. 2:14-15); Сверхъестественное или Особое Откровение — в Священном Писании (Пс. 118:142; Гал. 1:11-12; Евр. 1:1). Впрочем, различие между ними лучше делать по признаку частичности первого и полноте второго, чем по признаку естественности и сверхъестественности. Действительно, даже естественное Откровение сверхъестественно, поскольку также принадлежит Богу, т.е. покоится на законах, имеющих сверхъестественное происхождение. Более правильным критерием, различающим обе эти разновидности Божественного Откровения, следует признать подготовительную роль Общего Откровения и завершающую роль Откровения Особого в вопросе указания пути спасения каждого человека.
Таким образом, Особое Откровение является более полным Откровением Божьим, чем Общее, но оба они доступны абсолютно всем людям (Рим. 1:19-20; 2:14-15), если они этого пожелают. Поскольку же любое Божественное Откровение невозможно правильно понять без особого «просвещения» со стороны Духа Святого (Ин. 14:26; 2Пет. 1:20-21; 1Кор. 2:6-16), в самой необходимой мере Дух Святой воздействует на сознание не только верующих, но и неверующих людей (Пс. 136:7; Ис. 42:16-18; Ин. 1:9; Рим. 2:4).
Кальвинистское понимание Божественного Откровения отличается от арминианского. Кальвинисты считают, что Общее Откровение предназначено для всех людей, тогда как Особое – только для некоторых, а поскольку спасение дарует только посредством Особого Откровения, не все люди имеют возможность спасения. В отличие от них арминиане понимают под Общим Откровением не просто всеобщность этого вида Откровения, но и его подготовительный характер к восприятию спасения. Поэтому обе эти разновидности Божественного Откровения едины в своем желании спасти всех людей, так что даже Особое Откровение не скрывается от кого бы то ни было.
Таким образом, различие между Общим и Особыми видами Откровения, следует видеть не во всеобщности первого и частном характере второго, а также не в естественности первого и сверхъестественности второго, а лишь в частичности первого и полноте второго. Частичный характер Общего Откровения определяется делами Творца, тогда как полный характер Особого Откровения свидетельствует о Его вербальном обращении к людям. При помощи дел Бог мог сказать о Себе немного, тогда как при помощи слов – фактически все, что Ему было нужно.
Общее Откровение содержит информацию о существовании Бога, но не содержит какой-либо информации о Его Личности, либо содержит ее в явно недостаточной мере. Тем не менее, значение Общего Откровения весьма велико, поскольку оно позволяет установить определенный контакт между Творцом и творением, тем самым достигая некоторого согласия между Библией и наукой, знанием и верой, благодатью и природой. Оно оправдывает возможность проповеди Евангелия неверующим людям, а также ведение апологетической работы. Оно обеспечивает здоровый (умеренный) подход к секулярному обществу, в котором, оказывается, тоже действует Дух Святой, хотя и в меньшей мере, чем в Церкви. Кроме того, оно позволяет сохранить не только баланс, но и в некоторой мере единство между христианским богословием и христианским мистицизмом.
Сторонникам отрицания важности Общего Откровения следует помнить о том, что мы признаем ограниченную ценность апологетики. Поэтому подобно нам, им также следует обратить внимание на недостатки в собственном понимании данного вопроса. Например, как застраховаться от субъективности наших ощущений, выдающих за действие Духа Святого лишь наше личные впечатления и мимолетные чувства? На наш взгляд, библейская позиция состоит не в полном отрицании подчиненной роли разума, а в возможности частичного его сотрудничества с верой.
По крайней мере, только разум, опирающийся на изучение Божественного Откровения, способен помочь нам избежать субъективных крайностей христианского мистицизма. Без него мы все обречены считать волей Божьей только то, что привиделось нам самим. Общезначимость Божественной истины при этом исключается, поскольку у каждого из нас оказывается свой Бог, своя вера, свой путь спасения. Здесь находится опасность позиции полного отрицания разума, сотрудничающего с верой.
Наконец, мы должны отметить факт познаваемости Особого Откровения Божьего неверующими людьми, поскольку оно адресовано абсолютно всем людям. Понять его не могут только неверующие люди, нежелающие его понять (Ис. 35:8; 1 Пет. 2:7; 2 Кор. 2:4). При этом важно понять, что «не быть неверующим, но верующим» зависит от самого человека (Мк. 1:15; Ин. 20:27), хотя для этого ему нужна также и посторонняя помощь в виде универсального и непринудительного «влечения» Бога (Ин. 6:44), которую принято называть «предварительной» благодатью (Ин. 1:9; Рим. 2:4).
Некоторые истины Слова Божьего, могут быть не поняты в случае их сложности, так что требуют своего истолкователя (Лк. 10:26; Деян. 8:30). Поскольку Божественная истина, содержащаяся в Священном Писании, неоднородна по своем составу, более сложную или последующую ее часть нельзя понять, не приняв и не усвоив предварительно более простую или предыдущую. Одним словом, накопление предыдущей порции истины является залогом понимания истины последующей (Лк. 13:48). Тем не менее, правильно воспринять простые истины могут абсолютно все люди, не лишившиеся действия «предварительной» благодати по собственной вине (Ин. 8:43; 1 Кор. 2:14). Прекратить проповедовать Слово Божье позволено только тем людям, которые его сознательно отвергают (Мф. 7:6; Мк. 6:11).
Мнение о том, что неверующим людям необходимо получить какую-то дополнительную способность для восприятия Слова Божьего, кроме «предварительной» благодати, ошибочно, поскольку Бог не может внешне адресовать Свое Слово абсолютно всем людям, а внутреннее помогать им понять его лишь некоторым. Божественное Откровение предназначено для открытия воли Божьей, а не для ее сокрытия. Хотя «открытое» нам в Библии Слово Божье не является полным или абсолютным (Втор. 29:29), оно не может противоречить «сокрытому». Поэтому вне открытого нам Библии не существует ничего такого, что бы ей противоречило. Т.н. «тайна благовествования» не имеет отношения к полноте «открытого» нам в Библии, являясь временным ограничением, но не исчезновением Божественного Откровения. К тому же с приходом Христа на землю она перестала быть «тайной» (Рим. 14:24-25).
