Александр Скробко
repentance-1
Дебаты по этому вопросу длятся уже сотни лет. И я не думаю, что смогу их сегодня остановить. Тем не менее, мне хотелось бы поделиться с вами своими соображениями по этому вопросу.
Но сначала немного истории. Доктрина «вечного спасения» является одной из составных частей кальвинистского вероучения и утверждает, что однажды спасенный человек уже никогда не потеряет своего спасения, какие бы дела он ни творил. В целом кальвинизм берет свое начало от Жана Кальвина, жившего в Женеве (Швейцария) с 1509 по 1564 гг. Он был церковнослужителем, имеющим большой вес не только в религиозных кругах, но и в светских, оказывая огромное влияние на политику городских властей. Во время служения Кальвина Женева стала протестантским Римом, а сам Кальвин считался, если так можно выразиться, протестантским «папой». Он отстаивал свои убеждения и доктринальные взгляды очень ревностно и порой жестоко. За четыре года (1542-1546) в Женеве, с населением в 16 тысяч человек, были сожжены 52 и изгнаны из города 76 человек, в большинстве своем из-за несогласия с взглядами Кальвина. То есть, это была своего рода протестантская инквизиция.
Но гораздо большим вредом кальвинизма является то, что он губит души уверовавших, «гарантируя» безнаказанность за беззаконную жизнь. Это учение продолжает жить и здравствовать, особенно в Америке. Оно не ограничивается какой-либо одной деноминацией, но переходит границы практически всех протестантских вероучений, проникая даже в непротестантские конфессии, в частности в баптистскую (баптисты существовали задолго до Реформации). Например, американские баптисты являются ревностными приверженцами доктрины «вечного спасения».
Чем же они обосновывают свое учение? Место Писания, чаще всего используемое для подтверждения этой доктрины, – это Иоан. 10:27-29: «Овцы Мои слушаются голоса Моего, и Я знаю их. И они идут за Мною. И Я даю им жизнь вечную, и не погибнут вовек, и никто не похитит их из руки Моей; Отец Мой, Который дал Мне их, больше всех, и никто не может похитить их из руки Отца Моего». Аргумент в пользу «вечного спасения» строится следующим образом: если никто не может похитить нас из руки Божией, значит, и мы сами не можем никуда из нее деться. Такая логика приводит нас к странному парадоксу: после спасения человек теряет свободу выбора, становясь навсегда привязанным ко Христу (даже живя беззаконно), а Бог становится бессильным отвергнуть этого беззаконника от Себя. И человек, и Бог застряли в нежеланном положении навеки.
Но это не единственное место из Писания, которое берется в основание теории «вечного спасения». Их очень много, и здесь всех их невозможно перечислить. Хотелось бы, однако, предложить некоторые ключевые слова и фразы, по которым определяются места Писания, используемые для поддержки теории «вечного спасения»:
1. Места Писания, в которых говорится о вечном спасении. Аргумент строится следующим образом: если спасение вечное, то его не потеряешь. Если же спасение можно потерять, то оно уже не вечное.
2. Места, где говорится о запечатлении Святым Духом. Аргумент строится следующим образом: если Бог ставит печать, то это есть Его обещание, которое никогда не нарушится.
3. Места, где говорится об усыновлении. Аргумент строится следующим образом: став сыном, человек не может опять стать «не сыном». Он может быть плохим, блудным, но все равно сыном; следовательно, оставаться спасенным.
4. Места, которые говорят о спасении по вере, а не по делам. Аргумент строится следующим образом: если спасение приобретается не делами, то и потерять его из-за дел невозможно.
Хотелось бы коснуться нескольких из этих аргументов кальвинизма и обнаружить несостоятельность их человеческой логики и прямого противоречия Священному Писанию.
Первый аргумент, предлагаемый для рассуждения, это — аргумент сыновства. При этом всегда вспоминается Притча о блудном сыне (Лук. 15:11-32), который даже в далекой стране, на свиных пастбищах, не переставал быть сыном. И в конце притчи мы видим его с перстнем на руке и в новой одежде, данной отцом. Ради контраста приводится текст 2 Пет. 2:22: «пес возвращается на свою блевотину, и вымытая свинья идет валяться в грязи». То есть, сын всегда возвратится, а пес и свинья – нет. Блудные сыновья – это люди, спасенные однажды и навеки. А свиньи и псы – это те, которые с виду были верующими, но на самом деле никогда не получили возрождения и вместе с ним усыновления, и поэтому они возвращаются в грязь.
