«Чтобы стать вам детьми Отца вашего»
Гололоб Г.А.
В Новом Завете существует ряд текстов Писания, которые свидетельствуют нам о том, что вопрос нашего спасения, хотя и является даром Божьим, но зависит от определенного поведении человека. К этим условиям спасения (разумеется, исключая дела) мы относим веру и покаяние грешника, проявление которых действительно ожидает от него Бог (см. напр. Мк. 1:15; Деян. 20:21). Однако кроме этих библейских текстов в Новом Завете можно обнаружить свидетельства существования и некоторых других явлений духовной жизни, которые могут претендовать на обладание статусом условий спасения.
Текст 1 Ин. 3:6, 9 мы умышленно оставляем в стороне, по причине распространенного в среде евангельских церквей понимания спасенного человека как обладателя новой природы, влекущей (не принуждающей) его к святой жизни. В свете такого толкования, которое трудно назвать буквальным, здесь может идти речь о святости как признаке спасения, чтобы не противоречить тем самым известному принципу Павла об оправдании «не по делам». В обычной речи людей иногда бывают такие обобщения, возможны они в боговдохновенном тексте.
Автору этой статьи известны три из таких мест Писания. Одно из них содержится в тексте Мф. 5:45 и связано с союзом «чтобы», отсутствующим в Синодальном переводе, но присутствующим в оригинале. Второе место мы находим в Первом Послании апостола Иоанна. Оно говорит нам о том, что только «любящий» ближнего своего познал Бога и рожден от Него (1 Ин. 4:7-8; ср. 1 Ин. 3:14-15). И, наконец, третье находится в притче Иисуса Христа о десяти девах. Оно содержит в себе требование иметь в своем сердечном сосуде достаточное количество масла (Мф. 25:1-13). Как нам понимать эти места Писания? Неужели, кроме общепризнанных веры и покаяния, существуют дополнительные условия спасения? Или же нам следует все же отнести их к признакам, но не к условиям спасения, подобно тексту 1 Ин. 3:6, 9? Ниже мы попытаемся дать ответ на этот вопрос, рассмотрев три этих текста Писания в обратной последовательности.
«Взяли масла в сосудах своих»
Этот текст Писания требует специального толкования, поскольку помещен в одной из притч Господа. При этом важно правильно истолковать не только то, что означает в этой притче масло, но и то, что представляет собой «разумность» пяти дев, определяющая их готовность встретить «жениха». Известное представление о масле, как о Духе Святом, не пригодно по богословским причинам. Духа Святого невозможно оценивать в количественных критериях, чтобы Его, как Божественную Личность, можно было как-то накопить в сердце человека, поскольку Он не какая-либо вещь, а Господин нашей жизни. Со Святым Духом нужно строить доверительные отношения, а не запасать его впрок. Наконец, поскольку Дух Святой предоставляется абсолютно всем людям и без какой-либо меры, представление о необходимости иметь Его в данной притче не отвечает на вопрос о личной ответственности человека в этом вопросе. Поэтому Иисус не мог иметь в виду здесь именно Духа Божьего, кстати, отсутствующего в ближайшем контексте.
Крейг Бломберг кратко описывает эту притчу: «Бог, подобно жениху, может задержаться с приходом дольше, чем ждут люди. Подобно мудрым девам его последователи должны быть готовы к такой отсрочке, и ученичество может оказаться труднее, чем думалось. Тот, кто не подготовится, как следует к ожиданию, подобно глупым девам может пройти «точку возврата» и, когда конец все-таки наступит, уже не сможет искупить грех небрежения долгом» (Бломберг К. Интерпретация притчей. М.: ББИ, 2005, с. 209). Но каковы условия готовности или неготовности встретить Господа? Перечислив различные толкования и отвергнув их все, как несостоятельные, Бломберг не дал собственного ответа на этот вопрос.
Разумеется, торговля «маслом» – второстепенная деталь, на которой не стоит настаивать при толковании данной притчи. А образ «невесты» специально упущен Христом как не имеющий никакого отношения к данной теме. Тем не менее, обладание этим «маслом» напрямую зависит от поведения людей. Разумеется, благодать невозможно купить, а добрые дела, наоборот, можно, но они не подходят нам, поскольку исключают собой дар благодати. Перед нами налицо свидетельство об условном характере применения к конкретному грешнику самой Божественной благодати: дар спасения следует принять и хранить самому человеку.