1.3. Вопрос спасения людей, не слышавших проповеди Евангелия.
Поскольку Слово Божье учит тому, что Кровь Христа покрывает грехи всех без исключения людей, следует признать, что под ее покровительством находятся также и те люди, которые никогда не слышали вести Евангелия – будь это до времени Боговоплощения, либо после него, включая и настоящее время. Однако как согласовать это следствие с тем фактом, что эти люди жили под опекой Общего, а не Особого Откровения? Понять это можно путем понимания того, как спасались евреи, жившие до времени жизни Иисуса Христа, с Которым мы связываем полноту Особого Откровения Божьего.
Апостол Павел в Рим. 4 приписывает спасение или оправдание самому Аврааму, ничего не знавшему о Синайском законодательстве, только по той причине, что он имел веру. «И знак обрезания он получил, как печать праведности через веру, которую имел в необрезании, так что он стал отцом всех верующих в необрезании, чтобы и им вменилась праведность» (Рим. 4:11). В Послании евреям говорится нечто подобное, касаясь доктрины спасения по вере многих ветхозаветных лиц: «А без веры угодить Богу невозможно; ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает» (Евр. 11:6). Эти места показывают нам, что спасение ветхозаветных лиц, живших до времени проповеди Евангелия, опиралось на факт их веры в ту степень Откровения Божьего, которая была им доступна в конкретное историческое время.
Это значит, что для спасения людей того времени было достаточно того минимума веры, который возникал в душе всякого человека, столкнувшегося с доступной ему мерой Божественной истины. Все остальное покрывала Божественная благодать, явленная людям в Иисусе Христе.
Поскольку Жертва Христа пришлась на конкретное историческое время, люди, жившие до его наступления, не могли ее познать в ясном виде, хотя вполне могли проявить веру в ответ на доступную им меру Божественного Откровения. Это значит, что, хотя они не могли получить всех благословений новозаветного спасения (возрождения, способности жить свято и т.д.) во время земного своего существования, спасение после своей смерти они все равно получат.
Данное мнение хорошо объясняет тот факт, почему Иисус Христос после Голгофы сошел в места преисподние и проповедовал умершим душам Евангелие (1 Пет. 3:19-20; 4:6; Еф. 4:8-10). Во-первых, эта проповедь касалась не абсолютно всех грешников, а лишь тех, кто успел покаяться и поверить в Божье милосердие (не только люди времени Ноя, но и люди всего Ноева завета), живя на земле. Во-вторых, эта проповедь не давала спасения, а просто указывала, что ветхозаветные верующие подпадают под действия искупления Христова. Это объясняет то, каким образом Кровь Христа включает в себя спасенных всех времени и всех стран, живших когда-либо на земле.

  1. Особое Откровение Бога в истории человечества.
    2.1. Две стадии Особого Откровения Бога.
    Особое Откровение Бога, которое мы воспринимаем как Священное Писание, в истории человечества было представлено в виде двух стадий, накладывающихся друг на друга: прогрессивной (постепенной) и завершенной (окончательной). Если рассуждать в целом, то Священное Писание создавалось на протяжении веков, пока не достигло своего пика в Личности Иисуса Христа, пришедшего на Землю в человеческой плоти. Это значит, что даже Особое Откровение имело свою несовершенную стадию, которая с Боговоплощением, проповедью Христа и Голгофой сменилась совершенной. С Приходом Христа на землю Дух Святой перестал дополнять Божественное Откровение, ограничившись лишь истолкованием уже данного Им ранее (Ин. 16:13-14).

По степени своей информативности прогрессивная стадия Особого Откровения Бога является частичным откровением воли Божьей, а завершающая – полным. Обе они были адресованы всему человечеству, хотя последняя в явном своем виде была скрыта от предыдущих поколений людей. После Прихода Христа на землю человечество узнало полноту истины о Боге и Его пути спасения, но эта полнота не принуждала грешное человечество к принятию вести спасения, явленной ему во Христе. Эти две формы проявления Божественного Откровения в Св. Писании называются соответственно Ветхим и Новым Заветамию При этом важно отметить, что Ветхий Завет лишь подготавливал приход Нового (Гал. 3:24; Евр. 8:7; 9:11).
Тот факт, что Божье Откровение, данное нам в книгах Священного Писания, подчинено т.н. принципу прогрессивности означает, что Божественная истина предоставлялась людям постепенным образом, вершиной чего явился приход Иисуса Христа на землю (Ин. 1:17; Евр. 7:18-19, 22; ср. 1 Пет. 1:10-12). Это значит, что ветхозаветные книги имеют частичный авторитет по отношению к новозаветным, которые представляют собой вершину Божественного Откровения. Частичность или ограниченность Ветхозаветного Откровения выразилась в том, что Бог дал людям элементарные познания о Себе, изложенные в виде материальных прообразов (1 Кор. 10:11; Евр. 9:1-15). Следовательно, недопустимо толковать более авторитетные новозаветные тексты в свете менее авторитетных ветхозаветных.
Авторитетность Новозаветного Откровения объясняется особым поручением Христа — продолжить апостолами ту миссию, которую осуществлял Он Сам (Деян. 28:20; Ин. 17:14, 18). А если Он послал Своих учеников учить все народы, то уж, конечно, обеспечил их всем необходимым, что позволяет признать их Писания не менее авторитетными, чем ветхозаветные. Если Моисей имел дело с Богом лишь в продолжении сорока дней, проведенными им на горе Синай, то апостолы слышали учение Сына Божьего Иисуса Христа, отражающем волю Его Отца в самом совершенном виде, целых три года. Если слова Моисея освящались законом, который выражал лишь часть Откровения Божьего, то тем более слова апостола Павла были освящены благодатью, которая выражала полноту этого Откровения, подтвержденную авторитетом Самого Иисуса Христа.