В этих рассуждениях упускается одна очень важная мысль, которую отец высказал вслух дважды, слугам и старшему сыну: «ибо этот сын мой был мертв» (ст. 24; ср. ст. 32). Я понимаю, что так можно сказать о сыне только после получения похоронки. В таких случаях отец перестает ждать сына. В притче же отец ждал сына и, в то же время, считал его мертвым; когда он увидел сына издали, то сказал, что тот ожил. О физической ли смерти говорил отец или о духовной? Конечно, о духовной. Поэтому мы все прекрасно понимаем, что, когда отец сказал: «мой сын был мертв», то он считал его для себя несуществующим, похороненным, даже если его сын физически еще был жив. Это называется отречением отца и потерей сыновства для сына.
Кроме того, сын ожил не тогда, когда отец пошел на свиные пастбища, чтобы дать ему перстень и одежду, а тогда, когда юноша пришел в себя и самостоятельно вернулся к отцу. Утерянное сыновство вернулось к сыну в тот момент, когда отец своими глазами увидел его возвращающимся, а не до этого момента. Пока этого не произошло, сын был пропавшим, мертвым. Это ли можно назвать «вечным спасением»?
Еще одна зияющая дыра в аргументе сыновства заключается в том, что в Писании мы уподобляемся не только сыновьям, но и рабам (Лк. 17:10). А что будет с неверными рабами? Христос говорит: «рассечет… и подвергнет одной участи с неверными» (Лк. 12:46). Участь с неверными никак не может быть «вечным спасением», но, напротив, является вечным наказанием.
Второй аргумент, которого хотелось бы коснуться, это – спасение по вере, а не по делам. Конечно, с самим этим утверждением я абсолютно согласен, но с ложным выводом из него о том, что дела не свидетельствуют о потере спасения, я не могу согласиться. И вот почему: если это – правда, значит ли, что и падшие ангелы спасены, поскольку о них сказано, что они «веруют и трепещут» (Иак. 2:19)? Более того, у них есть сыновство, значительно выше нашего – не по усыновлению, но по сотворению (Иов. 1:6, 2:1, 38:7; Пс. 88:7). Свидетельствуют ли их дела о лишении ими Божественной благодати? Конечно. Писание ясно говорит, что им уготован «огонь вечный» (Мф. 25:41), а не «вечное спасение»!
Хотелось бы также порассуждать о том, как Бог определяет спасенного человека: «И кто не был записан в книге жизни, тот был брошен в озеро огненное» (Откр. 20:15). Отсюда видно, что спасенные записаны в «книге жизни», а неспасенные – не записаны. По теории «вечного спасения» получается, что Бог не может вычеркивать имена из этой книги. Как же тогда понять текст Откр. 3:5, где сказано: «побеждающий облечется в белые одежды, и не изглажу имени его из книги жизни…»? Христос дает особенное обещание побеждающему: «не изглажу…» Что же особенного в этом обещании, если и имя побежденного тоже не изгладится? И зачем побежденному каяться, если его имя все равно не изгладится из книги жизни? Неужели обещание Христа лишено всякой ценности и мотивации к победе? Нет, конечно, Христос не давал пустых обещаний.
Некоторые кальвинисты говорят, что в книгу жизни записываются имена всех рожденных на Земле, а изглаживаются только неуверовавшие во Христа. Тогда как понять слова Христа, сказанные ученикам: «…радуйтесь тому, что имена ваши записаны на небесах» (Лк. 10:20)? Что здесь особенного и радостного, если на небесах записаны имена всех живущих на Земле? Очередная нестыковка и несуразность кальвинистского понимания «вечной жизни».
Теперь поговорим о святых делах, как очевидном признаке спасительной веры. Очевидная проблема учения кальвинистов состоит в толковании текста Откр. 3:5, поскольку этот стих ими вырывается из контекста послания Сардисской церкви: «…знаю твои дела; ты носишь имя, будто жив, но ты мертв. Бодрствуй, и утверждай прочее близкое к смерти; ибо Я не нахожу, чтобы дела твои были совершенны пред Богом Моим. Вспомни, что ты принял и слышал, и храни, и покайся. Если же не будешь бодрствовать, то Я найду на тебя, как вор, и ты не узнаешь, в который час найду на тебя. Впрочем, у тебя в Сардисе есть несколько человек, которые не осквернили одежд своих и будут ходить со Мною в белых одеждах, ибо они достойны…», – и далее идет обещание побеждающему, которое мы уже разобрали. Почему эта церковь названа мертвой? Потому, что дела ее оказались несовершенными, поскольку она не «хранила» принятое от Бога. Это же ведет к осквернению одежд. А осквернение одежд ведет к смерти.