Тогда, может быть, здесь содержится скрытая информация о человеческой вере и покаянии, но разве можно эти явления духовной жизни измерять количественным образом? По крайней мере, в вопросе обретения спасения они либо должны присутствовать, либо не должны, но целиком. Конечно, для «плотских» верующих можно применить такие понятия, как полувера или полупокаяние, однако маловероятно, чтобы Господь говорил здесь о них. У Него здесь имеется только две категории людей: готовые к встрече «жениха» и не готовые. Вероятно, степень «масла» здесь не играет какую-либо роль.
Более подходит здесь толкование о «масле» как знаке древнего помазания, т.е. заключения завета с Богом. Поскольку любой завет основан на особых отношениях – правовых (торговая сделка) или моральных (вступление в брак), в спасительных отношениях нужно пребывать постоянно, поскольку они способны изменяться либо в лучшую, либо в худшую сторону. Как нам хорошо известно, сутью спасительных отношений между Богом и человеком является взаимная любовь. Именно этой любви может быть как достаточно для поддержания таких отношений, так и не достаточно. Вот где, скорее всего, нам и следует искать недостающее условие спасения, что вполне согласуется с содержанием следующего текста из Первого послания Иоанна.
«Всякий любящий рожден от Бога»
На этот текст богословы часто не обращают внимания, когда рассуждают о теме спасения по вере. Оказывается, вера и покаяние должны быть облечены в любовь, причем не только к святому Богу, но и к людям, порой далеким от совершенства. Правда, здесь апостол Иоанн рассуждает лишь о любви к нашему брату. Но, судя по нашему третьему тексту Писания, это лишь первая ступень в нашем налаживании отношений с Господом. Далее следует бескомпромиссное требование любить своих врагов. Но давайте разберемся с этим вопросом по порядку.
Апостол Иоанн говорит о необходимости иметь любовь друг к другу, чтобы тем самым не просто доказать себе или окружающим нам свою причастность к Божественному спасению, а явить ее на самом деле. Действительно, текст 1 Ин. 4:7 говорит нам о любви, как условии возрождения, а не как о его признаке. Конечно, иногда эти понятия используются в Писании взаимозаменяемо в зависимости от целей, которые ставит перед собой автор. Например, двояко можно понимать выражение о «святости, без которой никто не увидит Господа» (Евр. 12:14). Либо здесь идет речь о святости, достигнутой Христом на Голгофе и подаренной нам по вменению. Либо автор говорит здесь о преобразующей нас святости, но понимаемой лишь в качестве признака спасения.
Поскольку в этом тексте находится выражение «старайтесь иметь», речь идет о человеческой ответственности за дело спасения. Но если святость не является условием спасения, тогда каким образом она может иметь какое-либо отношение к обретению этого спасения или устояния в нем? Только в качестве добровольной готовности человека принять и пребывать в Божественной благодати: вменения или преображения – без разницы. Может быть, и здесь апостол Иоанн просто не делает этого различия, а упрощает ситуацию для своих новообращенных слушателей?
Скорее всего, верующий призван здесь не просто «увидеть Господа», а Его обрадовать, так что все это утверждение может не относиться напрямую к теме спасения. Но такое толкование не подходит к разбираемому нами тексту апостола Иоанна. Здесь говорится прямо, что родиться от Бога или познать Его может только любящий брата своего. Однако поскольку здесь идет речь о брате, трудно увидеть в нем неверующего или невозрожденного человека. Стало быть, апостол Иоанн рассуждает о духовном опыте человека лишь после его уверования, а не вообще. Но даже и в таком случае, если любовь к брату может влиять на вопрос пребывания в спасении, тогда она автоматически должна также влиять и на вопрос обретения этого спасения по вере.
Некоторые кальвинисты учат, что до получения человеком спасения от него самого ничего не зависит, а начинает зависеть лишь после этого момента. Однако, Библия не считает невозрожденного человека совершенно пассивным в духовных вопросах. Напротив, он призывается Богом к проявлению личных веры и покаяния, что Бог не может сделать вместо него совершенным образом. Если бы последние причинялись самой Божественной благодатью, тогда они перестали бы быть личными человеческими качествами. Действительно, ведь не Бог должен каяться и верить вместо нас, а мы сами. В момент духовного возрождения Божественная Личность не подменяет Собой личность человеческую, а вселяет в нее Духа Святого, о котором сказано, что Он дается только «повинующимся Ему» (Деян. 5:32; ср. Деян. 7:39).