Прогрессивный характер Особого Откровения Бога означает, что Бог открывал Свои истины о Себе и Своем пути спасения людям порциями, постепенно приближаясь к совершенству (см. Мф. 12:13; 19:21; Иак. 1:25; 1 Кор. 13:10; Кол. 3:14; Евр. 6:1; 7:19; 9:11). Лишь приход на землю Иисуса Христа для того, чтобы пострадать за грехи всего человечества, позволил Божественному Откровению достигнуть своей вершины, после чего оно приняло завершенный характер. Завершенный характер Особого Откровения Бога означает не полноту Божественного Откровения (см. Втор. 29:29), а его завершенность во времени (см. Ин. 1:17). Если издревле Бог говорил через пророков, знавших волю Божью лишь в ограниченном виде, то в Иисусе Христе Он явил Себя миру во всей полноте (Мф. 21:37; Евр. 1:1-3).
С приходом Христа на землю Бог не только дополнил ранее известное Еврейское Священное Писание, но и внес в него новые идеи, которые частью были предсказаны ветхозаветными пророками (учение о Боге-Творце, учение о Последнем суде и т.д.), частью содержались с зародышевом состоянии (учение о Троице, бессмертии человеческой души и т.д.), а частью были открыты впервые (учение о «первородном» грехе, учение о благодати, учение о непротивлении и т.д.). Поэтому завершенность Божественного Откровения указывает на уникальность Нового Завета.
2.2. Приоритет Священного Писания над Церковным Преданием.
Находящиеся в нашем распоряжении книги Священного Писания не являются полным свидетельством о Боге (Втор. 29:29). Мы знаем только открытое нам в Его Слове. Остальное знать нам не обязательно, хотя мы можем пытаться постигнуть его, но без претензии на богооткровенную авторитетность наших заключений. Особый статус представляют собой истины, которые в ясном виде отсутствуют в Писании, но выводятся из него дедуктивным путем (учение о прогрессивности Откровения, о первородном грехе, о предварительной благодати, о Троице и т.п.). Наконец, некоторые вопросы позволено регламентировать самой Церкви, понимаемой в соборном, а не в централизованном виде (см. «предание» в 1 Кор. 11:2; 2 Фес. 2:15; 3:6). При этом церковные установления не могут противоречить основным истинам Св. Писания.
Завершенность Св. Писания означает ограничение полномочий Церкви. Ни один из церковных соборов не создавал Св. Писание, и даже канонизация лишь узаконила те книги, которые уже имели духовный авторитет со времени своего написания. Это значит, что даже церковные соборы не могут ничего добавить к Св. Писанию. Они могут систематизировать уже полученное свыше Откровение Божье, но не могут развивать его в смысле добавления новых истин, которые могут вступать в противоречие с уже изложенными в Св. Писании. Протестанты признают истинность первых трех соборов неразделенной Христианской Церкви, но последующие разделяют лишь частично и выборочно, поскольку в четвертом веке в Христианскую церковь стали проникать как еретические учения, так и языческая практика. Ко времени Реформация эти пороки достигли угрожающего размера, поэтому их следовало отбросить во имя восстановления чистоты первоапостольского учения.
Поскольку канонизация книг Библии Церковью узаконила то, что и без нее обладало богодухновенным авторитетом, нельзя утверждать того, что Писание было создано Церковью. Выше мы отмечали, что Библия была написана людьми, специально избранными для этой цели – пророками и апостолами, способность которых получать и излагать на бумаге Божественные истины была уникальна и неповторима. Никто из современных верующих не может обладать такими правами и способностями, так что время богооткровения уже завершилось. Дух Святой сегодня лишь истолковывает, а не создает Св. Писание. Равным образом Церковное Предание обладает авторитетом лишь в области толкования Писания, но не его создания. Это означает приоритет Св. Писания над Церковным Преданием.
Поскольку Священное Писание писалось при помощи пророков и апостолов, это объясняет особый авторитет последних в первоначальном христианстве. Сказанное означает, что сегодня среди нас нет и не может быть апостолов или пророков, имеющих право дополнять Св. Писание. По этой причине апостол Павел так сильно боролся за свое апостольство. Разумеется, истинность апостольства Павла подтверждалась не только особыми его дарованиями (2 Кор. 12:12), но и двенадцатью апостолами, избранными к своему служению Самим Христом (2 Пет. 3:15-16; Гал. 2:9). Никто из современных христиан (включая и служителей) не может удовлетворить эти требования (см. критерии избрания Матфия вместо отпавшего Иуды в Деян. 1:21-22). К тому же, факт завершенности Божественного Откровения объясняет необходимость Церковного Предания: последнее призвано не дополнять, а хранить учение Христа и Его апостолов посредством хиротонии или рукоположения последующих служителей (см. 1 Фес. 2:8; 2 Тим. 2:2).
Впрочем, призыв Павла «Подражайте мне, как я Христу» не был признаком его исключительности (кроме апостольского авторитета, поскольку никто из нас не может быть апостолом), но означал уступку: в качестве образца поведения возьмите хотя бы меня, коль Вы не можете видеть перед собой живой пример Христа (см. 1 Тим. 1:16). Действительно, книжному образцу подражать всегда труднее, чем явному. Кроме того, этот призыв был актуальным в то время, когда первые христиане не имели в своем распоряжении все новозаветные книги, так что им было легче увидеть наглядный пример, чем извлекать познания по интересующему их вопросу из Писания, доступного им лишь в ограниченном виде.