Слова Христа «ты мертв» никак не могут означать «вечного спасения». Может быть, эти мертвые никогда не были спасены, и именно поэтому Христос призывает их к покаянию? Но тогда что им следует «вспоминать»? Что они «приняли»? Что они «слышали»? Если они никогда не знали Христа, то призыв «вспомни!» абсолютно бесполезен. Отсюда ясно видно, что это – люди, некогда имевшие Христа своим Спасителем, но потом умершие для Него и вечной жизни. И только лишь потому, что не хранили Божьей благодати, так что дела их стали несовершенными. Это – люди побежденные, поэтому их имена изгладятся из книги жизни. О них и говорится в тексте 2 Пет. 2:20: «Ибо если избегши скверн мира через познание Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, опять запутываются в них и побеждаются ими, то последнее бывает для таковых хуже первого». «Познание Господа и Спасителя Иисуса Христа» – это и есть спасение, это и есть искупление. И вот эти же самые люди запутываются и побеждаются сквернами, от которых некогда освободились, и именно это их греховное состояние ведет к духовной смерти и потере спасения.
Как же понять текст 1 Иоан. 1:8: «Если говорим, что не имеем греха, обманываем самих себя, и истины нет в нас»? Кальвинисты вопрошают: «Кто же может спастись?» Ответ прост: спасется не безгрешный (таковых на земле нет!), но побеждающий грех. Победа над грехом заключается в его исповедании и очищении (1 Иоан. 1:9). Побежденный и побеждающий похожи тем, что оба падают. Но они отличаются тем, что побеждающий встает и очищается, а побежденному нравится валяться в грязи (2 Пет. 2:22)!
Хотелось бы обратить внимание на текст Рим. 11:19-22: «…ветви отломились, чтобы мне привиться. Хорошо. Они отломились неверием, а ты держишься верою: не гордись, но бойся, ибо, если Бог не пощадил природных ветвей, то смотри, пощадит ли тебя. Итак, видишь благость и строгость Божию: строгость к отпадшим, а благость к тебе, если пребудешь в благости Божией; иначе и ты будешь отсечен». В нем говорится о том, что мы прививаемся благостью и держимся верою, пребывая в этой благодати. С другой стороны, указывается причина отламывания «природных» ветвей: неверие.
Но это не единственная причина, по которой отсекаются природные ветви. Еще одной причиной отсечения ветвей является бесплодие, то есть нераскаянность сердца, ведущая к несовершенным делам, как в Сардисской церкви. «Всякую у Меня ветвь, не приносящую плода, Он отсекает… А такие ветви собирают и бросают в огонь, и они сгорают» (Иоан. 15:1-6). Вот здесь и разлетается вдребезги человеческая логика кальвинизма: «лишиться спасения невозможно по делам». Писание ясно говорит нам о том, что мы прививаемся к спасению не делами, а верою, но вера не бывает бесплодной (Иак. 2:20; Еф. 2:10), поэтому отсутствие плодов указывает на состояние отсечения от спасения. Павел спрашивает: «видишь благость и строгость Божию?» Кальвинизм видит благость (слава Богу за благость), но не видит строгости Божией. От этого статистика разводов, алкоголизма и наркомании в их церквях такая же, как и во всем мире.
И последний аргумент, напрямую доказывающий возможность потери спасения верующим человеком, записан в тексте 1 Кор. 8:10-11: «ибо если кто-нибудь увидит, что ты, имея знание, сидишь за столом в капище, то совесть его, как немощного, не расположит ли и его есть идоложертвенное? И от знания твоего ПОГИБНЕТ немощный БРАТ, за которого умер Христос». Здесь ясно говорится о возрожденном человеке, так как апостол Павел называет его «братом» во Христе. И погибель здесь имеется ввиду не физическая, а духовная (от мяса, даже идоложертвенного, не умирают). Так что, если тот брат, за которого умер Христос, может погибнуть, то может погибнуть и всякий из нас, не бодрствуя над своим спасением.
«Итак, возлюбленные мои… со страхом и трепетом совершайте свое спасение» (Флп. 2:12).
Источник: Журнал «Свет Евангелия» № 5 за 2009 год, (г. Спокен, США), С. 6-8.