Тем не менее, послушание это не такого рода, которое требует от человека Божья справедливость, но такого, которое от него требует Его любовь. Это означает, что мы снова возвращаемся к теме любви. Стало быть, невозможно впустить в свое сердце Божью любовь только для того, чтобы оставить ее лишь для себя родимого. Приватизировать спасенному человеку Божественную любовь нельзя, ее нужно только распространять дальше. Это означает, что для познания Бога и возрождения необходимо принять Божье требование любить с ее помощью также и других людей. До настоящего времени это означало согласие грешника всецело подчиниться требованиям Божественной любви (не справедливости).
«Чтобы стать вам детьми Отца вашего Небесного»
Текст из Евангелия от Матфея интересен тем, что привязывает наше сыновство к теме любви не просто к людям, а к врагам. Это очень веское требование. В переводе Сергея Аверинцева весь этот фрагмент (Мф. 5:43-48) выглядит следующим образом: «Вы слышали, что было сказано: «возлюби ближнего твоего, и возненавидь врага твоего». Я же говорю вам: любите врагов ваших и молитесь за тех, кто гонит вас, чтобы стать вам детьми Отца вашего, Который на небесах; ибо Он являет солнце Свое над злыми и добрыми, и посылает дождь для праведных и неправедных. Ведь если вы будете любить тех, кто вас любит, какая у вас заслуга? Разве мытари не делают того же? И если вы дружелюбны только со своими, что в том особенного? Разве язычники не делают того же?/ А вы будьте совершенны, как совершен Отец ваш Hебесный».
Призыв к совершенствованию здесь следует понимать не в смысле действительной возможности стать совершенным, от чего будет зависеть наше спасение, а в смысле постановки и продолжения следования к цели, достигнуть которую в ее полноте мы никогда не сможем, находясь в смертном теле. Тем не менее, мы должны двигаться к этой цели, даже если ее и не достигнем в земных условиях. Пусть мы не сможем победить грех в себе совершенным образом, однако причиняют славу нашему Господу и текущие наши победы, которые мы совершаем по своим силам.
В этом месте Писания Господь Иисус говорит Своим ученикам о том, что им следует любить своих врагов, чтобы сделаться детьми Божьими. Стать сыном Бога можно и по вменению, но как можно по вменению любить своих врагов? Стало быть, речь здесь идет не о вменяемой части спасении, а о реальной, связанной с самим возрождение. Действительно, возрождение представляет собой необходимую часть измененной благодатью Бога природы грешника. Пусть это еще и не полная святость, но святость определенная, которая приходит в жизнь грешник сразу и без опозданий.
Так что же значит для нас требование Христа любить своих врагов? Это значит, что для того, чтобы получить спасение, приобщившись к любвеобильной природе Бога, грешник должен сдаться в плен Божественной любви, поскольку на большее он не способен в силу своей греховности. Разумеется, в этом его действии нет и не может быть никаких заслуг. Как же грешник может достигнуть этого? При помощи т.н. «предварительной» благодати, которая подготавливает «всякого человека» к покаянию (см. напр. Ин. 1:9; Рим. 2:4). Действительно, и в вопросе спасения Бог ничего не делает без особой подготовки, которой занимается Дух Святой в жизни невозрожденного человека. Действительно, если Бог любит абсолютно всех людей (см. напр. 1 Тим. 2:4; Тит. 2:11), тогда каким образом не должны любить всех и мы, рожденные от Его любвеобильной природы дети?
Заключение
Наше исследование привело нас к необходимости признать существование эксплицитно содержащегося в Писании условия спасения, которым является любовь. Оказывается, без любви ни покаяние, ни вера не имеют подлинной ценности. Это подобно тому, как нет этой ценности и без видимого выражения покаяния и веры в виде вербального исповедания (см. напр. Мф. 10:32). Также нет их и без проявления человеком элементарной совести (см. напр. 1 Тим. 1:19). Тем не менее, мы не можем считать все эти качества человека полноценными условиями спасения, поскольку прямо об этом в Писании не говорится. Скорее всего, в нем подразумевается то, что подлинные покаяние и вера должны быть облечены в любовь, без которой любой духовный подвиг есть ничто перед Богом (см. 1 Кор. 13:2).