В области толкования Слова Божьего служители Церкви не имеют особых преимуществ перед рядовыми членами церкви, кроме личного изучения Библии и просвещения Духом Святым, что доступно всем верующим людям. Это означает, что богословские формулировки и решения церковных соборов не должны быть привязаны лишь к индивидуальным толкованиям Св. Писания, но должны отражать коллективную волю Соборной Церкви. Это значит, что служители должны убеждать, а не принуждать поместную церковь к собственному пониманию Св. Писания. Принцип «всеобщего священства» означает, что деление Церкви на клир и мир неоправданно не только в области церковного управления, но и в области толкования Св. Писания.
Поскольку служители призваны учить поместную церковь в полном согласии с убеждениями других родственным им церквей, очень важно, чтобы они сохраняли независимость своего суждения от общего церковного решения. А это косвенно зависит от способа материального обеспечения служителей. Хотя написано, что Господь повелел благовестникам «жить от благовествования» (1 Кор. 9:14), следует выяснить, каким именно образом они должны получать материальную помощь от остальных верующих. Анализ всех мест Нового Завета, относящегося к этому вопросу, показывает, что не только обязательная десятина, но и добровольные пожертвования не могут выступать в качестве регулярной зарплаты служителя (Деян. 20:33-35; 1 Кор. 4:12; 2 Кор. 9:7; 1 Фес. 2:9; 3:8).
Иными словами, служитель не может находиться на полном обеспечении церкви, но обязан иметь постоянную обычную работу. Регулярное материальное обеспечение служителя за церковный счет следует сменить возможностью получения от церкви не зарплаты, а материальной помощи, причем собираемой добровольно, без четкой фиксации ее размера и периода выплат. Такой образ жизни был присущ ветхозаветным пророкам и новозаветным апостолам. Например, в отличие от языческих пророков пророк Илия не питался за одним столом с царем или царицей. Тем более это имеет отношение к служителям нашего времени: служитель должен быть независим не только от государства, но и от самой церкви, которая способна охладиться в своей любви к Богу.
Объясняется это тем, что служители должны быть материально независимыми от церкви, чтобы не угождать ей сверх дозволенного Писанием. Неслучайно, священники и левиты не имели своего удела, но зависели от Бога, т.е. от приношений всего израильского общества. Разница с Новым Заветом здесь состоит лишь в том, что теперь эти приношения стали добровольными, а не принудительными, какой была практика десятин. В целом, служители обладают равноправными с остальными членами церкви дарами Духа Святого, поэтому и не должны выделяться из общей среды в отношении оплаты их служения. Поэтому церковь должна выделять из общей суммы пожертвований каждому по их нужде (Деян. 2:45; 2 Кор. 8:12-15). Если уже сами апостолы не претендовали на такую честь (ср. Деян. 6:2-4), то что говорить о служителях, отличающихся от них на порядок ниже.
Хотя в силу действия принципа «всеобщего священства», ни один христианин не имеет каких-либо преимуществ перед другим в вопросе понимания Священного Писания, кроме личного посвящения изучению Слова Божьего, данное обстоятельство не лишает его обязанности прислушиваться к мнению других христиан, поскольку и через них действует Один и Тот же Дух Святой. Это значит, что в большинстве случаев личное мнение нужно согласовывать с общецерковным, а не доминировать над ним. С этим правилом можно не считаться лишь при отступлении всего состава или большинства членов поместной церкви от Господа.
2.3. Взаимоотношения между Ветхим и Новым Заветами.
Основным вопросом Библиологии является вопрос о характере отношений между Ветхим и Новым Заветами. Известно, что Ветхий Завет, составляющий Еврейское Священное Писание, как отличается, так и похож на Новый Завет, который входит к состав книг Христианского Священного Писания. Тем не менее, между двумя этими частями Священного Писания имеются взаимные исключения (напр. заслуженный или даровой путь спасения, принцип условной или безусловной любви, ветхозаветный милитаризм или новозаветный пацифизм, ожидаемая или осуществленная эсхатология). От ответа на этот вопрос зависит понимание того, что из Ветхого Завета остается приемлемым для христиан, а что нет. Например, вызывают споры следующие вопросы: «Применимы ли к новозаветным верующим такие ветхозаветные установления, как десятина, почитание субботы, практика разводов, ростовщичество, участие в войнах, наказание детей и т.д.?»
В числе теорий, вызвавшихся ответить на этот вопрос, числятся, прежде всего, две основные: ковенантная или заветная теология и диспенсационализм. Ковенантная теология считает применимым к нам Ветхий Завет лишь в духовном его истолковании, а диспенсационализм отрицает это, относя Ветхий Завет лишь к Израилю, а Новый – лишь к Церкви. Основная проблема ковенантной теологии заключается в том, как выделить в Ветхом Завете новозаветное содержание, а диспенсационализма – какую часть Нового Завета оставить за Церковью, а какую за Израилем.
Ряд положений ковенантного богословия вызывают серьезные сомнения. Например, предвечный завет искупления. Если бы он существовал до Голгофы, второго завета (завета дел) просто не существовало бы. Спасения в ВЗ также не было, поскольку там не было полноты Откровения по этому вопросу, для ветхозаветных спасаемых (как евреев, так и язычников) оно станет возможным лишь в вечности, хотя евреи имели ряд преимущество, хотя и не были возрождены в новозаветном смысле. Тем не менее, Дух Святой оказывал свое влияние на ветхозаветных людей, но не такое же, как в НЗ. Это значит, что в ВЗ Церкви не было, хотя новозаветные обетования и присутствовали в частичном и духовном виде. Духовная сердцевина Закона ВЗ не отменяется, иначе между заветами был бы слишком большой разрыв. Многие обетования, данные формально Израилю в ВЗ, адресованы Церкви, будучи истолкованы в духовном смысле.
Конечно, воля Божья, изложенная в ВЗ, не может быть отменена, однако Бог изначально мог заложить в Своем Откровении истины, имеющие подготовительное (частичное и временное) значение. В частности закон был допущен Богом лишь «до времени» прихода благодати, причем его функции были не только ограниченными, но и временными по своему значению. Почему же Бог не мог дать людям сразу совершенное Откровение? Поскольку в историческом плане еще не была осуществлена Голгофская Жертва, позволяющая Богу поступать с человечеством по милости, а не по закону. Данное положение объясняет, почему в Божественном Откровении стала возможна отмена некоторых ветхозаветных положений.
В строгом смысле слова возможность отмены некоторых положений ВЗ изложена в самом Новом Завете. Например, «Потому что с переменою священства необходимо быть перемене и закона» (Евр. 7:12); «Отменение же прежде бывшей заповеди бывает по причине ее немощи и бесполезности, ибо закон ничего не довел до совершенства; но вводится лучшая надежда, посредством которой мы приближаемся к Богу» (Евр. 7:18-19); «Но Сей Первосвященник получил служение тем превосходнейшее, чем лучшего Он ходатай завета, который утвержден на лучших обетованиях. Ибо, если бы первый завет был без недостатка, то не было бы нужды искать места другому» (Евр. 8:6-7); «Говоря «новый», показал ветхость первого; а ветшающее и стареющее близко к уничтожению» (Евр. 8:13). «Сказав прежде, что «ни жертвы, ни приношения, ни всесожжений, ни жертвы за грех, — которые приносятся по закону, — Ты не восхотел и не благоизволил», потом прибавил: «вот, иду исполнить волю Твою, Боже». Отменяет первое, чтобы постановить второе. По сей-то воле освящены мы единократным принесением тела Иисуса Христа» (Евр. 10:8-10). Таким образом, временность действия некоторых положений ВЗ была сознательно введена Богом в Его Откровение. Когда срок их полномочий истек, не требовалось никаких дополнительных предписаний об их отмене.
Наша позиция представляет собой особую разновидность ковенантной теологии, отстаивающей принцип приоритета НЗ над ВЗ, причем в виде, допускающим отмену некоторых предыдущих установлений. Иными словами, сегодня Церковь заменила собой Израиль, исполнение земных обетований которого служило дидактическим целям и потому подразумевало духовный смысл. Это значит, что ветхозаветные заповеди к нам применимы лишь в той мере, в которой подтверждены или проигнорированы Новым Заветом. Например, почитание субботы нигде в Новом Завете не подтверждено. «Субботство» (см. Евр. 4) остается только для неверующего «народа Божьего», т.е. для Израиля. Христиане же не отличали священных дней (Рим. 14:5-6), и никто не имел права их судить за это (Кол. 2:16).
Конечно, в своем первом применении Ветхий Завет был нужен не нам, а людям ветхозаветной поры, имевшим ограниченные познания о воле Божьей. Тем не менее, он имел и дальний прицел, подготавливая сознание ветхозаветных верующих до более высокого уровня, изложенного нам в совершенстве лишь в Новом Завете. Поэтому без новозаветной корректировки содержание Ветхого Завета не достаточно для понимания совершенной воли Божьей, явленной только в Иисусе Христе (Деян. 8:31). Данное обстоятельство всегда приходится учитывать при толковании Ветхозаветной части Божественного Откровения.
Библию можно понимать только как органически целое Откровение. Различие между Ветхим и Новым Заветами весьма существенно, что невозможно объяснить без необходимости признания принципа Прогрессивности Божественного Откровения. А все частичное не может претендовать на совершенство. Кроме того, Новозаветное Откровение отменило собой, по крайней мере, временную часть Ветхозаветного, имеющую подготовительный характер. Это подразумевает не просто развитие предыдущих идей, но и их ревизию и даже отмену (кошерные запреты, почитание субботы, десятина, ветхозаветные условия развода, участие в войнах и т.д.).
Понять духовную сущность, присутствующую во внешнем материале содержания Ветхого Завета, нам помогают аллегорический и типологический методы толкования Библии. Аллегорическое толкование Ветхого Завета использовали сами новозаветные авторы (см. напр. Ос. 11:1 в Мф. 2:15; Иоиль 2 в Деян. 2; Амос 9:11-15 в Деян. 15:16-17; Иер. 31 в Евр. 8 и др.). Типологический метод толкования Библии основан на библейском символизме, а также сравнении и уподоблении некоторых событий и личностей (напр. Мелхиседек, Иосиф, Моисей, Давид, Слуга как прообразы Иисуса Христа). Этих свидетельств немного, но они важны. Цитирование автором Послания к евремя текста Иер. 31 особенно впечатляет своей заменой старого завета «новым». Частично ветхозаветные обетования уже исполнились во Христе и в Его Церкви, поэтому им нет необходимости исполняться в Израиле в будущее время. Этот подход не вписывается в рамки диспенсационалистского буквального понимания ВЗ и не имеет своего альтернативного объяснения.

  1. Инспирация и достоверность Библии.
    Под боговдухновенностью Библии мы понимаем естественную запись сверхъестественного Послания Бога, обращенного ко всем людям (2 Пет. 1:19; 2 Тим. 3:16-17). Это значит, что процесс написания книг Библии имел синергический характер: Бог посылал Свое Откровение, а избранные Им люди записывали его средствами собственного языка. При этом Божественная инспирация или боговдохновение касалась общего смысла отдельных слов и предложений, а не просто одних букв. Отдельные буквы имеют значение лишь в составе более общего контекста слов, а слова – предложений. И даже тогда, когда одно слово содержит в себе четко выраженную мысль, оно все равно отождествляется с этой мыслью, а не доминирует над нею. Понятая таким образом богодухновенность позволила делать переводы Св. Писания на другие языки.

3.1. Богодухновенность Библии в оригинале.
Боговдохновенный характер Священного Писания означает, что при его написании Бог пользовался посредством верных Ему людей, причем не в качестве печатных машинок. Хотя эти люди имели различные несовершенства, Бог все же контролировал то, что они написали, чтобы эти несовершенства не отразились на достоверности Св. Писания и не лишили его сверхъестественной авторитетности. Если бы этот контроль где-нибудь дал прореху, Бог никогда не подтвердил бы его авторитетность Своей подписью: «Слово Божье».
Кроме того, такое большое по своей численности посредство значит, что одна и та же истина могла изображаться каждым посредником различным образом. Отсюда многообразие не только стилей (история, закон, пророчество, поэзия, апокалиптика, дидактика), но и подходов к пониманию отдельных текстов Священного Писания (1 Кор. 11:19). При этом, отсутствие упоминания об авторе, взаимные цитирования или последующее редактирование библейского текста не влияет на богодухновенность Библии. Вопрос, написал ли книгу Екклезиаст Соломон или Езекия – не может лишить силы содержащихся в ней истин.
Боговдохновенный характер Писания не означает того, что оно должно всегда противоречить данным исторических и лингвистических наук, но допускает оправданную Библией возможность их сотрудничества, поскольку Бог является автором не только Священного Писания, но и естества человека и всей окружающей его действительности. Это означает, что для толкования Библии мы в праве использовать любые достижения естественных наук, имеющих к нему какое-либо отношение. Все, что создано Богом, не может противоречить тому, что Он сказал в Своем Слове.
При этом незначительные ошибки переписчиков, имеющие естественное происхождение, не создают погоды в вопросе правильного понимания Слова Божьего. Как потертые денежные банкноты или незначительно изношенные монеты все равно остаются деньгами, так и та богодухновенная печать, которую Бог положил на Свое Слово, не теряет своего значения от того, что она немного поблекла от человеческого употребления. Изображенное на ней послание Бога людям все равно легко узнается, несмотря на отсутствие идеального состояния. В любом случае признать эти ошибки Божьими мы не можем, но их количество и характер не таковы, чтобы поставить под сомнение доктринально важные истины Св. Писания.
Существует различие в степени богодухновенности отдельных утверждений библейских авторов. Павел иногда не имел полной ясности по какому-то вопросу и честно признавался в этом, тем самым отождествляясь с обыкновенным читателем Библии (Рим. 3:5; 6:19). Иногда он высказывает мысль, которую не считает достаточно авторитетной, чтобы она могла быть названа боговдохновенной, но и не достаточно тривиальной, чтобы она считалась небоговдохновенной. Иными словами, одни истины он слышал и принял от Самого Бога (напр. 1 Кор. 7:10), другие же составил из предыдущих путем сопоставления и дедукции (1 Кор. 7:25), а в некоторых вопросах так и остался без сверхъестественного откровения (Рим. 11:33).
Хотя сверхъестественный характер Св. Писания не исключает естественных причин, это не означает того, что в нем имеются ошибки. Сказанное относится даже к цитированию Библией светских источников. Любое естественное утверждение (включая свидетельства не только апокрифов, но и светских источников) должно быть признано частью Божественного Откровения только по той причине, что было упомянуто в Слове Божьем, освящающем его своим авторитетом (см. 1 Кор. 11:14).
3.2. Богодухновенность переводов Библии.
Иисус Христос не принял еврейскую традицию считать древнееврейский язык священным языком или языком богослужения (молитвы, пения, проповеди), но, обращаясь к галилеянам с проповедью, использовал арамейский язык (на нем, кстати, написаны три отрывка из Ветхого Завета: Дан. 2:4б-7:28 и Ездр. 4:8-6:18; 7:12-26). Кроме того, большинство новозаветных авторов использовало книги Ветхого Завета не в оригинале, а в переводе на древнегреческий язык, называемом Септуагинта. Кроме того, «синоптические» евангелисты, описывая одни и те же события из жизни Иисуса Христа, использовали различные слова, беспокоясь лишь о содержании общего смысла. Все это вместе взятое означает, что богодухновенность Священного Писания не привязана к букве, тем более в оригинальном ее виде, но распространяется также и на перевод, если он выполнен качественно и с учетом историко-лингвистических методов изучения оригинала.
Распространение богодухновенности на переводы Священного Писания, в ветхозаветном оригинале написанного преимущественно на древнееврейском языке, позволяет нам понять, что те люди, которые использовали Библию лишь в ее переводе на свой язык, могут быть уверенными в том, что они понимают ее правильно и на этом основании являются спасенными людьми. Если бы богодухновенность касалась только буквы и только оригинального текста Библии, тогда все христиане, не имевшие возможности знать древнееврейский и древнегреческий языки, не могли быть уверенными в правильном понимании Слова Божьего и, как следствие этого, в собственном спасении. Данное положение позволяет каждому человеку прославлять, молиться, проповедовать и служить Богу на любых языках мира.
3.3. Достоверность Библии.
Поскольку Библия создавалась не сразу, а на протяжении полутора тысячи лет, все это время Бог следил за исправностью записи и передачи Его воли пророкам и апостолам. При этом совершенный процесс создания книг Библии следует отличать от несовершенного процесса переписывания его содержания. Это различие объясняется тем, что Богом была возложена определенная ответственность за сохранность библейского текста на рядовых верующих, которые были переписчиками Св. Писания. Поскольку же переписчики не были ни пророками, ни апостолами, они обладали некоторым несовершенством, которое, тем не менее, не позволило им исказить библейский текст существенным образом. Поскольку несовершенство переписывания библейского текста, а также его переводов все равно входило в Божий промысел, оно не могло превысить меры, опасной для понимания основных библейских доктрин. Это значит, что Бог удерживал основной контроль над сохранностью библейского текста, помогая переписчикам избегать ошибок доктринального характера.
Эту мысль подтверждают т.н. «кумранские находки». Напомним, что так называется собрание древнееврейских рукописей (свыше 400 текстов, из которых 175 – библейские), найденных поблизости Мертвого моря в 1947 году. Значение кумранских находок состоит в том, что они показали, насколько мизерными были разночтения между найденными в Кумране и имевшимися до этого времени в нашем распоряжении текстами Библии. Так, например, Книга Исайи в известной нам Масоретской Библии почти полностью соответствует найденному в Кумране ее списку, который старше ее на тысячу лет. Если быть более точным, то одна глава (Ис. 53) кумранского большого свитка пророка Исаии дает лишь три разночтения сравнительно с масоретским стандартным текстом!
До открытий у Мертвого моря библейские разночтения объяснялись только ошибками переписчиков или намеренными искажениями. Теперь же выяснилось, что во времена Христа в Иудее существовало несколько вариантов оригинального текста, которых придерживались различные школы книжников. От одной из этих традиций ведет свое происхождение Септуагинта, от другой — масоретская Библия, но кумранский вариант библейского текста ближе к Септуагинте, чем к масоретской Библии. Помимо этого, эти открытия помогли уточнить ряд неясных мест в книгах Нового Завета. Например, разночтение евангелистов о дне распятия указывает на различие в дате празднования Пасхи официальным еврейским священством и кумранским. Это же замечание касается и проблемы о двух родословных Иисуса Христа.
Примечательно, что кумранский тип ветхозаветного текста по своей древности не уступает «масоретскому», причем именно с него и был сделан греческий перевод, известный ныне как Септуагинта. Древнееврейским текстом, совпадающим с Септуагинтой, еще пользовались евреи времен Оригена, однако в Средние века стали придерживаться другого варианта еврейской Библии, а первоначальный вариант был ими проигнорирован. Наличие различных версий текста Ветхого Завета лишний раз доказывает участие в истории создания Библии человеческого фактора, который Бог также использовал в Своих целях.

  1. Принципы толкования Священного Писания.
    4.1. Просвещающая функция Духа Святого.
    Священное Писание невозможно толковать правильно без Божественного содействия, поэтому нам нужно знать, в чем оно состоит и от чего зависит. Оно состоит в «просвещающем» влиянии Духа Святого (напр. 2 Пет. 1:20-21; 1 Кор. 2:13) и зависит от расположения самого читателя Библии (напр. Иак. 1:21; Евр. 4:2). Если человек проявляет искренний интерес к Слову Божьему (напр. Деян. 8:28-29; 10:2; 16:9-10, 14), Бог идет ему на встречу и помогает правильно его воспринять и исполнить в своей жизни. Если же человек не проявляет этого интереса (см. Ин. 5:40; Рим. 2:4; 1 Фес. 2:15-16), Бог может даже воспрепятствовать тому, что бы грешник правильно понял Его слово (напр. Мф. 11:25; Лк. 8:18).

Прежде, чем предъявить любому сотворенному Им существу какие-либо требования, Бог предоставил ему средства, с помощью которых тот мог сделать правильный выбор. Поскольку же Адам распорядился своей свободой и предоставленной ему Богом помощью неправильным образом, появился грех. Это значит, что грехопадение было результатом не недостатка Божественной благости по отношению к Адаму, а игнорирования ее. Таким образом, грех и погибель становятся возможными по той причине, что Бог никого не принуждает к спасению и святости. Тем не менее, причиной греха Он не является, поскольку сделал со Своей стороны все возможное в рамках непринудительного призыва, адресованного грешнику.
После грехопадения человек, а с ним и все его потомки, лишился спасительной благодати Божьей, но не лишился благодати «предварительной», основной функцией которой остается «просвещение». Грехопадение лишь помутнило первозданный «образ Божий», локализированный в душе человека, но не уничтожило его полностью. Благодаря этому, грешный человек сохранил способность правильным образом воспринимать содержание Божественного призыва, обращенного к нему через проповедь Евангелия и внутреннее побуждение («влечение») Духа Святого. Эта просвещающая функция Духа Святого направлена не только на верующих, но и на неверующих людей, поскольку Бог любит абсолютно все человечество (см. напр. 1 Тим. 2:4; Тит. 2:11).
Таким образом «предварительная» благодать или «просвещение» Духа Святого, что является одним и тем же, обеспечивает правильное понимание грешником основных истин Священного Писания, касающихся возможности его покаяния и уверования. Вера и покаяние – это требования Священного Писания к грешнику, оправданные наличием той помощи, которую предоставляет ему Бог в виде «просвещающего» действия Духа Святого. При этом они не даруются грешнику помимо его воли, а воспитываются в нем при его собственном содействии. Все это не означает способности грешного человека к проявлению добрых дел, но свидетельствует лишь о его способность к проявлению добрых желаний (Рим. 2:7; 7:18-19).
Кратко говоря, поскольку самостоятельно человек не может прийти к Богу, Господь предусмотрел для него т.н. «предварительную» благодать (Ин. 1:9; Рим. 2:4). «Влечение Отца» (Ин. 6:44) — еще одно из названий «предварительной» благодати, без непринудительного воздействия которой человек не может уверовать и покаяться. Отвергнувший это «влечение» лишается возможности спасения, но это не означает того, что оно имеет избирательный характер и скрыто от кого-либо из людей. Напротив, это «влечение» сотрудничает с волей человека, а не принуждает ее (ср. Флп. 2:12-13).
Следующий стих (Ин. 6:45) говорит о том, что к Христу приходит только слышавший и научившийся от универсального по своему характеру «влечения Отца», т.е. от призыва к спасению («все будут научены Богом»). Также об этой универсальности говорит и параллельный текст Ин. 12:32. Поэтому мы не верим в принудительный смысл слова «влечение» («притащил»), который придают ему кальвинисты. Принудительность совершенно неприменима к библейскому образу Бога, почему и говорится «насильно мил не будешь».
4.2. Историко-лингвистический метод экзегезы.
Объективный характер содержания Библии позволяет производить изучение Слова Божьего с учетом использования правил грамматики, культурных особенностей использования языка и исторических данных. Поскольку в Слове Божьем не может быть противоречий, мнимые случаи должны разрешаться при помощи более тщательного изучения и сравнения сомнительных или противоположных по смыслу отрывков Писания. Этой задачей призвано заниматься не только библейское, но и систематическое богословие, взаимодействую с другими, не относящимися непосредственно к Библии, науками.
При этом важно понять, что Слово Божье Само способно разрешить все затруднения, которые возникают при его толковании. Для этого экзегет должен помнить важное правило: затруднительные для понимания тексты Писания следует толковать в свете ясных его текстов. Это требует изучения не определенного числа выборочно взятых текстов Писания, относящихся к интересующей нас теме, а их всех. При таком комплексном исследовании затруднительной для понимания темы всегда найдется примиряющий отрывок Писания. Например, тексты Мф. 7:12 и Еф. 5:23 вполне совместимы на следующем основании: покорись другому, если хочешь, чтобы он покорился тебе. Будешь равнодушен к другому, получишь то же самое в ответ. Нежелание добра другому равнозначно злу. Поэтому объединяющая оба эти утверждения мысль такова: пожнешь точно то же, что посеял.
Если мы сталкиваемся с противоположными утверждениями, нам следует найти в Слове Божьем третье утверждение, которое бы могло создать баланс для двух предыдущих при помощи введения определенных условий. Например, Иаков говорит о том, что «Авраам оправдался делами» (Иак. 2:21), тогда как Павел утверждает о его оправдании без каких-либо дел (Рим. 4:6). Но тот же Иаков далее говорит о том, что «делами вера достигла совершенства» (Иак. 2:22). Это значит, что дела являются признаком истинной веры, но не ее причиной. И тот же Павел различает оправдание перед людьми от оправдания перед Богом (Рим. 4:2). Получается, что Иаков говорил об оправдании Авраама делами лишь в глазах других людей, тогда как Павел – именно в глазах Божьих. Следовательно, говоря об оправдании Авраама, Иакова интересовало мнение людей, тогда как Павла – Бога.
Для правильного понимания Св. Писания, читателю необходимо соблюдать некоторые условия. Первым из них является элементарное уважение к Библии (Иак. 1:5, 21; 1 Кор. 8:3), обеспечивающее читателю достаточную степень внимания (Лк. 8:18; Евр. 2:1). Кроме невнимательности еще одной помехой для правильного восприятия Слова Божьего являются личные предубеждения читателя (Рим. 9:32). Евреи не могли понять Священное Писание достаточно глубоко, поскольку изучали его букву, а не дух или смысл (напр. Мф. 19:4; 22:31; 2 Кор. 3:6, 14-15). При изучении Библии всегда следует задавать вопрос: «Почему это сказано в Писании? Какую цель оно преследует?» Это одна из причин, почему богодухновенность Библии следует рассматривать выше буквальной. Наконец, иудейские наставники отличались от христианских тем, что любили возвышаться над другими людьми (Мф. 23:5-12), тогда как христианским заповедано быть другим рабами (Мф. 20:25-27). Это означало, что никаких властных отношений между христианами быть не должно, в том числе в области учительства, миссионерства и других видов служения.
Хотя служители, изучающие Слово Божье специально, обязаны учить ему остальных верующих, они не вправе принуждать последних к собственному мнению. По этой причине такие выражения, как «повинуйтесь господам» (1 Пет. 2:18; см. также Еф. 6:5; Кол. 3:22); «повинуйтесь своим мужьям» (1 Пет. 3:1; см. также Еф. 5:22; Кол. 3:18) или «младшие повинуйтесь пастырям» (1 Пет. 5:5; см. также Евр. 13:17) следует понимать в смысле взаимного повиновения (подчеркивать повиновение одного из участников приходится лишь в случае его недостатка): «Научены Богом любить друг друга» (1 Фес. 4:9); «Друг друга предупреждайте» (Рим. 12:10); «Посему увещавайте друг друга и назидайте один другого» (1 Фес. 5:11); «Прощайте друг друга» (Еф. 4:32); «Повинуясь друг другу в страхе Божием» (Еф. 5:21); «Носите бремена друг друга и таким образом исполните закон Христов» (Гал. 6:2); «По смиренномудрию почитайте один другого высшим себя» (Флп. 2:3); «Научайте и вразумляйте друг друга…» (Кол. 3:16); «Наставляйте друг друга» (Евр. 3:13); «Будем увещавать друг друга» (Евр. 10:25; см. также 1 Фес. 5:11). Исключение составляют дети (Еф. 6:1), но лишь до сознательного возраста.
Ограничение женщин в учительстве (см. 1 Кор. 14:34) относится лишь к сложным доктринальным вопросам, равно как подчинение жен их мужьям (см. 1 Тим. 2:11-12) касается лишь духовной сферы, чтобы в семье не было двоевластия при разрешении спорных вопросов. По всем остальным вопросам должно сохраняться равенство как между супругами, так и всеми членами церкви (включая и служителей).
Предоставление ничем не ограниченной власти в духовных вопросах одному человеку намного более опасно, чем предоставление такой же власти в вопросах политических. Здесь полезно вспомнить известные слова лорда Эктона: «Любая власть развращает, поэтому абсолютная власть развращает абсолютно».
Заключение
Мы изучили в общих чертах такой предмет, как Библиология. Это показало, что Творец нашего мира и нас самих не молчит. Он позаботился о том, чтобы мы имели верное Его Слово, в котором содержится вся совокупность духовных истин, о которых мы не смогли бы узнать что-либо верное любым иным образом. При этом Бог обращается к каждому человеку, не скрывая от него Своей спасительной воли. Мы не обречены блуждать в потемках, ища истину о Боге и о духовном мире. Нам нужно только открыть наши Библии, чтобы убедиться в том, что эта книга совершенно необычная. Это позволит нам понять то, что не мы изучаем Библию, а она изучает нас. Она просвещает нас и ведет к Богу. Это самый дорогой подарок Бога, дарованный человечеству, после Иисуса Христа.